Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Об играх в "колечко" и культурных ориентирах

Эх :). Хочется набить что-нибудь такое, в обычном стиле...
"Колечко" - это когда мы располагаем наши пункты по четырём сторонам квадрата, или по четырём ячейкам матрицы 2х2...  Когда очередную четвёрку нельзя напрямую свести к формуле, я использую чисто субъективный подход. Представим себе идеального носителя той или иной этической системы, на основе формул Крылова. Если четыре понятие превратятся в четыре магических артефакта с соответствующей силой, какой из них выберет для себя наш герой?

Есть просто пост, который я давно хотел процитировать в этом контексте :).
"Дано: человек. И нечто или некто, от кого или чего он зависит. Зависимость человека от кого-то\чего-то может быть желательна и нежелательна. Независимость - тоже. Итого имеем четыре случая, четыре переживания, направленных на объект зависимости.

Переживание желательности своей зависимости. Острая форма такого переживания называется любовь. "Хорошо, что принадлежу" (кому-то, чему-то).

Переживание нежелательности своей зависимости. Острая форма такого переживания называется ненависть. "Плохо, что принадлежу" (кому-то, чему-то)...

Переживание желательности своей независимости - то, что в русском языке называется "воля". "Хорошо, что не принадлежу" (кому-то, чему-то).
Эта  эмоция является желательной в той самой "северной этике". Этичное  поведение в рамках "северной этической системы" направлено именно на то,  чтобы испытать это переживание. "Весь дискурс"™ насчёт "отгребитесь от  меня" как основном поведенческом стимуле, а равно прикидки по обществу,  на оном построенном, ещё будет и будет...


Переживание нежелательности своей независимости - "Плохо, что не принадлежу" (кому-то, чему-то)... а вот это то самое, что русским упорно пытаются прописать в настройки по всякому поводу. Отличие от любви здесь именно в том, что о принадлежности как состоянии и речи не идёт".

Мне, конечно, хотелось бы сказать, что "он совершенно не понимает сути Севера", но в данном случае, он прав. У меня по другому не получается. Разве что "воля" - слишком громкое и неоднозначное слово, но если как у Пушкина, "на свете счастья нет, а есть покой и воля", то вполне. "Человек никому не принадлежит (человек принадлежит только себе) и это хорошо"  - это Север.

Но зато я бы оспорил трактовку "переживания нежелательности своей независимости". Вообще, с моей точки зрения, здесь, как и у Крылова, не будет симметрии между положительными и отрицательными формулировками. У Крылова "делать, что делают другие" не равно "не делать того, что другие не делают"; таким же образом, "не принадлежать - хорошо" не будет равно "принадлежать - плохо". Если положительные утверждения, во многом, являются констатацией факта ("и увидел он, что это хорошо"), то отрицательные - нечто вроде декларации намерений. Человек, ненавидящий рабство, не обязан сам быть рабом. И обратно - разница между "принадлежать хорошо" и "не принадлежать плохо" не в том, что во втором случае "о принадлежности как состоянии и речи не идёт" (почему?), а в том, что человек сознательно делает выбор в пользу зависимости.

Даже удивительно, что 17ur сам не осознал, что именно он написал. Итак, "переживание нежелательности своей независимости", человек не должен быть сам по себе, и это постоянно приписывают русским, что такое? "Кто победит в неравном споре, кичливый лях иль верный росс?" Это служение, преданность, верность.

Соответственно, я бы сказал, что с точки зрения этических систем Крылова, здесь речь пойдёт о культурных ориентирах соответствующих систем.

"Человек всегда чему-то принадлежит, он является частью чего-то большего, и это хорошо" - Юг, любовь к своему. Ты родился в племени, ты часть племени.

"Человек не должен принадлежать самому себе; если он никому не принадлежит, это плохо" - Восток, преданность, служение. Это не любовь, это иной идеал. Жена должна принадлежать мужу, муж князю, князь Богу. С этим не рождаются, это сознательный выбор; это то, что можно утратить. Но отказавшись от служения, человек теряет всё.

(Здесь можно провести аналогию с советским кинематографов и его трактовкой понятия принадлежности, правильности и верности. В ранний период - "наши" являются нашими по факту принадлежности к правильному классу. Если среди нас оказался предатель, то, скорее всего, он с самого начала не был "нашим" - он офицер, или поп, или сын офицера или попа, или кулак, или подкулачник. В поздний период понятие "советский человек" трактуется, как некий особый путь - внешние силы всё время стараются совратить нашего человека импортными джинсами, западной музыкой или журналами с голыми женщинами. Морально пасть, в принципе, может каждый; известно, что не всем хватило воли сопротивляться искушению. Но отказавшись от Родины, от служения, человек теряет самое ценное, что есть у него в этой жизни, и сам неизбежно это понимает...)

"Человек должен принадлежать только самому себе; если человек принадлежит другому, это плохо" - Запад, стремление к свободе, ненависть к угнетению. Случайная цитата:
"Как отмечает в своих исследованиях Э. Фонер, аболиционисты были резко против сравнения  природы труда на Севере с рабством негров. Они защищали концепцию, что суть свободы состояла  не только в обладании производительной собственностью, но и в собственности на самого себя.  Отчуждение, в рабовладельческой системе, этого права на самого себя, включая труд и  способность распоряжаться им и его плодами по своему усмотрению, как раз и отделяло эту систему от свободы. "Право на самого себя есть фундаментальное право", являвшееся базой для  всех иных прав в обществе, считал аболиционист Т. Уэлд".

"Человек никогда никому не принадлежит, человек принадлежит только самому себе, и это хорошо", - Север, спокойное переживание собственной самодостаточности. Именно поэтому в рамках Северной этики быстро выстраиваются горизонтальные связи - так как все люди уже независимы, и не могут не быть независимыми, то от союзов друг с другом они ничего не теряют. (Нет, мне встречались эзотерические рассуждения на тему того, что в Северной этике возможен даже аналог рабства, но это уже некоторый перебор.)

В общем-то, образовавшуюся у нас схему можно кратко представить, как "лесенку": Юг - НЕЧТО дано по факту; Восток - НЕЧТО пытаются сохранить; Запад - с НЕЧТО пытаются бороться; Север - от НЕЧТО давно уже ничего не осталось, и это хорошо. Люди есть, а НЕЧТА нет.

У меня был хороший пример... опять же, про советский кинематограф. Культурные ориентиры с точки зрения мужских образов соответствующего периода, zina_korzina, "Герой нашего времени". В этом постинге перечислены четыре типажа, но особый интерес представляют первый и третий...

"1. Эпоха фонтанов и фронтонов.

В эпоху царствования товарища Сталина ценились мужчины плакатно-брутального вида, этакие былинные богатыри, перенесённые волей ЦК на советскую почву. Статные блондины, затянутые в форму РККА, полярные лётчики, красавцы-спорстмены в тесных футболочках и прочие ловцы и пловцы ГТО. Они широко улыбались и совершали подвиги. У них были крепкие зубы и такие же мускулы. Больше всего на свете они любили Родину и товарища Сталина, и первым делом у них были - самолёты. Ну а девушки? А девушки - потом. Но девушки - обязательно. Потому что эти мужчины были так сильны телом и прекрасны душой, что перед ними никто не мог устоять, даже суровые математички с лицом и фигуркой Вали Серовой".

...И когда они целовали своих девушек, они закрывали глаза и видели перед собой Сталина. Зрелый Юг, культурный ориентир - принадлежность. Я муравей, я люблю муравейник и нашу усатую матку ("спасибо товарищу Сталину, который всех нас породил!"), и это хорошо.

"3. Кибернетические-космические шестидесятые.

Героями дня сделались, разумеется, космонавты, но их было мало и они были небожителями. Для нужд эпохи потребовался эталон попроще, так сказать, более массовый. И он появился - это были физики с гитарами. Они были безупречно умны, слегка циничны и весьма аристократичны в своих вкусах (достаточно треугольного столика, полочки для книг и узкого ложа). Они знали всё или почти всё и это ВСЁ выдавали с царственной небрежностью. И с царственной простотой, потому что истинный аристократ не кичится тем, что имеет. Они витали в высоких сферах, но были весьма земными в смысле выпить бокальчик хорошего вина и переспать с приглянувшейся стюардессой (или с какой-нибудь кибернетической феей из передовой и ужасно закрытой лаборатории).

Эталонные мужчины 1960-х, как и их предшественники, любили трудности. Если им становилось тесно в их НИИ, они шли в горы и устраивали себе экстремальную вертикаль (а потом по палаткам и горизонталь потому что дружба с девушками у эталонных физиков часто перетекала в секс). Несмотря на свой цинизм, они были готовы умереть за Науку и презирали тех физиков, которые использовали беззащитное нейтрино в карьерных целях. Да, ещё эталонный мужчина 1960-х имел право не только на дружеский секс, но и на очки, бороду и повышенный интерес к западному искусству".

Попытка построить Восток, культурный ориентир - служение. Человек не должен быть сам по себе - человек обязан выбрать себе ориентир, Путь, цель, и отдаться ему до конца. В предельном случае - как в этом стихотворении Пушкина:
"Жил на свете рыцарь бедный,
Молчаливый и простой,
С виду сумрачный и бледный,
Духом смелый и прямой.

Он имел одно виденье,
Непостижное уму,
И глубоко впечатленье
В сердце врезалось ему.

Путешествуя в Женеву,
На дороге у креста
Видел он Марию деву,
Матерь господа Христа.

(...)

Полон верой и любовью,
Верен набожной мечте,
Ave, Mater Dei кровью
Написал он на щите".

При этом, ты всегда можешь отказаться от Пути, от самопожертвования - и зарабатывать неплохие деньги, перекладывая бумажки с места на место. Но нет ничего хуже такого отступничества: "... с тех пор все тянутся передо мною глухие, кривые окольные тропы...".

Дальше автор говорит: "По поводу Перестройки ничего писать не стала - не нашла чётко  выраженного, интересного типажа для анализа. Кто там? Браток, деляга или политик-нового-типа?". Ответ очевиден, и его тут же подсказали в комментах. Горбачёвская эпоха, попытка повернуться к Западу, культурный ориентир - стремление к свободе. "Человек не должен ничему принадлежать..." Как там пела группа "Мираж"?
Не читай нотаций мне, мама, это ни к чему.
(...)
Я забыла все, чему нас учили столько лет.
Неужели я сама не найду на все ответ?

Соответственно, герой эпохи - неформал, отрицающий навязанную ему норму и принадлежность; человек, ненавидящий любое принуждение и пытающийся стать свободным.

Зачем, очевидно, у нас опять наступает переходный период - нет чётко выраженного культурного ориентира. Герой современности - мент, чекист или спецназовец, ведущий себя, как агрессивный гопник.

А наше светлое будущее, по Крылову - это Север, и героем грядущей эпохи должен стать человек независимый и самодостаточный. Например, недавний фильм "Край" Учителя (где Машков и паровоз), я воспринял, как попытку показать нечто подобное. Пусть не особо удачную, неважно.

(Да, можно попытаться вывести закономерность. Герои переходных эпох представляют собой "ложное", слепое противопоставление прежнему идеалу. Простой парень с гитарой вместо плакатного героя, мягкий и неуверенный лирик вместо самоотверженного физика, боец-патриот вместо неформала. Настоящий, содержательный идеал, заканчивающий предыдущую тему и начинающий новую, приходит позже.)
Tags: Восток, Запад, Север, Юг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments