Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:
  • Mood:
  • Music:

Ведьма и Змей

Посвящается h_factor

Сегодня я хотел бы рассказать не о фильме, а о фантастическом рассказе, который я прочёл в журнале "Если", в те времена, когда тот ещё выходил в формате А4. Было это давно, и неправда, и по усам текло, да в рот не попало, а что я забыл иль перепутал, то не моя вина.

Главный герой рассказа - американский репортёр. Завязку я не помню, но суть в том, что его вызвали в клинику, где в коме лежал знаменитый автор [дешёвых] книг в жанре героической фэнтези. Каким-то образом главный герой согласился быть подопытным кроликом в испытании аппарата, который позволяет двум людям видеть общий сон - как в фильме "Клетка" (и в сериале "Охотники за сновидениями"), если кто смотрел. С помощью этого аппарата планировали научиться выводить людей из комы... боже, что я объясняю... Одним словом, рёпортеру дали задание вывести фантаста из комы, для чего его и подключили к воспалённому разуму последнего.

В чём была проблема? Фантаст-фэнтезийщик перетрудился, пытаясь закончить в срок очередную книгу, и провалился в мир собственного воображения. Там он был мужественным и мускулистым варваром, героем недописанной книги, и, естественно, не хотел возвращаться. Более того, фантаст настолько хорошо сжился с новой ролью, что практически забыл о реальном мире. Ещё чуть-чуть, и он бы остался в коме навсегда.

Сначала репортёр пытался расшевелить его с помощью воспоминаний о реальной жизни. Бесполезно. Он не хотел вспоминать. И так понятно, что именно от этой жизни он и сбежал в свои грёзы. Но репортёр не был профессиональным психологом, как, впрочем, и я; поэтому ему приходилось действовать методом тыка, а мне - криво объяснять происходящее на пальцах :).

Попробую. Как я уже сказал, фантаст в этом мире считал себя собственым героем, мужественным и непобедимым. Воспоминания о том, кто он на самом деле, казались ему неприятным сном, который надо поскорей забыть. И он никак не мог понять, чего хочет от него этот странный человек. Но одновременно фантаст продолжал создавать и контролировать свой мир - хотя на сознательном уровне и не отдавал себе в этом отчёта. И это я-демиург, конечно, знало, что мир ненастоящий - и тем сильнее за него держалось.

Да. И те, кто смотрел вышеупомянутые фильмы (или хотя бы "Матрицу"), помнит, что, согласно правилам, когда человек погибает в том мире иллюзий, его тело умирает и в нашем. А уж фэнтезийщик наполнил свой мир всевозможными ужасами и страхами - чтобы иметь возможность красиво изничтожить их в качестве я-героя.

Вторая попытка, предпринятая репортёром, была основана на том, что оказавшись во сне другого человека, и при этом понимая, что это сон, он мог, в определенных пределах, управлять происходящим. Он стал вводить в мир писателя невозможные, абсурдные вещи, откровенно дисгармонирующие с окружающей псевдореальностью. Проще говоря, он стал стебаться. Писатель ведь очень серьезно относился к своему творчеству, и мир у него был невероятно пафосный. Главный герой начал высмеивать этот пафос, надеясь заставить автора проснуться.

В пустыне их окружили страшные монстры. Главный герой выдумал телефонную будку, зашёл в неё и позвонил своему знакомому полицейскому. По фильма и книгам мы знаем, что у каждого уважающего себя американского репортёра есть знакомый полицейский, который сообщает ему оперативную информацию в обмен на автографы знаменитостей или билеты на матчи. Итак, после звонка тут же приехала нью-йоркская полиция, повязала монстров и увезла их в сторону горизонта. Видимо, в направлении ближайшего полицейского участка. "Спасибо, Джек, с меня два билета на бейсбол", - сказал главный герой выдуманной версии своего знакомого полицейского.

Потом главный герой и писатель попали в Логово Врага. "Мы в плену у коварного Змея и его Ведьмы", нагнетал обстановку мужественный воин-варвар. Репортер присмотрелся и увидел трон, у подножия которого свернулся огромный, но, в остальных отношениях, банальный удав. А вот на троне сидела очень даже аппетитная, хотя и злобная дамочка. "Знаешь, в этом сезоне в моде юбки покороче", - и репортёр усилием мысли явил миру большую часть её прелестных ножек.

То что, происходило в течении следующих пяти минут, было гораздо смешнее, чем мог бы описать сам автор рассказа, не говоря уже о вашем покорном слуге. Тут надо подключать воображение. Сознания писателя и репортёра начали отчаянный поединок воли, заключавшийся в том, что первый удлинял ей платье, пытаяся вернуть сцене серьезность, а второй, наоборот, делал из платья миниюбку. Наш человек.

Тем временем, сценарий развивался своим чередом, и Ведьма приговорила их к Страшной и Мучительной Смерти, приказав бросить в подземелье. К очередным страшным монстрам. Но если раньше ситуация каждый раз подразумевала грядущее спасение и повод для проявления героизма - а как же иначе - то теперь, после того, как каждую такую возможность репортёр перечеркивал своими идиотскими шуточками, я-демиург жаждал крови. Он начал создавать безвыходные ситуации, в которых я-герой был обречен на смерть, а вместе с ним и эта мерзкая заноза в ткани мира. Возможно, автор не осознавал, что вместе со своим героем он убьёт и себя, а следовательно, и собственный мир; возможно, он подсознательно жаждал смерти.

А у репортёра начались перебои с чувством юмора, так как атмосфера становилась всё мрачнее и, как бы это сказать... реальнее. Что очень некстати, когда тебя окружают страшные монстры. Зато он вспомнил, как во время армейской службы ему пару раз дали пострелять из огнемёта, и как зашибательски это было. Так что он тут же выдумал себе огнемёт, ещё круче, чем в жизни, и угостил монстров напалмом. Было весело. Но жизнерадостность куда-то пропала.

Из подземелий они вышли на арену, где их поджидал... МОНСТР. Сознание писателя-фэнтезийщика увело таки ситуацию в воронку без выхода. Теперь он действительно хотел смерти, лишь бы прикончить гада, осквернившего его мир. "Он не победим. Его нельзя уничтожить. Мы обречены", со скрытым злорадством произнес воин-варвар, указывая на ползущую к ним гору харкающей кислотой слизи.

Тварь не боялась ничего, что может выдумать человек за одну минуту. Тем более, если в течении этой минуты к нему приближается подобное НЕЧТО. И репортёр почувствовал, что теперь, действительно, всё. Абзац

...В детстве репортёра, который тогда ещё не был репортёром, мучили жуткие кошмары. Они жили на ферме с отцом. Отец был простым человеком, настоящим рэднеком. Как-то он отвёл сына в поле и показал ему огромный (особенно для ребёнка) револьвер. Дал ощутить в руке его тяжесть. Объяснил, как устроено оружие. Даже, придерживая руку сына своей, разрешил тому выстрелить по пустой банке. А перед сном положил револьвер (естественно, разряженый) сыну под подушку. "Запомни, сынок, что я тебе сейчас скажу. Если будет страшно, просто возьми его в руку". И ребёнок смог спокойно заснуть. Кошмары кончились, Навсегда.

...И теперь он протянул руку под подушку и достал револьвер. А потом разнёс тварь к чертовой матери. Потому что шесть пуль были способны уничтожить всё, что движется, и не было страха, который бы не испугался отцовского револьвера. Он помнил это.

...И они очнулись на больничной койке. Он победил. Он вытащил писателя, чтобы тот снова мог радовать поклонников своего творчества. Но репортёру это никаких дивидентов не принесло. Писатель ненавидел его, хотя уже и не помнил, за что. Но это ещё можно было объяснить. А как объяснить полицейского, который позвонил ему и спросил, когда он сможет, наконец, получить обещанные билеты на бейсбол? То, что репортёр вскоре встретил девушку, которая была точной копией Ведьмы, ещё можно было списать на то, что писатель её знал и использовал, в качестве прототипа для своей героини. Но ведь она тоже испытывала к главному герою непонятную ей самой антипатию; впрочем, как и положено женщине, она даже не старалась её анализировать, просто ненавидела его, и всё. Так что его надежды на знакомство пошли крахом. Добрые дела не окупаются.

P.S.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments