Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

К одному прошлому посту, подборка цитат Ван Кревельда о войне

В качестве довеска к этому. Те самые бессмертные высказывания: "можно заподозрить, что если бы мужчин поставили перед выбором, они скорее бы отказались от женщин, нежели от войны" и "из всех видов человеческой деятельности существует только один, сравнимый с этим, а именно половой акт, и это очевидно уже из того факта, что одни и те же слова часто употребляются для описания этих двух видов деятельности. Однако возбуждение, испытываемое на войне во время боя, вероятно, даже сильнее, чем сексуальное".

Видимо, на будущее, чтобы потом сослаться (прячу орехи по углам, как белка!):

"Во все времена мужчины возмущались, если им приходилось играть женскую роль, поскольку сие оскорбляло их мужское достоинство, вплоть до того, что это иногда применялось в качестве наказания. Если бы мужчин заставили воевать рядом с женщинами или против них, то либо война превратилась бы в пародию (кстати, это и есть обычный способ увеселения во многих культурах), либо мужчины с отвращением сложили бы оружие. Каким бы желанным ни был для некоторых такой исход, он принадлежит к области вымысла. Можно заподозрить, что если бы мужчин поставили перед выбором, они скорее бы отказались от женщин, нежели от войны".

"Всё это, конечно, предположение. Их практическая значимость состоит в том факте, что если отнять у армии боевой дух, то такой армии будет грош цена".

"В некоторых смыслах, война является наиболее альтруистическим из всех видов человеческой деятельности, который сродни священнодействию и сливается с ним. Именно отсутствием "интереса" со стороны тех, кто презирает смерть и храбро погибает, объясняется тот факт, что общество часто оказывает им величайшие почести, и даже порой включает их в пантеон и чтит, как богов, подобно тому, как это происходило с древнегреческими и древнескандинавскими героями".

"Те, кто смотрит смерти в лицо, вошли в царство, где над ними уже не властны смертные, и где они уже не подчиняются ничему, кроме своей свободной воли".

"Говорят, что генерал Роберт Ли однажды сказал: "Хорошо, что война так ужасна, иначе бы мы любили её слишком сильно"".

"Уже Геродот, "отец истории", объясняет своё решение взяться за перо необходимостью записать сведения о "великих и славных подвигах" людей, под которыми, безусловно, он не имел в виду успехи этих людей в разведении домашней птицы".

"Войну отличает от других видов деятельности и делает уникальной именно то, что она самая опасная из них, на неё фоне бледнеют все прочие, и ни один из них не может составить ей адекватную замену. Куда бы мы не бросили свой взор, мы увидим, что встречаемое противодействие - лишь жалкое подобие того, что бывает на войне. Иногда его оказывают неодушевлённые предметы, лишённые способности мыслить, - в  таком случае вряд ли оправдан разговор о каком-либо противодействии (как бы не любили альпинисты говорить, что горы "сопротивляются" попыткам их покорить). В других случаях противодействующая сторона представлена животными, как в случае охоты. Некоторые животные большие и опасные, другие - маленькие и безобидные. Но поскольку их способность разумно реагировать на ход происходящего ограничена, существует предел тому, что можно выиграть, их одолев.

Человеческие состязания, которые не дотягивают до войны, известны, как игры. Все игры обязаны своим существованием тому, что у них есть правила, и фактически, они определяются этими правилами. О какой бы игре ни шла речь, функция правил заключается в том, чтобы ограничить выбор снаряжения, которое допустимо использовать, набор человеческих качеств, которые можно задействовать в поединке, и, что самое важное, размеры допустимого насилия. Все такие ограничения искусственны, а поэтому в определённой степени смысла абсурдны.

Уникальность войны состоит именно в том, что она всегда была и по-прежнему остаётся единственным творческим видом деятельности, в котором разрешается и требуется неограниченная отдача всех способностей человека, нацеленная против оппонента, который потенциально так же силён, как и сам человек. Это объясняет, почему на протяжении всей истории человечества войну часто считали последней проверкой того, чего стоит человек, или, если говорить на языке прежних времён, судом Божьим.

Противостояние опасности приносит столь огромную радость и наслаждение благодаря ни на что не похожему чувству свободы, которое с ним связано...

Таким образом, воину дано приблизиться к границе, разделяющей жизнь и смерть, или даже её пересечь. Из всех видов человеческой деятельности существует только один, сравнимый с этим, а именно половой акт, и это очевидно уже из того факта, что одни и те же слова часто употребляются для описания этих двух видов деятельности. Однако возбуждение, испытываемое на войне во время боя, вероятно, даже сильнее, чем сексуальное".

"Однако верно и то, что успешное ведение войны требует своего рода мальчишеского энтузиазма. В свою очередь, этот энтузиазм может привести к тому, что обладающие им так и останутся мальчишками. Война всегда была делом юных".

"Одним словом, война - это грандиозный театр. Театр замещает собою жизнь, становится ею; жизнь, в свою очередь, становится театром. Мы, рациональные стратеги, вольны высмеивать театральные аспекты войны, называя их неуместными и глупыми, и действительно, занять такую позицию труда не составляет. Однако у нас перед глазами вся история войн, которая свидетельствует, что ради именно таких глупых безделушек - при условии, что они воспринимаются достаточно серьёзно, - люди охотно и отважно встречают опасность, совершают героические поступки и подвергают риску свою жизнь. В конце концов, война именно в том и заключается, чтобы рисковать жизнью, совершать героические поступки и храбро встречать опасность. Вовсе не будучи, по Клаузевицу, средством достижения целей, война может вдохновить людей на борьбу только потому, и лишь в той мере, в какой она является единственным видом деятельности, способным свести на нет различия между целями и средствами. Высшая степень серьёзности заключена в игре".
Tags: бог войны
Subscribe

  • Этические системы Крылова

    А что навсегда останется со мной — это предложенная Константином Крыловым модель этики (в " Поведении"), четыре возможные этические системы. Я…

  • Четыре школы, четыре пути: магия выживания

    А вот есть у меня цикл постов, который я так и не написал, хотя рассказывал о нём друзьям (да и не один, собственно). Может, попробовать рассказать…

  • Крылов и Лефевр

    Словами gcugreyarea, Выживание системы -> Стабилизация системы - > Комфортность системы - > Безопасность от системы. Первая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments