Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Что наша жизнь? Игра!

"Впрочем, в определенных культурных ситуациях именно преобладание случайности делает определенный тип игр адекватной моделью культуры. Так произошло в специфической ситуации России последней трети XVIII - первой трети XIX в. с карточной игрой, точнее, с теми играми, в которых случайность важнее расчета. В свое время эта роль карточных игр в русской культуре была блестяще проанализирована Ю.М. Лотманом".

Собственно, сам текст Лотмана:
"Подобно тому, как в эпоху барокко мир воспринимался в виде огромной, созданной Господом книги и образ книги делался моделью многочисленных сложных понятий (а попадая в текст, становился сюжетной темой), карты и карточная игра приобретают в конце XVIII - начале XIX века черты универсальной модели - Карточной Игры, центра своеобразного мифообразования эпохи.

(...)

Азартные игры строятся так, что игрок вынужден принимать решения, фактически не имея никакой (или почти никакой) информации. Таким образом, он играет не с другим человеком, а со Случаем. А если вспомнить, что У. Дж. Рейхман пишет: "Случай является синонимом... неизвестных факторов, и в значительной мере именно это подразумевает обычный человек под удачей", то станет очевидно, что азартная игра - модель борьбы человека с Неизвестными Факторами. Именно здесь мы подходим к сущности того, какой конфликт моделировался в русской жизни интересующей нас эпохи средствами азартных игр и почему эти игры превращались в страсть целых поколений...

(...)

Уже во вторую половину XVIII века сложился литературный канон восприятия "случая", "карьера" (слово это чаще употреблялось в мужском роде) как результатов непредсказуемой игры обстоятельств, капризов Фортуны. "Счастье" русского дворянина XVIII столетия складывается из столкновения многообразных, часто взаимоисключающих упорядоченностей социальной жизни. Такие понятия, как "счастье", "удача", и действие, дарующее их, - "милость", мыслились не как реализация непреложных законов, а как эксцесс - непредсказуемое нарушение правил. Игра различных, взаимно не связанных упорядоченностей превращала неожиданность в постоянно действующий механизм. Ее ждали, ей радовались или огорчались, но ей не удивлялись, поскольку она входила в круг возможного, как человек, участвующий в лотерее, радуется, но не изумляется выигрышу.

Пересечение принципов "регулярной государственности" и пронизывающего все здание общества произвола создает ситуацию непредсказуемости. Образом государственности становится не "закономерная" машина, а механизм азартной карточной игры".

А теперь два недавних текста.

В одном иронизируют над ситуацией с Прохоровым:
"– Полвторого! – закричал Савельев и даже дернулся немного, намекая на порыв вскочить с дивана и окунуться в реальный мир. – Я же должен быть на съезде. Меня партия ждет.
– Так ведь все барин, – охолонил его Прошка. – Нет, батюшка, у вас партии.
– Нееет? Почему это? – возмутился Савельев. – А что с ней случилось?
– Проиграли вы её, кормилиц вы наш. В карты проиграли. В очко играли и всю как есть продули.
– Я?? Проиграл? Кому?
– Так мужичку одному из президентской администрации. Шнуркову".

В другом - над "выборами" президента:
"– Мда-а-а… - наконец сказал Владимир Владимирович™, внимательно глядя на Дмитрия Анатольевича, – Вон оно как всё вышло-то…
– А чо ты сразу на меня смотришь-то? – отвечал Президент, – Ты сам предложил отыграться!
– Предложил, предложил… – пробормотал Владимир Владимирович™, вставая с места, – Ну предложил! Это ж расскажи кому, что мы с тобой пост президента в очко разыграли…"

Как видите, аллегория карточной игры по-прежнему актуальна в России. Разве что дворяне сами играли в карты с Судьбой, а современный житель России скорее ощущает себя крепостным, чью судьбу разыгрывают в карты далёкие и скрытые от него силы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments