Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

gunter

Человечки Лефевра: замки, рыцари и драконы - эта музыка будет вечной

Опять о Лефевре. В тот раз, год назад, я взял паузу на самом интересном месте. Дальше планировалось описание поведения структур из нескольких элементов, с возможностью дружественных и недружественных отношений между любыми элементами.

Есть пост, на который я очень давно хочу сослаться...

"Лефевр, сын Александра, родом москвич. Отроком учился у Щедровицкого логике, позднее же оставил учение, и трудился втайне, никого не посвящая в свои занятия.

Из книг его дошли до нас "Конфликтующие структуры", и сочинения про две этические системы. Добровольно удалившись в изгнание, он явился к американскому тиранну Рейгану и посулил ему открыть тайну - как тому разрушить родной город Лефевра. Тиранн внял советам и выделил ему грант, землю и рабов.

Он учил, что есть две этические системы, вечно враждующие между собой. Вот что он пишет об этом некому Мэтлоку, одному из царедворцев Рейгана:

Лефевр царедворцу Мэтлоку желает радоваться.

Напрасно думаешь ты, Мэтлок, победить Советский Союз, побуждая его вождей к подписанию многочисленных договоров и соглашений. Оставь это и стремись к тому, чтобы они повиновались тебе на деле, а не на словах, перед народом же своим могли бы и далее показывать свою несговорчивость. Так поступая, ты скоро ниспровергнешь Советский Союз и получишь от Рейгана награду.


Был и другой Лефевр, кардинал, живший во Франции и отрицавший Второй Ватиканский собор".


Нет, не на этот. Вот на этот:

"Упоминается о двух моделях этических систем, и делается вывод, что – вот, мол, как сложно устроен мир этики и морали. А почему, собственно, только две модели? (*) Можно предусмотреть и третью – в варианте Лефевра мог быть и бумажный человечек, который, раздразнив дракона, пустился наутек и отвлек его внимание от города. Такую модель, к слову, в реальности можно встретить, например, в животном мире, когда птица уводит охотника или хищника от гнезда, притворяясь подраненной. Можно придумать еще одну модель, когда бумажный человек убегает от города, терпя лишения и страдания, дабы позаботиться о том, чтобы его род продолжил существование даже в том случае, если город будет драконом сожжен дотла".


И коммент:

"Знаете, Мерген,
Возможен и еще один вид бумажного человечка - который вышел , начертал на бумаге ли , на песке ли "загогулину" и...огонь из пасти дракона обратился против самого дракона...даже если часть этого огненного меча поразила самого бумажного человечка..."


Много-много лет меня забавлял этот случайно подсмотренный в ЖЖ диалог. Потому что они не просто не сумели выйти за рамки Лефевра - они не смогли выйти даже за рамки одной-единственной этической системы. Из двух. Потому что "дракон - зло, с ним нельзя договорится, попытки установить контакт с драконом понижают этический статус" - это Вторая этическая система, этика героического конфликта. Именно потому, что в этом умозрительном (и совершенно галлюциногенном) примере Лефевра, у дракона - "человеческое лицо", он слишком похож на человека. Первая этическая система исходит из того, что с драконом можно договориться, что контакт возможен, пусть даже его не удалось установить. Ну и спрашивается, где предложения сыграть с драконом в шахматы, например? Потому что вот это была бы Первая этическая система.

***

Но для меня всё началось с другой фразы. Человек там пишет: "бумажный человек убегает от города, терпя лишения и страдания, дабы позаботиться о том, чтобы его род продолжил существование даже в том случае, если город будет драконом сожжен дотла" (пожертвовать городом, чтобы спастись от дракона). Очевидно, что в этом случае мы вряд ли могли бы назвать человечка Героем собственного города!.. И всё же, это позволяет начать разговор о структурах с несколькими элементами, потому что дракон-рыцарь-замок - это уже три элемента, три связи, восемь возможных сочетаний дружбы и недружбы (23). Например, человечек мог бы объединится с драконом и с кличем "Металл!" сжечь собственный город.

Тем не менее, если исключить все варианты, где герой враждует со своим городом, у нас останется четыре варианта, которые мы сможем поделить между двумя этическими системами, в соответствии с формулами Лефевра. (Проще говоря, разделить на те, где дракон - друг, и те, где дракон враг, при разной позиции города.)
gunter

The Dream of the Architect

idiotcol напомнил о картине американского художника XIX века Томаса Коула "Мечта архитектора":



Вот что сам художник говорил о своей картине (с Википедии):

"Прежде чем архитектура смогла достичь совершенства, которое мы наблюдаем в лучших греческих образцах, человеческому разуму потребовались долгие века самовыражения и мысли, чтобы поэтапно пройти путь от грубых столпов из неизвестного камня, что образовывали сооружения друидов, через массивные арки египетского искусства, к непревзойдённой красоте греческого храма... Римская архитектура ничто иное, как испорченная греческая. Формы заимствуются, но дух был утрачен, и архитектура становилась всё более и более грубой, пока целиком не потонула в грубых несообразностях того периода, который мы называем Тёмными веками.

Готическая архитектура стремится к чему-то большему, чем конечное совершенство. Она избавляется от философской завершённости греческого искусства, где на вид и на ощупь всё доведено до конца, и вместо этого обращается к воображению. Приобщаясь к христианскому гению, она открывает нам мир за пределами той зримой реальности, в которой мы обитаем. Всё это возвышенное, устремлённое ввысь, таинственное. Башни и шпили готики рвутся к облакам, подобно лёгкой ткани на ветру. Готика постоянно балансирует на грани невозможного, в ней разум не пребывает в довольной неге удовлетворения, но расправляет крылья и уносится в воображаемый мир. Ожидания, грёзы, возвышенные устремления христианства обрели своё воплощение в камне".


Мне вообще нравится Томас Коул; он автор таких концептуальных картин, как "Путь империи" ("The Course of the Empire") и "Жизненное странствие" ("The Voyage of Life"). И вообще он был крутым. Все эти "Сход вод Потопа", "Прошлое" и "Настоящее", "Уход" и "Возвращение"...

Забавно, что эта картина отсылает сразу к двум темам, о которых я хотел бы что-нибудь написать. Потому что, в конечном счёте, она о воображении.

Может, это Толкиен пытается представить себе нуменорскую колонию в восточных землях, периода морального упадка и имперской пышности?

А может, это Шекспир пытается мысленно перенестись от церковных шпилей своих исторических пьес к Египту Клеопатры, Афинам Тезея, Риму Цезарей? Вдруг там внизу набережная Венеции, или побережье Иллирии...?
gunter

Неправильное

Внутренний голос мне говорит, что я должен попытаться вправить вывих обратно.

ОК, этот пост, обсуждение.

С самого начала я хотел сказать, что, безусловно, каждый имеет право на свою Арду - то есть, это такое право, которое невозможно отобрать и которым легко воспользоваться. И да, это только первое из набора возможных вступлений, но если я займусь вступлениями, я в них утону.

gcugreyarea сразу же запулил обсуждение по кривой дуге, выдав такие роскошные набросы, как "Готический собор [в качестве храма Мелькора] был бы куда ближе. И по цвету, и по формам" и "изначальная мелькорианская эстетика". (И да, многомиллионолетняя архитектурная практика Мелькора - откуда? Какие миллионы лет?)

Я не толкинист, но я прямо почувствовал, как Профессор в гробу переворачивается.

Потому что, я уверен, с его точки зрения, у зла не могло быть никакой самостоятельной "эстетики", тем более, изначальной.

В той степени, в какой она была, "эстетика зла" у Толкиена - это индустриальный дизайн, сугубо утилитарный и рассчитанный на массовое производство. Заводы, фабрики, трубы, конвейерные линии, механизмы, рычаги и шестерёнки. Вот с этим у Толкиена всегда ассоциировалось Зло с большой буквы. (Эхо Первой мировой, как правильно указывает arishai.)

Но готический собор...? Для Толкиена-католика? Готический собор, олицетворяющий стремление человека к небу, архитектурный стиль, который справедливо сравнивали с застывшей музыкой и молитвой в камне? Опять же, как напомнила мне arishai, готический собор должен был освещаться светом солнца, проходящим сквозь витражи. Это уже что-то предельно антиморготское.

В общем, логика gcugreyarea напомнило мне какую-то американскую компьютерную стратегию, где здания плохих русских должны напоминать о соборе Василия Блаженного, потому что "как иначе мы поймём, что это - русские? И что они - злодеи?"

Понятно, что Ваха сорокотысячник, готика, гримдарк, пиломечи, вот это всё. (+ C'n'C, Кэйн, Temple of Nod.) Но такое восприятие готики в лучшем случае отсылает к просветителям 18 века, которые, глядя на обветшалые и покрытые копотью соборы, называли их варварскими, дикими и зловещими (то же самое они думали о католицизме в целом). Это предельно далеко от Толкиена, его мира, его системы символов и так далее.

И я уж не говорю о том, что в 19 веке готика снова вошла в моду в той же Англии, если вообще когда-то выходила там из моды, и это выглядело как-то так. Вот уж что точно не могло ассоциироваться у Толкиена со злом!

-----------------------------------------------------------

При всём при этом:

1. Мелькор относился к свету нормально. Мелькор, уже будучи закоренелым злодеем и "Валой Тьмы", жил в Валиноре, купался в свете Древ и тусил с нолдорами. Это устойчивый сюжет для мира Толкиена - Саурон тоже потом спокойно общался с эльфами и осуществлял с ними общие проекты, хотя за тысячу лет до этого работал Гортхауром в ангбандской контрразведке и скармливал тех же эльфов волколакам. У настоящего зла "ЗЛО" на лбу не написано. aono пришил к делу упоминания о том, что Ангбанд был ярко освещён изнутри, потому что Толкиен изначально пытался воспроизвести эстетику адского пиршества, дьявольского шабаша нон-стоп. А искусственный свет шабашу не помеха (см. "Бал у сатаны" Булгакова). По меньшей мере, мы точно знаем, что тронный зал Ангбанда озарялся светом Сильмарилов. Но даже если "истинный свет" (Древ, Сильмарилов, луны и солнца) причинял Мелькору какие-либо неудобства, то мы говорим о существе, которое своими собственными руками впаяло в свою корону Сильмарилы, хотя руки его при этом горели: "Руки его были сожжены дочерна прикосновением к этим благим алмазам, и черными остались они навек; и никогда не оставляла его боль от ожогов и ярость от боли. Никогда не снимал он венца, хоть вес его и был ему тяжким бременем". Мелькор плевать хотел на любой дискомфорт.

2. Всё вышесказанное вообще не имеет никакого отношения к тому, о чём я писал. Все "дома Владыки", начиная с самого первого, были построены людьми. Не орками, которым можно приписать генетическую склонность к тому, что нам кажется уродством, а людьми. Опять же, по логике вещей, первые люди жили в хижинах, и построенный ими первый храм Мелькора, скорее всего, напоминал увеличенную хижину, большой барак. Но, конечно, по версии gcugreyarea "Мелькор всё же принимал участие в его создании, хотя бы как консультант, если не как дизайнер" - и при этом, как пить дать, сказал: "Я хочу, чтобы вы мне построили грёбанный Нотр-Дам (Нотр-Синьор), и мне плевать, что у вас на это уйдут сотни лет, чёртовы дикари! И чтобы занавесочки гармонировали с цветом стен, а то знаю я вас".

Начиная со Второй Эпохи, в Арде вообще нет никакого Мелькора-Моргота. Есть сохранившиеся человеческие культы Владыки, эволюционирующие по собственным, человеческим законам. Люди продолжают строить храмы своему божеству, потому что это то, что люди вообще любят делать; люди украшают свои храмы золотом, освящают и освещают их лампадами и свечами, приносят богатые жертвы, потому что для божества им ничего не жалко. Эти культы так или иначе используются Сауроном в его ипостаси первосвященника и пророка Мелькора. Вот то, о чём я хотел сказать. [Да, помимо всего прочего, потому что я много чего ещё хотел сказать.]
gunter

Человечки Лефевра: замки, рыцари и драконы

(...)

Итак, мы рассмотрели логику социальной системы и логику поведения героя в двух разных этических системах.

Социальная система держится на обывателях и на элементах, вовсе лишённых рефлексии. Обыватель хочет жить в системе, которая способна выдавать высокую "этическую температуру" при низком этическом статусе своих элементов. Например: n + m = 3/4, при n = 1/2 и m = 1/2. Чем больше элементов - тем больше система будет "разогреваться".

Герой стремится рефлексировать окружающую обстановку и поступать принципиально. Герою нужна система, которая выдавала бы этический "ноль" в тех случаях, когда среда толкает героя на неэтичный поступок, чтобы дать герою возможность сохранить свой статус. С точки зрения обывателя, поведение героя описывается словами "чем хуже, тем лучше": n * m = 1/4, но зато n^(n * m) = 1.

В первой этической системе это означает, что герой будет стремится к "жертвенному компромиссу" ("мы обязаны договориться, даже перед лицом Апокалипсиса!"), а во второй - что герой будет стремится к "жертвенному конфликту" ("никаких компромиссов, даже перед лицом Апокалипсиса!").

Первая этическая системаВторая этическая система
Обыватели"Каждый сам за себя""Все в едином строю"
ГероиКомпромисс из принципиальных соображенийКонфронтация из принципиальных соображений


И тут-то мы наконец переходим к той самой истории про замки и дракона.

У нас образовалось два замка, в каждом из которых живут человечки. В первом замке человечки пытаются жить по заветам первой этической системы - компромиссной, индивидуалистичной, считающей, что цель не оправдывает средства. Во втором замке сделали ставку на вторую этическую систему - бескомпромиссную, коллективистскую, считающую, что цель оправдывает средства.

А затем перед каждым из замков предстал вызов в форме дракона. Дракон - это непонятная и несокрушимая угроза, но при этом достаточно антропоморфная для того, чтобы воспринимать её, как этического субъекта. (Лефевр пишет, что у дракона было "человеческое лицо", что само по себе звучит, как описание горячечного бреда.)

Из каждого замка навстречу дракону вышло по герою. Это были лучшие представители своих социумов, и каждый из них пытался строить свою жизнь в соответствии с господствующей этической системой своего общества.

Герой первого замка протянул дракону руку дружбы, хотя дракон был самым страшным чудовищем, какое он видел в своей жизни. Он поступил так, потому что это повышало его этический статус. Он сделал это ради своего города и своей культуры. И дракон испепелил героя, а затем развернулся и улетел.

Герой второго замка бросился на дракона с мечом, хотя дракон был самым страшным чудовищем, какое он видел в своей жизни. Он поступил так, потому что это повышало его этический статус. Он сделал это ради своего города и своей культуры. И дракон испепелил героя а затем развернулся и улетел.

Надо понять, что у Лефевра тут на передний план выходит ирония. Ни один подход себя не оправдал. И каждый подход себя оправдал, потому что и тот, и другой замок остались стоять, и дракон их не тронул. Почему? Он раскаялся. потому что вдруг осознал, что случайно уничтожил разумное существо, и улетел замаливать грехи перед своим драконьим богом? Или он испугался, потому что понял, что народ, способный рождать таких храбрецов, ему не по зубам, и сбежал? Он отреагировал на то, что воспринял как агрессию, или проявил вежливость, решив принять предложенную ему жертву? Или поведение дракона подчинялось каким-то совсем иным, неизвестным нам закономерностям?

Главное, что разницы в результатах не было. Ни один замок не оказался в выигрыше. Каждый замок потерял по герою. И каждый замок превратил своего героя в легенду, в мученика, в святого, в окончательное доказательство того, что их понимание этических вопросов является единственно верным.

[Напоминаю, что вся эта история началась в шестидесятые годы, в СССР, когда Владимир Лефевр в рамках проекта со смутно-оборонной направленностью пытался вывести логически обоснованные принципы функционирования этики. Кончилось это тем, что он сформулировал возможность существования двух внутренне-непротиворечивых этических систем, которые будут различаться только интерпретацией одного единственного логического оператора. Придумав и сконструировав эту формальную систему, Лефевр осознал, что одна из этих интерпретаций кажется ему нормальной и человеческой, а вторая - советской. Доказав самому себе, что его собственные представления об этике расходятся с господствующей этической системой Советского Союза, Лефевр собрал вещички и уехал работать в США.]

***

В принципе, я практически закончил эту историю, хотя, конечно же, остались ещё разные интересные штуки. Но основную часть того, что я хотел вам рассказать, я рассказал.
gunter

Jack The Slayer

Итак, "Джек - покоритель великанов".

Краткий пересказ сюжета. Начинается всё со сказки, которую юному Джеку в крестьянском доме рассказывает его отец, а юной принцессе во дворце - королева. Давным-давно с неба сошли великаны, которые разоряли-грабили-убивали людей. Монахи (друиды?) создали из сердца убитого великана волшебную корону, которую надел на себя король Эрик. При помощи короны, Эрик подчинил себе великанов и навсегда изгнал их из мира, в страну за облаками, "между небом и землёй". Спустя много лет Эрик Великий умер, корону похоронили вместе с ним, а истории про великанов стали легендами.

Прошёл десяток лет, Джек и принцесса выросли. Король решил выдать принцессу за первого министра - во всех отношениях нехорошего человека. Всё понятно - династия вырождается, королевская власть слабеет, король решил укрепить свою власть за счёт признания объективно сложившегося порядка вещей. Если уж в королевстве нарисовался человек номер два, стремящийся стать человеком номер один (и объединивший в своём лице сразу несколько важных государственных постов), для блага государства остаётся только объявить его своим официальным наследником.

Принцессе этот расклад не нравится и она сбегает из дворца - прямо на хутор к Джеку. Дальше принцесса попадает в небесную страну великанов, а Джек, первый министр и командир королевской гвардии (которого играет Эван МакГрегор - по общему мнению, самый симпатичный персонаж) отправляются её спасать. К тому времени зритель уже знает, что нехороший министр откопал корону короля Эрика - чтобы подчинить себе великанов и с их помощью захватить власть в королевстве и окрестностях. А принцесса ему, в общем-то, уже не нужна.

Фильм чуть не стал глубже, чем он есть, когда главный великан понюхал принцессу и заявил, что он чует кровь "древнего врага". "Вы говорите об Эрике Великом, моём предке?" - спрашивает принцесса. "Я говорю об Эрике Ужасном!" И дальше великаны называют короля Эрика своим "Учителем". Но как оказалось, это просто тупой переводчик не справился со словом Master, Хозяин. А я уж думал, что нам сейчас расскажут слёзную историю, что это Эрик Ужасный научил наивных великанов всему плохому! Дескать, "не так всё было". Это был бы хороший ход - но нет.

В общем, нехороший министр надевает корону и становится новым вожаком великанов. Армия гигантских человекообразных монстров готовится к вторжению в нижние земли. Джек убивает своего первого великана и спасает принцессу с командиром. За первым убитым великаном быстро следует второй. Джек с принцессой спасаются, а гвардеец остаётся, чтобы выследить нехорошего министра и покончить с ним. Ей богу, это лучшая и самая пафосная сцена фильма. Одинокий воин остаётся на чужой земли, среди страшных чудовищ, с одним-единственном ножом и единственной задачей - донести этот нож до предателя, ставшего во главе вражеской армии.

И у него получается. ("Ты не главный герой этой истории!" - кричит нехороший министр. Что, кстати, правда. "Ты тоже", - отвечает командир королевской гвардии и наносит свой удар.) Корона переходит к главному великану, затем великаны осаждают королевский замок. Король с верными войсками еле удерживает их натиск. Главный великан по канализации (/*facepalm*/) проникает в замок, чтобы первым добраться до принцессы и сделать с ней что-то нехорошее. Принцесса и Джек долго от него бегают, затем Джек убивает своего третьего и последнего великана, а корона короля Эрика снова возвращается к людям.

Тем временем, великаны врываются в замок... но останавливаются и опускаются на колени. Защитники в шоке, так как они уже успели попрощаться с жизнью. К ним выходит Джек с принцессой. В этот момент я (за)гадал, у кого из них будет корона - и корона оказалась у Джека. Как оно и должно было быть. Дальше проходит ещё один десяток лет, "великаны восстановили замок", Джек стал королём, у него родились милые детишки, а корона Эрика Великого стала собственностью британской монархии.

Что нам говорит "универсальный анализатор"?

Великаны > люди.

Джек (Эрик Великий, плохой министр) > великаны.

Командир королевской гвардии > плохой министр.

Люди = диффузники. Великаны = суггесторы? Джек = суперанимал. Эван МакГрегор = неоантроп.

[Если бы Джеком был неоантропом, а великаны - суперанималами, не было бы темы власти над великанами. И кем бы тогда был начальник королевской гвардии?]

Но великаны - нечто большее, чем люди (очевидно!). Они, скорее, сюжеты, мифы - те иллюзии, которые распространяют суггесторы. Они олицетворение хаоса. Они - это то, что заставляет людей убивать людей.

Получается, что фильм рассказывает о довольно мрачных вещах (о чём его создатели, возможно, не подозревали). Рано или поздно над страной раздаётся гроза, не похожая на любую другую грозу. Тогда начинает литься кровь, пламя пожирает деревни и рушатся древние стены. Тем, кому пришлось пережить подобные времена, совсем не хотелось рассказывать о них своим детям. Пусть дети думают, что всё это сотворили великаны. Да, это великаны заставляли людей вести себя, подобно зверям, это они убивали народ и разоряли страну. В прошлый раз всё кончилось тем, что к власти пришёл Эрик Ужасный - позже прозванный Великим. И все великаны признали его власть, и склонились перед ним, и великанов больше не стало. А потомки превратили основателя своей династии в икону, в легенду - и постарались закопать его поглубже.

Но колесо снова повернулось, старые заклятья ослабли, корона вновь пошла по рукам. И вот уже великаны сходят с неба, а первый министр рвётся к власти. И командир гвардии, верный престолу, ещё может использовать выпавший ему шанс, чтобы остановить людоеда в самом начале пути. Сунуть нож под рёбра Гитлеру, пока он ещё не стал Гитлером - тут ведь важно не промахнуться. Но что значит одна эта смерть по сравнению с законами мироздания? От ближнего претендента удалось избавиться - значит, победит дальний. И вот уже на руинах королевского замка крестьянский сын Джек надевает на себя кровавую корону короля Эрика, и армия великанов присягает ему на верность.
gunter

/*бормочет*/

Так. amagnum  меня своим Ефремовым совсем с толку сбил.

Я ещё больше утвердился в своей изначальной точке зрения - идея того, что мир Ефремова вырос из глобальной атомной войны с последующим выпиливанием большей части человечества - это домысливание и фанатская версия позднего (постсоветского) происхождения. В трёх разных произведениях герои говорят о глобальной термоядерной войне как о чудовищном зле, которого удалось избежать. Многочисленные войны были, экологический кризис был, Войны - не было. Никакой "революционности" в этом смысле у Ефремова не обнаруживается.

Я лично считаю, что правильная последовательность событий, приведших к миру Ефремов, описывается в "Туманности Андромеды", в ходе лекции Веды Конг. У неё не было причин врать своим слушателям по Великому Кольцу. (Если только не впадать в конспирологию - Веда Конг знает, но не говорит, или Веда не знает, потому что традиционная для неё версия история была создана искусственно после Большого П-ца, и т.д.)

Но. amagnum правильно указал, что все эти постапокалиптические версии основываются на следующей цитате из "Часа Быка":

"— ...Историки для тех времен пользуются периодизацией, принятой в хрониках монастыря Бан Тоголо в Каракоруме. Уединившиеся там летописцы беспристрастно регистрировали мировые события ЭРМ, пользуясь двухполосной системой сопоставления противоречивых радиосообщений. Удаленность буддийского монастыря — причина, почему там сохранились летописи, — в те времена множество исторических документов в других странах погибло. В Бан Тоголо уцелела самая полная хронология, и мы пользуемся ее календарем.
— Великое сражение Запада и Востока, или битва Мары, было тоже в семнадцатом круге? — спросила Чеди.
— В год красной, или огненной, курицы семнадцатого круга, — подтвердила Фай Родис, — и продолжалось до года красного тигра".


Ха! Наконец-то указаны точные даты :). "Битва Мары" продолжалась с 2017 по 2046 год.

(И если я не сбился со счёта, действие "Часа Быка" происходит в 4054 году.)
gunter

"Медаль за возвращение в замок Вольфенштейн"

muravlyansky пишет:
"Удивительный авторский мультфильм
http://www.youtube.com/watch?v=XdiSSV8eeaY&feature=colike

Утверждается, что мультик сделан одним человеком.
Я думал посмотреть пару минут и закрыть, но в результате посмотрел целиком.
В общем стоящая вещь".

Увидел у него, тоже залез посмотреть.
Ну думаю, час двадцать, они что, издеваются?! Мне обычные-то фильмы минуте на десятой-двадцатой надоедают.

Стал смотреть и залип. Это нечто! Посмотрел целиком :).
Такая ностальгия! Это же как детские фантазии... детские геймерские фантазии... детские геймерские фантазии в рассказе с продолжениями, опубликованном в старом журнале о компьютерных играх, примерно так. Лара Крофт и немцы.

gilgamesch, обязательно зацени. Это ОНО.

...А как зыкински-зашибенно герои к финальному чукалову готовятся, а!
gunter

Описание сна, из логов

Gest:
Мне странный сон снился.
Но красивый.
Будто от какой-то из станций московского метро поезд идёт вниз, с экскурсиями, в гигантскую подземную пещеру, памятник советского зодчества.

Gest:
Будто храм, построенный со светскими целями, дворец без правителя. Золотые деревья в яшмовых прудах, сплошная отделка всех поверхностей, гигантские ворота с драгоценной резьбой...
Невероятно красивое и бессмысленное место. Там мы отдыхаем, с группой туристов - в которой, вроде, присутствуют мои родственники.

Collapse )
gunter

"Соломон Кейн", пересказ фильма и ода подростковому творчеству, часть вторая

(...)

Декорации: средневековый город.

Став лузером, Соломон Кейн поступает так, как поступил бы каждый лузер на его месте.
Он идёт в ближайший город и уходит в запой.

Collapse )

...Вы посмотрели фильм "Соломон Кейн", режиссёр Майкл Бассетт, сценарий Майкла Бассетта, по мотивам персонажа, придуманного Робертом Говардом.

Конец.
gunter

Обратно сегодняшнее

Ну вот ещё одно, опять же из разговора с madius'ом.

- Ты ищешь искупления? - спросил ангел.
Я промолчал.
- Ладно. Вот пистолет. Убьёшь этого человека, - он показал мне фотографию. - Потом уйдёшь в монастырь. Всё уже подготовлено.


А я знаю, почему я такие вещи не выкладываю. Это... шутки. Им нужен контекст. Контекст обычно выходит объёмным. Я начинаю его писать и бросаю. Каждый написанный постинг вызывает желание написать новый. Каждый недописанный - лишает возможности писать. Вот и все ножницы.