Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Всё ещё про "Воздушный бой 1973 года"

...Что касается рассказа, то сначала он привлёк меня какими-то смутными ассоциациями с классическим текстом Переслегина.
"Если непредвзято прочесть тексты Стругацких, выявится ряд смешных фактов. Смешных с точки зрения нашей Реальности. Так, вся техника могучих космических кораблей, обживших Солнечную систему, до крайности примитивна. Совсем нет компьютеров. Электронные устройства в XXII столетии работают на печатных платах (хоть не на лампах, и на том спасибо).

Измерительная аппаратура планетологов работает под высоким напряжением. При ближайшем рассмотрении оказывается, что эта аппаратура состоит из спектрографа, батиметра и бомбосбрасывателя. Последний аппарат по внешнему виду и функциям более всего напоминает морскую шестидюймовую пушку с ручным заряжанием. Поскольку обойма бомбозондов весит 20 кг, работа планетологов оказывается изнурительной и довольно опасной.

Батиметр имеет рабочий диапазон в 300 атмосфер. (В нашей Реальности этот прибор представляет собой крохотный пьезоэлектрический кристалл и работает практически при любом давлении.)

Проще всего посмеяться над этими несоответствиями, найдя им тривиальное объяснение: писалось это в начале шестидесятых, да и неинтересны были братьям Стругацким все эти технические подробности... Но гораздо интереснее, однако, представить себе мир, в котором на фотонном звездолете действительно нет приличного компьютера. И попытаться понять, как мог бы возникнуть этот мир и почему он такой".


В рассказе мы видим то же сочетание фантастического прогресса с чудовищным примитивом. В стратосфере со сверхзвуковой скоростью летает что-то такое...



...А управляется оно с земли. При помощи компьютера, работающего на перфокартах, и оператора-программиста, который эти карты меняет (а заодно отвечает за визуальное опознание целей). Кстати, автор с самого начала даёт читателю возможность догадаться, что самолётом управляют дистанционно - машина спокойно выписывает фигуры высшего пилотажа, но рассказчик ни словом не обмолвился о перегрузках. Ну и очевидно, что вычислительные мощности должны находиться на базе, а не в истребителе - компьютер ведь слишком большой, и, очевидно, хрупкий. Но при этом истребитель не просто получает команды, но и передаёт обратно чёткую, реалистичную картинку в режиме реального времени.

И опять же, эти машины ведут друг с другом бой при помощи пушек! Я допускаю, что эти пушки стреляют реактивными снарядами, но всё-таки. Судя по всему, в этом мире скорее начнут ставить на истребители рейлганы и лазеры, чем изобретут нормальные ракеты. А бомбят они наверняка с пикирования, при помощи бомбардировочного прицела. (Как повстанцы - Звезду Смерти, хехе.)

Я уже где-то сказал, что забавно было бы сыграть в игру, имитирующую подобную войну в воздухе. Ты управляешь невероятно мощной и быстрой машиной, крайне неуклюжей в режиме ручного управления. Но зато под управлением компьютера она способна творить чудеса - успевай только команды подавать. Твоя работа заключается в интерпретации поступающих данных, выборе вариантов дальнейших действий и активации соответствующих программ. А так, бой двух машин - это, прежде всего, поединок их вычислителей, который кончается тем, что одна из машин загоняет другую в фатальную воронку, парируя все её манёвры опережающими контрманёврами и постепенно приближаясь на дистанцию эффективного огня. Из пушки. Очень специфичные шахматы, да. С элементами "Морского боя" и игры в "камень-ножницы-бумага". И кстати, я знаю по меньшей мере одну приставочную игру про истребители, где фигуры высшего пилотажа трактуются как заклинания - накопил ману, нажал волшебную кнопку, твой самолёт сделал мёртвую петлю и красиво зашёл в хвост преследующему неприятелю. Руками ты там такого не сделаешь.

А если можно сделать игру, имитирующую работу мага, и игру, имитирующую работу программиста, то почему нельзя сделать игру по мотивам "Воздушного боя 1973 года"? Всё упирается только в выбранный уровень абстракции.

Но от этого я перешёл к следующей мысли. alyonka сказала: "Между прочим, по тексту создается в какой-то момент впечатление, что бой происходил в чем-то вроде виртуальности". А ведь это было бы проще! Протянуть к русским кабель, и грузить боевые программы с обеих сторон. Понятно, что автор о таком и не думал... Тем не менее, фишку он рубил, так как всезнающая Википедия сообщает нам, что Мак Рейнолдс с 1943 года работал в компании IBM. Следовательно, с американской программистской культурой сороковых-начала пятидесятых он был знаком не понаслышке, что чувствуется.

И в этом смысле, рассказ можно считать ранней предтечей киберпанка. Чем он функционально отличается от ранних текстов отцов жанра? Представим, что молодой Гибсон описывает процесс хакинга - герой смотрит в экран, где компьютер создаёт для него виртуальную модель происходящего; его аватар мчится по киберспейсу, прорываясь к массивам данных, а вокруг роятся враги, наёмные кибержокеи корпорации. Неужто на хвост ему сел сам Дмитрий, ас-программер из Совблока? Герой быстро сгружает на свой аватар лучшие боевые программы, правит их на лету, играет соло на клавиатуре. Но он допускает фатальную ошибку - у врага был компьютер новейшей модели! Экран дисплея вспыхивает и гаснет. Герой устало откидывается в кресле. Его сожгли.

P.S. Кстати, а знаете, почему советский ас Дмитрий легко уделывал всех американцев?
"Так вот, высокое искусство заключалось в том, что умелец читал карту, находил место, где надобно исправить, ловко вырезал недостающие дырочки (тут необходим был остро заточенный скальпель) и залеплял лишние, для чего использовался продукт жизнедеятельности перфоратора – маленькие, как опилки, картонные прямоугольнички, которые перфоратор «выбивал» из карты, делая в ней отверстия. У запасливого программера с собой была коробочка с этим добром. А нет, так подойди к «бармалею» – компьютерному перфоратору, нажми кнопку – он мигом тебе навалит пригорошню этих опилок. Так что, вперед, лепи. Но... только всухую! Использовать клей, слюнить палец – это безнадежное ламерство. Ловко прихватить на кончик пальца крохотный прямоугольничек (он приставал к пальцу, цепляясь к коже ворсинками картона), точно встромить его в отверстие и, повернув палец, загладить ногтем (при этом ворсинки по периметру стыка надежно переплетутся). На всю операцию – секунда. Кстати, иной раз попадали в руки импортные перфокарты – гладкие, твердые, глянцевые, точь как игральные карты. Так вот, в них дырочки не фиксались, хоть плачь. Видно материал был таков, что ворсинки по краям перфорации не образовывались. Как, думаете, американские программисты обходили это ужасное неудобство. Не поверите, они еще в 60-е все пересели за экраны дисплеев. Ну, и что эта расслабуха им дала? Как начали отваливать на Запад наши закаленные бойцы, так все преотлично там устроились, потеснив аборигенов. А почему? А потому, что все умели (спасибо родной Советской власти!), даже перфокарты фиксать голыми руками..."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments