Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

gunter

Улучшаем советскую НФ, или повесть о настоящем рассказе

...а ещё в этом сборнике есть рассказ о человеке по фамилии Трах, Николай Андреевич Трах...

Но речь не о нём. Итак, arishai пошла читать рассказ "Сквозь время", чтобы сравнить его с "Дверью в лето" Хайнлайна (ха-ха-ха), а я потом к ней присоединился.

zhurav04

Суть.

Советский лепрозорий, смертельно больной учёный. Он всю жизнь боролся с проказой. изобрёл лекарство от проказы (препарат АД — отличное название!), но, в итоге, сам заразился и себя исцелить не сумел. Болезнь побеждает. По всем прогнозам, он не проживёт и года.

"Это была какая-то редчайшая разновидность лепроматозной проказы — злокачественная, скоротечная. Проказа словно мстила человеку, посягнувшему на ее тайны. Препарат АД не помогал. Каждый эксперимент — теперь Садовский экспериментировал на себе — приносил ухудшение. (...)

Новые опыты — новые неудачи. Они подгоняли болезнь. История болезни Александра Садовского быстро превратилась в пухлую папку. Садовский был и исследователем, и врачом, и больным. В историю болезни вписывались скупые, пожалуй, излишне скупые жалобы больного, латынь врача, химические формулы исследователя. Каждый опыт приближал победу исследователя. Каждый опыт приближал гибель больного. Врачу оставалось определить — что произойдет раньше.

В декабре Садовский-врач знал: больной погибнет прежде, чем исследователь найдет средство опасения. Исследователю нужно было три-четыре года; больному оставалось восемь, может быть, десять месяцев".


В лепрозорий приезжает специалист про крионике Зорин (с этого, собственно, начинается рассказ), который предлагает Садовскому стать подопытным кроликом в эксперименте по заморозке человека на произвольно долгий срок, с последующим оживлением. Если всё получится, то рано или поздно будет найдено лекарство, Садовского разморозят и исцелят. Если не получится, то Садовский просто уснёт навсегда, но это в любом случае не хуже, чем смерть от проказы.

Садовский понимает, что терять ему нечего и надо соглашаться, но до последнего колеблется и сомневается, потому что он человек и ему страшно. Потом, конечно, всё равно соглашается.

"— Прошло девятнадцать лет, — отчётливо, почти по слогам повторил Зорин. — Проказа излечена. Это было нелегко. Последняя стадия,. Девятнадцать лет…
— А вы? — прошептал Садовский. — Вы?
— Мы победили старость, — просто сказал Зорин. — Поэтому я… такой… Старость теперь наступает нескоро. (...)
— А… другое? — еле слышно спросил Садовский. — Девятнадцать лет… Люди…

Зорин понял.

— Да, коммунизм, — он улыбнулся. — Многое изменилось. Вы не узнаете".


— Да, коммунизм, — он улыбнулся и почти сказал, что с коммунизмом, слава богу, покончено, но решил пока пожалеть нервы пациента. — Многое изменилось.



И это, мать его, финал рассказа.

Причём, как сказала arishai, написан-то он даже неплохо. Страх Зорина перед невидимой заразой в лепрозории, сомнения Садовского и его иррациональное желание отказать Зорину изображены хорошо, достоверно. Но это не рассказ, не история. Абсолютно пустой текст, хоть шаром покати. Для чего нужно было бумагу переводить? Разве что ради этой фразы в конце: писательница демонстрирует лояльность идеологии и показную веру в то, что в пределах двадцати лет, плюс-минус, мы достигнем коммунизма и технологической сингулярности. Ведь Ильич обещал! Люди, заставшие его, узреют коммунизм! Это прям и смешно, и грустно.

"Фантдопущение" и новизна идеи — просто за пределами добра и зла. Истории про долгий сон и пробуждение в будущем не были новыми и тогда, когда Вашингтон Ирвинг писал про Рипа ван Винкля. Заморозка и коммунизм? Маяковский, "Клоп". Заморозка с медицинскими целями, чтобы в будущем исцелять болезни, неизлечимые в настоящем? Было и до Журавлёвой, и намного лучше. А главное, подобный сюжет в принципе не может быть вещью в себе, это всегда приём, нужный для чего-то ещё. Для чего-то, что Журавлёва забыла положить в свой рассказ.

"Писать фантастику [Журавлёва] начала ещё в институте, а первая публикация состоялась в 1958 году — рассказ «Сквозь время». Дебют писательницы оказался таким ярким и мощным, что сразу же вывел её на первые позиции в отечественной НФ".

Что я могу сказать? Ребят, у вас была охренительно низкая планка.

arishai: [Яркий и мощный?] Они будто первый оргазм описывают, я не знаю.
Я: Надеюсь, её первый оргазм был лучше её первого опубликованного рассказа. (Здесь должна была быть шутка про ТРИЗ.)

Но я придумал, как можно было бы сделать из этого недотекста образцовый и стопроцентно правильный советский рассказ!

Общая канва примерно такая же — врач, безнадёжная болезнь, он её всю жизнь изучал, заразился, проиграл бой, у него впереди мучительная и неизбежная смерть. Не хватает времени. Ему предлагают выход — заморозка и криосон. Он соглашается и просыпается в недалёком будущем. Там коммунизм, 21 век, все молодые, счастливые, старые проблемы человечества решены. Это надо дать самыми общими и лаконичными мазками, но дать.

Постепенно он узнаёт, что его старая и изученная болезнь на самом деле была новой, или новой версией старой, неважно, главное, что он — первый зафиксированный случай. Это была не случайная аномалия, не уникальное сочетание факторов, а что-то новое, то, с чем врачи раньше не сталкивались. И от этой заразы в дальнейшем ещё сколько-то людей померло, ибо на всех экспериментальных морозильников не хватило. Но потом решение всё-таки было найдено, потому что тогда, в прошлой жизни, он был уже близок к разгадке, и от него остались записи. И вот, наконец-то, его смогли разморозить и исцелить.

Затем он усилием воли возвращается в своё прошлое. "Последнее искушение Христа", советская версия. На самом деле, он всё это время был в клинике и просто размышлял над предложением доктора Зорина. И общался в бреду с собственным подсознанием, которое ему и предложило ответ — и указание на то, куда копать в плане исследования болезни, посредством реконструкции будущего, где исследования уже успешно завершились.

Потому что да, он умрёт, и плохо умрёт, сгниёт заживо. Но эти месяцы работы, которые он выиграет сейчас, перед смертью, сберегут годы исследований для других врачей — и это, в свою очередь, позволит спасти сотни жизней.

Это как выбор раненного офицера, который может обеспечить себе эвакуацию в тыл, где он спокойно доживёт до конца войны — или решит остаться со своими людьми на передовой, в пылу сражения, в безнадёжной ситуации, где он неизбежно погибнет, но, возможно, своими действиями приблизит прорыв и успех всей операции. 

Вот она, советская мораль для такого рассказа — нельзя просто лечь, заснуть и проснуться в коммунизме, где все давно уже выиграли твой бой за тебя. Коммунизм слагается из тех жертв, которые мы готовы принести для будущего здесь и сейчас.
gunter

Про пять кайдзю, штрихи к портрету

Про Льва-Единорога:

"Индрик-Единорог представляет собой некий аспект Царя Мира, Вайшванары-Агни, Белобога, Мельхиседека. Он противостоит инфернальным силам, сдерживая их в Тартаре, в подземном ярусе сокровенного царства, Гипербореи – там, где заключены зверочеловеческие орды Гогов и Магогов".


Про Тирана-Императора:

Рабство, этот извергнутый землёй Циклоп, свирепейший из расы гигантов, детей грубой Силы и Мрака, который напитал землю кровью, изголодавшийся в им же созданной пустыне, ослеплённый светом нашего дня, тянет лапы к пока ещё не осквернённой местности в поисках своей несчастной добычи - впустим ли мы его кровавые пальцы туда, где играют наши беззащитные дети?


Это то, что думает Грифон о Тиране-Императоре:

Slavery, the earthborn Cyclops, fellest of the giant brood,
Sons of brutish Force and Darkness, who have drenched the earth with blood,
Famished in his self-made desert, blinded by our purer day,
Gropes in yet unblasted regions for his miserable prey;—
Shall we guide his gory fingers where our helpless children play?


"Из всей нашей расы исполинов, ты - худший. Просто худший".

И сравните моё "живёт Тиран-Император в каком-то параллельном измерении, представляющим собой бескрайнюю выжженную степь (выженную, в том числе, в результате деятельности данного кайдзю)" с неожиданным оригиналом: famished in his self-made desert ("изголодавшийся в им же созданной пустыне").

[Только сейчас заметил, что поэт умудрился зарифмовать brood и blood, это рифмуется только на бумаге - или он же произносил blood, как "блуд". Пушкин и не такое творил, в сущности... У Блейка в "Тигр! Тигр!" "eye" рифмуется с "symmetry" (~ сИмэтри), что современных англоязычных читателей просто сводит с ума.]
gunter

Казахские недоминанты

chukcheev пишет:

"О френд-зоне.
Казахский писатель Ильяс Есенберлин рассказывает о нравах XV века:

«Первым, кого увидел хан Джаныбек, войдя в гигантскую спаренную юрту своей жены Жакан-бике, был постаревший уже джигит Хасен…
Уходя в чужой род, казахская девушка хочет видеть возле себя друга детства – одноплеменника, готового на всё ради неё. У каждой красивой девушки есть такой верный воздыхатель, который настолько беззаветно любит её, что с радостью воспитывает её детей от другого мужчины. Он приносит ей в жертву всю свою жизнь, довольствуясь тем, что каждый день видит её»".


Да, в тему курий. Конечно, у курий недоминанты обычно приходили со стороны (в рамках моей модели - из семьи мужа-доминанта, это было бы логично), но наверняка в этой области были возможны различные культурно-исторические варианты.
gunter

Тригоналиды, маги выживания

Даже не знаю, с чего начать. Но я хотел процитировать книгу "Становление перепончатокрылых и фазы их эволюции" (С.И. Малышев, 1966). Это книга не новая, в чём-то наверняка устаревшая. Эдвард Уилсон, ведущий специалист по эусоциальности, критиковал взгляды Малышева на происхождение общественного образа жизни у перепончатокрылых, но я до этой части всё равно ещё не дошёл.

Так вот, в первую очередь это будет в тему магии выживания (четыре пути). А заодно в тему ксенологии-ксенобиологии. В современных условиях, когда мы выдумываем инопланетную форму жизни, мы объявляем её результатом длительного эволюционного процесса, альтернативного по отношению к земной эволюции. То есть, мы берём некую гипотетическую предковую форму и щедро применяем к ней магию выживания. Вид хочет жить, он хочет адаптироваться. Тем более, если мы говорим о разумном существе. Никто ещё не стал разумным от хорошей жизни, неразумный предковый вид необходимо сначала припереть к стенке. Умней, отращивай мозги - или вымирай.

Итак, сегодняшняя история будет про тригоналид, сравнительно примитивных перепончатокрылых. Как и многие другие перепончатокрылые, они паразитоиды - их личинка должна развиваться в теле другого насекомого. Особенность тригоналид заключается в том, что у самок недоразвитый, редуцированный яйцеклад, поэтому им приходится заражать жертву пассивным образом, перорально. Самка типичной тригоналиды откладывает на листья тысячи яиц, а дальше полагается на удачу. Яйца должны проглотить питающиеся листьями гусеницы. В теле гусеницы из яиц выводятся личинки. Но гусеница является лишь промежуточным хозяином, личинки не могут развиваться в гусенице, окончательным хозяином должна стать личинка перепончатокрылого (или двукрылого?) насекомого. В зависимости от вида, мелкие личинки тригоналид либо ищут в гусенице паразитоидные личинки ос-наездниц, чтобы паразитировать на них (т.н. сверхпаразитизм), либо ждут, когда гусеницу схватит хищная оса, которая нашинкует её на части и скормит своим личинкам в гнезде. Как бы то ни было, гусеница должна проглотить яйца, и затем, внутри гусеницы или вместе с гусеницей, яйцо или личинку должна проглотить личинка другого вида перепончатокрылых. Личинка хозяина окукливается, но вылазит из куколки взрослая тригоналида. Как вообще мог возникнуть столь сложный механизм размножения?

Но сначала, наверное, надо сказать несколько слов про эволюцию перепончатокрылых по Малшыеву. Мне проще процитировать книгу М.М. Камшилова "Эволюция биосферы" (1974).

"Collapse )

С. И. Малышев описывает совершенно поразительные случаи приспособления наездников к существованию на самых различных жертвах, демонстрируя тем самым исключительные способности перепончатокрылых к овладению самыми различными источниками жизнедеятельности. Приспособительная эволюция предков наездников привела к возникновению существенно различных групп перепончатокрылых — ос, муравьев, пчел. Возникли изумительные по совершенству инстинкты, не раз ставившие в тупик исследователей. При этом обычно забывают о миллионах лет приспособительной эволюции и совершенно упускают из виду целостный характер эволюционного процесса. Не все особи откладывают яйца в оптимальных условиях. Причин тому две: ограниченность оптимальных условий и активный выбор некоторыми особями условий, отличных от оптимальных. В результате возникают предпосылки для образования новой формы.

Какие при этом действуют механизмы?

1. Способность к размножению, неизбежно приводящая часть особей к выходу за пределы оптимальной привычной среды.
2. Наследственная гетерогенность, обнаруживаемая в форме различий в признаках фенотипа и, следовательно, в различной способности выбирать условия, несколько отличные от оптимальных, и оставлять в них потомство.
3. Способность изменяться под влиянием развития в условиях, отличных от нормальных. При этом могут изменяться как морфологические признаки, так и физиологические особенности и особенности поведения.
4. Приобретение личинкой информации о новой среде и сохранение этой информации взрослой формой, выражающееся в выборе определенных условий среды развития личинки.
5. Постепенное изменение биотической среды посредством экологического механизма обмена генотипической информацией в ходе естественного отбора".


Это, кстати, интересно само по себе - извращенцы, как двигатели эволюции. У отдельной особи может произойти сбой генетической программы, особенно если она вытеснена на периферию, в неблагоприятную среду, ведь оптимальных условий на всех не хватит. Аномальное поведение приводит к попыткам вывести потомство неправильным образом. В большинстве случаев это приводит к гибели потомства, но те особи, которые выживут, будут лучше приспособлены именно к этим аномальным условиям, и смогут унаследовать свойственные родителям отклонения. Необычные условия станут для отпрысков новой нормой, к которой будут постепенно адаптироваться их собственные потомки, поколение за поколением.

Малышев пишет о том, что перепончатокрылые когда-то научились провоцировать у растений образование специфической опухоли, галла. Они откладывали в галл свои яйца, чтобы личинка могла развиваться в благоприятных условиях, питаясь растением изнутри. Другие перепончатокрылые не были столь успешны в плане галлообразования, но зато они начали откладывать свои яйца в чужие галлы, став инквилинами. Их личинка выводилась первой, жрала яйца или беззащитную личинку хозяина, а затем спокойно питалась чужим галлом изнутри. Эволюция паразитоидности у перепончатокрылых началась с паразитирования на близкородственных видах, что, в принципе, логично. Виды, ставшие объектом подобного хищничества, постепенно стали откладывать яйца глубже, отращивая более длинные и специализированные яйцеклады. Предки тригоналид, примитивные инквилины, не успевали угнаться за своими жертвами, а потому были обречены на вымирание. Или нет? Слово Малышеву:

"Collapse ).

Таким образом, в эволюционной истории тригоналид почти с самого их зарождения следовал ряд моментов, при которых им угрожала полная гибель. Однако каждый раз, когда, казалось бы, никаких шансов на сохранение не оставалось, Trigonalidae обнаруживали удивительную пластичность и так или иначе выходили из создавшегося тяжёлого положения. В результате они приобрели возможность откладывать за день тысячи яиц в условиях, при которых могли развиваться лишь единичные особи".
 

Вот это и есть магия выживания в чистом виде. Тригоналиды просто хотели жить.
gunter

Курии, как вид, ч.8

Гаремная система - 1, 2.

Что могло двигать эволюцию доминантов? Очевидно, что это сравнительно поздняя адаптация. Сначала был вид прото-протокурии, а потом у этого вида стал развиваться сильный половой диморфизм, самцы стали крупнее, агрессивнее, с более крупными клыками, создающие гаремы и агрессивно конкурирующие за самок.

Но я хотел бы поговорить даже не об этом, а о том, какой торг (в эволюционном смысле) представляют собой биологические отношения полов. У видов с половым размножением существует определённый антагонизм между интересами полов, который, естественно, выражается и реализуется в общей задаче продолжения рода и распространения своих генов.

Посмотрим, в очередной раз, на ту систему, которая сложилась у людей. Если максимально угрублять, мужчина выступает по отношению к женщине сексуальным паразитом - он хочет использовать её тело, её репродуктивный аппарат, для распространения своих генов. И он способен сделать это, даже помимо её воли. Изнасилования достаточно, чтобы тело сказало "ура!" и запустило программу вынашивания плода. Плод постепенно развивается в женщине, как паразит, присосавшийся к её телу и забирающий всё больше сил. На поздних месяцах беременности женщина, скажем так, ограниченно трудоспособна. Роды у людей проходят тяжело, это расплата за прямохождение и крупный мозг. Женщине в большинстве случаев требуется квалифицированная помощь, нарушения при родах вполне могут привести к смерти матери, ребёнка или их обоих. Потом женщина должна заботится о совершенно беспомощном и агрессивно требовательном младенце, выкармливая его своей грудью. Всё это время, во время беременности и кормления, женщина нуждается в помощи со стороны. Отсюда те вещи, о которых писал тот же Лавджой, мужчина на внешней орбите, женщины на внутренней и в центре, и так далее. Всё это накладывается на свойственный приматам промискуетет, где биологическая задача самца - обеспечивать распространение своих генов и бороться с неверностью самки, вплоть до прямой агрессии и инфантицида. (Пишут, что у людей до сих пор "риск быть убитым приёмным отцом в шестьдесят раз выше, чем в случае с родным".)

Итак, основа системы, с которой мы вышли на финишную прямую эволюции вида, состояла в том, что самец заботится о самке, защищает её, делится едой с ней и её детьми, а самка за это гарантирует ему верность, эксклюзивные права, регулярный доступ к телу и регулярное размножение. Сложность вынашивания детей повышает цену ребёнка для женщины, а заодно повышает ценность женщины для мужчины.

У курий всё иначе. Глядя на яйценосов курий, надо иметь в виду, что они не являются такими заложниками своей репродуктивной системы. Яйценос способен вести активный образ жизни, и ведёт его, являясь хищником. У него нет человеческой беременности, нет человеческих молочных желез. Носитель по отношению к яйценосу выступает в роли внешней матки, но затраты на носителей делит между собой вся колония. 10 яиц в год - это означает, что для яйценоса затраты на конкретного детёныша невысоки. Там даже особой эмоциональной привязанности может не возникнуть, раз у детёныша происходит импринтинг на любую взрослую особь в колонии, кроме доминанта. Но это всё, в свою очередь, понижает цену отдельного яйценоса для доминанта. Сколько стоит жизнь самки, если измерять её в выкормленных до готовности носителях, какой размен будет рациональным?

Теперь, смотрим с точки зрения доминанта. Его цель - 100-процентная вероятность отцовства, недостижимая для любого земного гаремного вида. Но вся суть в том, что ему необходимо в первую очередь контролировать не самок, а доступ к носителям, это и есть его "золотой запас". Без носителя никто размножаться не будет. Поэтому ему не надо так пристально следить за яйценосами (он даже может их отпускать, допустим, на охоту), ему главное, чтобы никто не отложил "чужое" яйцо в один из носителей его колонии. Человеческая женщина забеременела от "чужого" мужика? Это трагедия. Яйценос с кем-то тайком перепихнулся и отложил яйцо на стороне? Это не такая большая трагедия. Яйценос изобразил кукушку и просунул "наше" яйцо в чужой носитель? Да он герой! 

И вообще, если доминант регулярно спаривается с яйценосом, яйценос готов к размножению только на протяжении нескольких дней после очередной кладки. Пока в самке зреет одно оплодотворённое яйцо, она, надо полагать, не может завести следующее.

Изнасилование, если допустимо использовать настолько человеческий термин, это оружие недоминантного самца, который вынужден "красть" близость самок. Как у тех видов, у которых есть сексуально агрессивные крипто-самцы, умеющие прикидываться самками или детёнышами. Орангутаны достаточно человекоподобны, чтобы в их отношении говорить о "принуждении к сексуальному контакту", и этим, как правило, занимаются мелкие субординантные самцы в отсутствие доминанта. Доминанту самки и так полагаются, он огромный, мохнатый и клёвый.

А теперь посмотрим на протокурий. Допустим, низкоранговый мелкий самец мог изнасиловать самку. И что дальше? Доминантный самец подпускает к носителям только тех самок, которые гарантированно забеременели от него. Да и потом, по отношению к носителю самка играет активную роль, она должна расчехлить свой яйцеклад и вонзить его в плоть. Я уверен, её очень сложно заставить это сделать. И ей ничего не стоит стряхнуть ненужное яйцо на снег, условно говоря. (Я лично думаю, что самки могут прерывать беременность, и неотложенные яйца просто растворяются обратно, но это неважно.) Если у самца нет собственной колонии с носителями, он некачественный и низкоранговый. Какой смысл самке рожать некачественного детёныша от некачественного самца, и при том тратить на это целый драгоценный носитель? Она может спокойно списать в потери 10 процентов своих репродуктивных усилий за год и сосредоточится на качественном размножении.

В результате, случайный внезапный секс со стороны мелких низкоранговых крипто-самцов перестаёт быть эффективной репродуктивной стратегией (хотя является ею для земных видов). Яйценос может "случайно" забеременеть, но он не может "случайно" зарядить носителя. В итоге, таких самцов у курий нет, а субординантный фенотип присутствует только у недоминантов.

Доминанты выглядят так, как они выглядят, потому что в ходе эволюции вида самки протокурий выбирали только таких самцов, сливая и "стряхивая на снег" потомство всех остальных. Лишь такие самцы могли размножаться. Но даже доминант, на самом-то деле, не может изнасиловать самку. Если она откладывает яйцо в носителя, она делает это потому, что это яйцо оплодотворил её господин, которого она любит.

(продолжение следует...)
gunter

После Потопа

Так, я не могу, я завис.

Демография.

"It seems surprising that there are many Kurii," I said.
"Not at all," he said. "The egg-carriers can be frequently impregnated and frequently deposit the fertilized egg in a blood-nurser. There are large numbers of blood-nursers. In the human species it takes several months for a female to carry and deliver an offspring. In the same amount of time a Kur egg-carrier will develop seven to eight eggs, each of which may be fertilized and deposited in a blood-nurser."


Два острова. На первом острове высадились три сыновья Ноя с жёнами - Иафет, Сим и Хам. Шесть человек, трое крепких мужчин, три фантастически здоровые женщины, все в идеальном репродуктивном возрасте и с предельно длинным гарантийным сроком.

На втором острове высадились шесть представителей народа курий. Доминант, два яйценоса, два недоминанта, носитель. Чтобы всё было по-честному, считаем носителя за курию. Всё остальное - как у людей.

Правила такие. Это современные окультуренные курии, чтобы выводить новых носителей, им нужен хотя бы один взрослый носитель. (Протокурии могли запустить колонию без начального носителя, но это было давно и неправда.) Допустим, самка откладывает мелких пиявкообразных носителей-зародышей на взрослого носителя (или ему под кожу), они сосут его кровь, разбухают и отваливаются, и затем их уже доводят до взрослых размеров обычной перетёртой пищей, подобно тому, как зародыш в носителе пьёт кровь своего кормильца, пока не отрастит когти, челюсти, зубы и не научится есть мясо. Поэтому носитель на курийском, горианском и английском называется blood-nurser, его главная задача - производить вкусную питательную кровь. [Содержащую, надо полагать, необходимые бактериальные культуры, которые детёныш получает от носителя, через кровь, а носитель - от предыдущего носителя, тоже через кровь.] Рождение созревшего детёныша из носителя, когда маленька курия tears its way free - у меня это травматический, и, в подавляющем большинстве случаев, фатальный для носителя процесс. Норман, вероятно, думал о многоразовых носителях, но у меня носители одноразовые (но не всегда одноместные) для детёнышей, многоразовые для задачи выведения новых носителей. Этот вариант соответствует интуитивному ощущению, что мелкие носители должны отпочковываться от крупных носителей (1, 2) - тут они тоже отпочковываются, но всё равно используют генетический материал самки и оплодотворившего её доминанта.

Самка производит носителя за счёт механизма, схожего с производством потомства, потому что изначально это один механизм. Так что следует ожидать, что если за месяц в самке может созреть яйцо с зародышем, за сопоставимый срок в ней может созреть и яйцо с носителем. Но не одновременно, а или-или.

Допустим, что на то, что выкормить носителя до взрослого состояния, у курий уходит год. [Это, на самом деле, очень щедро, поросёнка можно за полгода до 100 кг довести, а тут носитель, просто кусок мяса, который вообще ничего не делает, только выделяет CO2, пассивно поглощает пищу, гадит (неизбежно) и растёт.] Допустим, детёныш формируется в носителе в течении года с момента кладки, потому что на выходе мы должны получить маленькую жизнеспособную курию, способную самостоятельно передвигаться и в меру своих сил охотиться на мелких зверьков. Но опять же, цифры совершенно условные.

Каждая пара людей рожает по ребёнку в год. "А если, по счастью, и двое прибудет, никто с вас не спросит, никто не осудит".

Курии тратят первый год на производство носителей. Второй год - на выкармливание носителей до нужных параметров и закладку в них детёнышей по мере готовности. Третий год - на сбор урожая детёнышей. При этом, теоретически, на третий год, пока в носителях созревают детёныши, самки снова могут начать производство носителей. Третий, пятый и каждые два года после этого, если я нигде не сбился, к нам приезжают детёныши со всех яиц, на которые нам хватило готовых носителей, но не больше двадцати (каждый яйценос может отложить до 10 яиц в год). Лимитирующим фактором для нас является, во-первых, еда, а во вторых, рабочая сила яйценосов и недоминантов. Способности яйценосов по добыче продовольствия не безграничны, способности недоминантов по обеспечению бесперебойного функционирования колонии, кормёжке и уборке за носителями, пригляда за детёнышами - тем более. Но к тому году, когда у курий недоминанты из первой партии детёнышей достаточно вырастут и поумнеют для того, чтобы, фигурально выражаясь, поставить их к станку, курии начнут сборку демографического катка, который вынесет вообще всё. Так у меня получается.

Помимо прочего, это я решил умозрительно проверить следующую гипотезу от gcugreyarea:

"Вполне возможно, что это гормонально регулируемый механизм. Как у людей в кризисы рождается больше мальчиков, так и у курий - когда много опасности и еды, рождается больше доминантов, а когда мало опасности и мало еды - преимущественно недоминанты"

+

"Незрелые доминанты - это массовка, солдаты, расходный материал. При наличии внешнего врага они выпиливаются об этого врага".


В рамках моей схемы очевидно, что пока колония молода, а еды много, необходимо производить недоминатов, стерильных рабочих, потому что "most work, including the care of the young, is performed by nondominants", а значит, они необходимы для дальнейшего развития колонии и развёртывания соответствующей инфраструктуры. И конечно же, надо производить яйценосов. Доминант пока что здоров и силён. (Даже если с ним что-то случится, не беда. Имея на руках кучу недоминантов, мы можем рассчитывать, что хотя бы один из них окажется крипто-доминантом, который без доминанта перекинется, станет развиваться, как доминант и отрастит себе функционирующие половые органы. Проблема решена.) И наоборот, доминантов (и яйценосов, конечно же) имеет смысл массово рожать, когда ресурсы постепенно начинают заканчиваться. В условиях голода недоминантов производить почти что бессмысленно, о чём они будут заботится и кто их будет кормить?

***

...А на третьем острове высадились трейвы. Тоже шесть особей с идеальным здоровьем и максимальным репродуктивным потенциалом. Искр, декстр, два мельда, два кэрри. Декстр стал строить гнездо. Искр привёл мельдов и кэрри к декстру. После чего искр ушёл исследовать остров и стал играть в "Робинзона Крузо", а декстр остался в гнезде с двумя кэрри стал играть в "Таинственный остров". Мельды курсировали между искром и декстром, разнося новости и играя уместные, но различные роли и в том, и в другом сюжете. Кэрри помогали декстру с обустройством гнезда и постепенно рожали зачатых в брачном танце детей, одного за другим. Дети со временем вырастали, покидали матушкино гнездо и уходили на воспитание к мельдам. А потом, по мере взросления, рассыпались на группки по половому признаку и будущим функциям. Мельды копировали своих родителей-мельдов, Искры уходили к искру-Прародителю. Молодые декстры закладывала новые гнёзда, а кто-то из них вернулся, чтобы помогать дяде-декстру расширять и совершенствовать самое первое гнездо. Главное, чтобы искрам было куда приводить новых кэрри, чтобы жизнь могла продолжаться.

***

А на четвёртый остров высадилось шесть гномов, детей Ауле - четверо мужчин и две женщины. Гномы принялись с энтузиазмом копать и строить, не подозревая, что с такой демографией они в полной заднице.
gunter

Курии, как вид, ч.4

Дикое, доразумное состояние предков курий. Двух особей, самца и самки, достаточно для того, чтобы основать колонию.

Я исхожу из следующего:

Адаптации у курий заточены под цикл boom-bust (быстрый рост численности и резкое падение численности), очевидно, в прямой зависимости от доступных пищевых ресурсов. Также, и по тем же причинам, предкам курий было свойственное чередование фаз концентрации, когда они создавали крупные колонии (много ресурсов), и фаз рассредоточения, вплоть до уровня отдельных, самостоятельно боровшихся за выживание особей (мало ресурсов). Поэтому:

"— Кюры общественные животные?
— Общественные, — ответил кюр. — Но не в той степени, что люди. В этом наше преимущество. Кюр может жить один. Ему не нужно стадо себе подобных"
.


Если бы размножение предков курий полностью зависело от имеющихся носителей, это было бы невозможно. Коллапс колонии приводил бы к гибели накопленных носителей, после чего вымирала бы вся популяция. Самодостаточность курий означает, что они могли разбежаться и рассредоточиться по огромной территории, с минимальной плотностью населения, и выжить в качестве одиночных хищников, а затем начать всё заново. (А если бы у них не было стремления к созданию больших групп, они бы не обрели разум и не вышли бы в космос.)

Поговорим про протокурий - умных, но пока ещё неразумных зверей.

Collapse )

Поэтому я скорректирую схему:



Теперь посмотрим на современные представления об эволюции эусоциальности:

"Первый этап — формирование в популяции групп особей, которые в силу тех или иных причин держатся вместе на ограниченной территории и потому тесно контактируют друг с другом. Чаще всего такие группы образуют особи, находящиеся в одном гнезде (или норе), скапливающиеся около общего источника пищи или совершающие совместную миграцию (нередко — следующие за лидером). Важно, чтобы это было не просто пребывание вместе на определенной стадии своего жизненного цикла (например, птенцов в гнезде), но и попытки кооперации в защите гнезда или источника пищи. Такие попытки мы почти всегда находим у животных с элементами эусоциальности. Примерами могут быть некоторые осы и пчёлы, колониальные тли, трипсы, креветки и голые землекопы. У большинства настоящих эусоциальных животных формирование группы начинается с одной оплодотворенной самки (перепончатокрылые) или пары половозрелых особей. В теории «совокупной приспособленности» обязательным считается наличие родственных связей между особями, вступающими в кооперацию, и соответственно — возможность родственного отбора. Однако, как подчеркивают авторы новой концепции, родство есть скорее следствие, а не причина эусоциальности. На начальных стадиях становления эусоциальности оно не является обязательным.

Второй этап — это накопление признаков, которые делают переход к эусоциальности более вероятным. Подобного рода «преадаптации» к общественному образу жизни возникают путем обычного естественного отбора, действующего на уровне отельных особей (а не групп). Примером может быть постройка одной самкой гнезда, которое потом она будет защищать. У некоторых пчел, ведущих одиночный образ жизни, элементы эусоциального поведения возникают, если в ходе эксперимента несколько особей поместить в небольшое ограниченное пространство. Тогда одна пчела начинает повторять то, что делает другая, к ним присоединяется третья и т. д. Разделение труда между разными особями, по-видимому, появляется как продолжение определенного алгоритма поведения отдельной особи. Известно, что одиночная пчела сначала выполняет один этап работы, и только закончив его переходит к следующему. С развитием эусоциальности этот алгоритм проявляется в том, что особи начинают избегать делать ту работу, которую уже сделали другие. Очевидно, что пчёлы и осы уже как бы «заведены» на подобное коллективное разделение труда, и поэтому нужно только нажать на пусковой крючок, чтобы запустить быстрый переход к эусоциальности. У перепончатокрылых есть еще одна важная преадаптация к эусоциальности, а именно забота о будущем обеспечении потомков — постройка гнезда, доставка туда корма (например, парализованной жертвы), откладка яйца в ячейку, где уже есть корм для будущей личинки. На следующей стадии — охрана личинки, а иногда и ее кормление.

Третий этап — появление посредством мутации или рекомбинации специальных генов, ответственных за поддержание группы. У «преадаптированных» перепончатокрылых достаточно одной мутации, которая отменила бы предыдущую команду. Например, половозрелая самка и ее подросшие потомки должны оставаться в старом гнезде, отказавшись от расселения. Хотя пока гены, отвечающие за эусоциальность, нам не известны, некоторые гены, меняющие поведение муравьев, описаны.

Четвертый этап — появление принципиально новых (эмерджентных) признаков, возникающих в результате взаимодействия особей в колонии. Эти признаки становятся важными объектами отбора. Авторы отмечают, что различия в ролях размножающихся родителей и неразмножающихся потомков могут определяться не разными генами, а разной фенотипической реализацией одних и тех же генов в зависимости от внешних условий. Колония может рассматриваться как самостоятельный индивидуум, своего рода «сверхорганизм».

Пятый, заключительный, этап — это отбор на уровне колоний, который у наиболее продвинутых эусоциальных видов может менять и жизненный цикл и систему каст".


Как мне кажется, ещё до появления разума протокурии достигли как бы не четвёртого этапа. Различная фенотипичная реализация мужских генов - появление неразмножающихся самцов, "nonreproducing form of Kur" (с), которые помогают родителям.

(продолжение следует...)
gunter

Жизненный цикл курий

Графическое представление того, что там написано по-русски и по-английски:



Взрослый доминант (т.е., самец в полном смысле слова), инстинкты которого "заставляют его оплодотворять и убивать", оплодотворяет яйцо в организме яйценоса, egg-carrier (т.е., самки).

Яйценос откладывает оплодотворённое яйцо в неподвижного носителя-кормильца, blood-nurser (генетически это тоже курии, но только генетически; они неотъемлемая составляющая биологического вида, но они не Народ, не разумные существа).

Детёныш созревает в носителе и прогрызает себе путь наружу. После рождения у детёныша происходит импринтинг на первую увиденную курию, кроме доминанта (детёныши инстинктивно боятся доминантов). Детёныш, соответственно, может быть маленьким яйценосом, доминантом или недоминантом. Доминанты и недоминанты развиваются, как самцы, но недоминанты неспособны к размножению и у них ослаблен инстинкт убийства, они сидят дома, ведут хозяйство и заботятся о детях (и, надо полагать, о носителях).

Когда я рассказывал arishai о куриях, она сказала, что самый умилительный момент - вот этот:

— Значит, у вас нет матерей?
— В земном смысле этого слова — нет. Между тем выбравшись из кормильца, маленький кюр тут же привязывается к первому попавшемуся взрослому кюру, лишь бы это не был доминант.
— А если доминант?
— Тогда он попытается обойти его стороной, что вполне оправданно, ибо доминант может и убить.
— А если новорожденный тоже доминант?
— Доминант, конечно, никого стороной обходить не станет. Он выпустит когти и обнажит клыки.
— И?
— Взрослый кюр не станет его убивать. Малышам дают подрасти.


Сама эта картина, когда маленький, только-только появившийся на свет доминант становится в угрожающую позу, поднимается на задние лапы, растопыривает коготки и начинает скалить зубы, в меру своих скромных возможностей. И наверняка ещё издаёт злобные звуки. Мозги ещё не развились, говорить не умеет, но при виде другого доминанта инстинкты включились на полную катушку. "Это моя территория! Не сметь! Я бросаю тебе вызов!"

***

И да, у этой схемы есть очевидная проблема, которую я отметил на своём рисунке. Откуда берутся носители-кормильцы? Они одноразовые или многоразовые?
gunter

Трейвы, ч.3

Продолжаем разговор.

Деторождение. Когда gimli_m впервые обратил моё внимание на трейвов, я заметил, что процесс размножения у них чересчур усложнён. Не меньше четырёх особей, хотя бы по одной от каждого из четырёх полов, должны собраться вместе, в определённое время, когда у искра наступает брачный период (даже если у разных искров это случается в разное время). Чем больше элементов, тем больше шансов, что что-то пойдёт не так, особенно, когда мы говорим о сложных разумных существах, со своими предпочтениями и заморочками. gimli_m ответил мне следующим: "А если количество детей в семье -- кладка из 30 - 100?" Логика понятна. У людей процесс зачатия устроен намного проще, но и репродуктивный выигрыш от каждого удачного акта небольшой. А тут сама процедура сложная, поэтому разумно ожидать, что если покер всё-таки сойдётся, выигрыш для всех участников будет весомее. Но трейвы не похожи на черепах, которые закапывают десятки яиц в песок, а дальше пусть Господь забирает своих. По-меньшей мере, кэрри точно заботятся о собственных детях.

Поэтому я решил, и arishai со мной согласилась, что деторождение у них будет отложенным и растянутым во времени. Кэрри - многодетные мамы, но детей они рожают постепенно, по очереди, 1-2 за раз, чтобы не перегружать себя. Более-менее поставили на ноги одного - рожают следующего. Плюс, они, конечно же, кооперируются с другими кэрри для совместного ухода за детьми. (Три женщины не родят одного ребёнка за три месяца, но трём женщинам проще следить за тремя детьми, чем одной за одним.) Таким образом, чем дольше просуществует отдельное гнездо, как семейная группа, чем стабильнее и безопаснее жизнь его обитателей, тем больше будет репродуктивный успех всех особей, которые изначально принимали участие в основании этого гнезда.

Я исходил из того, что кэрри нравится всё "традиционное, не меняющееся годами и долгосрочное", что они по характеру "старушки-процентщицы", "инвесторы" и "писатели развлекательной литературы". Сидишь, сидишь, написал книжку, издал, получил гонорар, пишешь следующую. Сделал первоначальный взнос - сидишь, считаешь проценты. Я решил связать это с их биологией. Кэрри способны долгое время "стричь дивиденды" с одного-единственного удачного акта оплодотворения (природе такие примеры известны, включая даже более радикальные варианты, как у муравьиных маток). Таким образом, в жизни отдельной кэрри будет немного результативных спариваний, но, при нормальном развитии событий, много детей от каждого завершённого акта, на протяжении многих лет. Поэтому кэрри так осторожны и консервативны, при всей своей силе - взрослые кэрри часто носят в себе многие жизни, которые уже здесь, уже вытянули счастливый билет генетической лотереи, но тут же канут в тьму небытия, если с кэрри что-то случится.

Логика природы, очевидно, исходила из того, что некоторые гнёзда всё равно погибнут, вместе с защищающими их кэрри и не успевшими родиться детьми. Но оставшиеся, удачливые гнёзда со временем компенсируют все потери для вида. Трейвы, таким образом, занимают достаточно интересное место на шкале r/K-стратегий.

Теперь мельды. Я решил, что мельдам нет смысла привязываться к одному гнезду или вообще там оставаться. (Кэрри самодостаточны - могут строить дом, рубить дрова, копать ямы, пахать землю, могут заботиться о детях, домашних животных, скотине. Для остального есть декстры.) Естественно, каждый отдельный мельд может базироваться на какое-то конкретное гнездо, или покровительствовать нескольким гнёздам. По заявленным для них качествам, мельды - это посредники, хранители культурной памяти и разносчики новостей. "Культивируются изящные манеры, умение поддерживать социальные связи, умение гасить конфликт" (даже ценой самопожертвования), "ведут учёт деньгам", "воспитывают детей школьного возраста". В рамках моей модели, мельды изначально образовывали кочевые группы, которые перемещались между гнёздами, добывая те или иные ресурсы и меняясь ресурсами. Кэрри были заинтересованны в том, чтобы делиться едой с приходящими мельдами и давать им укрытие, мельды были заинтересованы в том, чтобы приносить кэрри и декстрам свежую информацию и вещи, которых нельзя было достать в окрестностях гнезда. (Например, на Земле первыми настоящими товарами были охра, обсидиан и янтарь, потому что они встречались только в отдельных, редких местах, но пользовались большим спросом повсюду.) Мельды постепенно становились торговцами, дипломатами, почтальонами, сказочниками.

При этом, да, подросших детей из гнезда отдавали на воспитание мельдам, так что мельды изначально брали на себя социализацию молодняка. Очевидно, так было ещё до возникновения разума в полном смысле слова: часть особей жила в гнёздах и производила потомство, часть кочевала по окрестностям, подростки покидали материнские гнёзда и вливались в бродячие группы под руководством мельдов. Поэтому мельды по природе своей "управляют и направляют", то есть выбирают маршрут перемещения группы между известными гнёздами.

По мере взросления, подростки начинают сбиваться в собственные стайки по половому признаку. Там их пути расходятся - искры начинают брать пример с взрослых искров (опасные, тяжёлые, рискованные занятия), декстры начинают осваивать сложные технические навыки под руководством взрослых декстров.

"Естественно, что неумелые постройки совсем молодых птиц практически не привлекают внимания самок. Тем не менее они строят себе временные площадки и «в свое удовольствие» исполняют там брачные танцы, видимо накапливая опыт для дальнейшей жизни".


Опять же, можно провести аналогию с ещё одним видом птиц, у которого присутствует сложная брачная демонстрация:

"Длиннохвостый красноногий манакин — довольно интересная птица в плане семейной жизни. Самцы длиннохвостого красноногого манакина создают долгосрочное сотрудничество дуэтом или трио. Они сначала вместе поют, а затем исполняют сложный скоординированный брачный танец для любой самки, очарованной их пением. Если она соглашается на спаривание, то только альфа-самец оплодотворяет её".


Выгода бета-самца в том, что, помогая альфе, он осваивает сложные движения брачного танца. Так и юные декстры могут становиться подмастерьями у состоявшихся декстров и помогать им реализовывать проект по привлечению искра, не участвуя в возможном брачном союзе, но приобретая драгоценный опыт. Или они могут устраиваться на работу в долговременные гнёзда, перенимая навыки у местных декстров, а иногда даже принимая от них эстафету заботы о гнезде. Как и люди, все трейвы разные. Декстр-гений спешит начать свой сольный проект, кто-то предпочитает помогать мастеру, пока не освоит все секреты мастерства, а кто-то готов всю жизнь проработать над чужими проектами, делая карьеру и приобретая жилплощадь за счёт естественной убыли старшего поколения.

Молодые кэрри тоже сбиваются в группки, как и мельды. Молодняк начинает практиковать брачные танцы, сопутствующие ритуалы и общую механику процесса. Мельды дурачатся с кэрри, целуются с декстрами - пока это всё ещё репетиция, тренировочный прогон. Без искров это всё равно ни к чему не приведёт. (Раз у остальных трёх полов брачных периодов нет, и они всегда готовы, то вполне может быть, что взрослые декстры, мельды и кэрри время от времени вспоминают свои подростковые игры, для укрепления социальных связей и снятия стресса. Вот искры, надо полагать, за пределами брачного периода "глупостями" не интересуются. А без искров, естественно, всё не так весело и не так... интенсивно. С другой стороны, трейвы - это раса, которой не приходится опасаться нежелательной беременности, у них тройная система предохранителей вшита. У трейвов будут свои заморочки и культурные табу, но вряд ли аналогичные человеческим.)

Очевидная разница с людьми заключается в том, что юные девственные кэрри не столько засматриваются на мельдов, сколько вместе с ними вздыхают по далёким и пока ещё недоступным искрам, особенно, если это известные и статусные искры. 

Но это всё романтика, а я пытаюсь говорить о биологической логике. Так вот, забирая подросших детей из разных гнёзд и перемешивая их (и, изначально, совершая с ними миграции на значительные расстояния), мельды обеспечивают генетическое разнообразие в популяции, помогают избежать близкородственных браков и вырождения, которое грозит изолированным гнёздам. 

...Наконец, старые особи любого пола теряют в подвижности (это неизбежно) и оседают в каких-нибудь древних, давно освоенных гнёздах в центре заселённых территорий. Даже старый мельд может учить, декстр - делится навыками, а кэрри - помогать следить за детьми. А искры просто прикольные, даже когда очень старые. Из гнезда мы вышли и в гнезде закончим свой путь...

Я даже нарисовал картинку, умеренно подражая "орбитам" Лавджоя; это, как оно гипотетически выглядело в каменном веке:



На внешней орбите находятся искры (вне брачного периода), занятые тем или иным опасным промыслом. Это периферия сообщества, как у Островной Империи по замыслу Стругацких: "этим кругом Империя ощетинивалась против всей прочей ойкумены, держала оборону и наносила удары". Разведчики, следопыты, короче, ранняя система оповещения.  Затем идёт внутренняя орбита, в пределах которой, под прикрытием экрана из искров, перемещаются мельды со своими "школами" и кочующие группы холостого молодняка. По территории сообщества раскиданы гнёзда-"детские сады", обороняемые кэрри и поддерживаемые декстрами, их изначальными строителями.

Если искры находят что-то интересное, например, пустой участок, пригодный для заселения, они сообщают об этом мельдам, а те уже передают информацию по сети. Молодые амбициозные декстры покидают обжитые территории и пытаются основать колонию на новом месте. (Надо полагать, в древности это был самый рискованный момент в жизни декстра, не все выживали, но природа бывает жестока.) К их усилиям начинают проявлять интерес те или иные искры, входящие в брачный период. Если искр захвачен идеей декстра, он приводит к нему мельдов и кэрри, подобно тому, как в русском "Физиологе" "рыбий воевода", водный конь-утроп вёл за собой рыб к золотой рыбке. Затем кэрри остаются, искр и мельды уходят, кэрри ведут хозяйство и потихоньку рожают детей, декстр получает защиту, пропитание и рабочую силу для реализации своих идей по дальнейшему улучшению гнезда. (Кэрри добывают еду, но готовит её традиционно декстр, потому что это слишком ответственное дело.) Ну а где образовалось и устояло гнездо, там вскоре появляются мельды. Так постепенно раздвигаются границы освоенной территории.

Конечно же, у развитой технологической цивилизации всё это выглядит намного, намного сложнее. И это всегда было сложнее, на само-то деле. Но начинать всё равно приходится с байки про "дубинкой по голове и за волосы в пещеру".
gunter

Трейвы, ч.2

Попробуем порассуждать о трейвах с точки зрения известных закономерностей полового отбора, делая скидку на то, что это перевод, пересказ, интерпретация, etc., etc. (Понятно, что изначальные авторы раскидали гендерные стереотипы по четырём корзинам с таким расчётом, чтобы каждый пол оказался в чём-то "девочкой" и в чём-то "мальчиком", в зависимости от того, с кем его сравнивают.)

Что мы знаем об искрах? Искры - это "физическая сила", "красота", "инициируют половую связь", "вызывающая одежда", "брачные периоды"; под действием половых гормонов эмоциональны и импульсивны, расплачиваются за гормональный пик депрессняком-отходняком. "Биполярная капризная девочка". Имеют склонность к тяжёлым, опасным, традиционно-мужским (с человеческой точки зрения) видам деятельности.

Всё это, в особенности брачные периоды и яркая красота (с точки зрения трёх других полов, надо полагать), указывает на то, что материальный вклад искров в судьбу потомства минимален. Они рекламируют свои превосходные гены, своё биологическую состоятельность. За рамками брачного периода, их тяга к опасным и рискованным занятиям на периферии сообщества должна приводить к повышенной смертности, но с точки зрения природы это даже хорошо: выживают сильнейшие, самые приспособленные. Можно даже предположить, что искры с годами становятся только лучше, как дорогое вино; в разумных пределах, естественно. Иначе говоря, молодые, переживающие свой первый брачный сезон искры довольно блёклые, и расцветают они медленно. По аналогии с демонстративным полом многих земных видов, то есть с самцами, можно сказать, способность самца раз за разом избегать встречи со смертью говорит в его пользу, а индикаторы мужской состоятельности нередко развиваются постепенно, со временем, а потому у молодняка они хилые. (У тех же пятнистобоких ягуан, статус самца прямо пропорционален длине его хвоста, а чтобы отрастить длинный хвост, надо прожить долгую для ящерицы жизнь и не попасться в лапы хищнику. Оторвали хвост - все очки сгорают.)

Искры - это "водный конь", потому что они инициируют движуху. Сила, красота, истеричность - настоящие признаки лидера-харизматика, типа Александра Македонского или Жанны Д'Арк. "Кто любил меня, пусть идёт за мной!" Поэтому "воевода над всеми рыбами". Другое дело, что вне брачных периодов искры предпочитают компанию собственного пола. Рыбаки, лесорубы, шахтёры - это занятия коллективные, требующие спайки и взаимовыручки. Разница с земными мужчинами состоит в том, что у наши лесорубы в лесной глуши и рыбаки на сейнере посреди моря всё равно думают о бабах. А у искров такой проблемы нет, чисто физиологически, так что им в чём-то проще. С другой стороны, за это их периодически колбасит во время гормональной перестройки организма при переходе в брачный режим и обратно.

Декстры - гениальная догадка gimli_m, насчёт "у меня создалось впечатление, что в дикой трейвской природе они строят гнёзда для всей семьи". "Искусность и ловкость, вязание на спицах, вышивка бисером, ремонт часовых механизмов", приготовление блюд и уборка помещений, плюс инженерные таланты и общая стимпанк-стилистика ("инженеры" в стимпанковском смысле). Все эти вещи увязываются через мелкую моторику, усидчивость, тщательность, методичность; умение работать со сложными структурами и чётко выдерживать расписание, дозировку, пропорции. Речь явно идёт о признаках, являющихся фактор полового отбора и поддерживаемых этим отбором. Это т.н. "честные сигналы", индикаторы биологического качества особи, которые трудно подделать.

В качестве аналогов я бы предложил шалашников, строящих изящные демонстрационные шалаши, в частности, атласного шалашника с его любовью к синему цвету:

"Самцы атласных шалашников не умеют петь и привлекают самок постройками из сучьев, называемыми беседками или шалашами, которые украшают различ­ными блестящими предметами. Самым заманчивым для самок считается синий цвет, поэтому все предметы с синим оттенком (например, синие крышечки от пластиковых бутылок) самцы выискивают с особой тщательностью. Для придания шалашу дополнительной привлекательности самец часто раскрашивает его мякотью фруктов, используя в качестве кисточки кусочек коры. Построенное сооружение не является гнездом, а служит только местом увеселения для пары, которая играет и бегает возле шалаша. Причина столь странного способа ухаживания до конца не ясна, однако инстинкт строительства в самцах настолько силён, что они строят беседки, даже находясь в неволе".


А ещё популярную в интернете рыбу, бело-пятнистого иглобрюха Torquigener albomaculosus, который, чтобы привлечь самку, создаёт сложные узоры из песка:

"Рыбы-архитекторы или бело-пятнистые иглобрюхи — единственные в своем семействе, кто занимается постройкой сложных песочных структур в качестве своих брачных сооружений. Предварительно они расчищают выбранное место от разного мусора, выносят веточки, ракушки, лишние камешки. Во время брачного ритуала самцы вертятся, кружатся и извиваются у самого дна, распахивая его плавниками, создавая таким образом на песчаном дне своеобразное гнездо...

Как выяснилось, структура гнёзд служит не только цели привлечения внимания, объёмный узор из линий и окружностей гасит морские течения, обеспечивая находящемуся в центре потомству большую безопасность. Симметричное гнездо состоит из небольшого кратера с двумя песчаными круговыми насыпями и множеством радиальных каналов. Видимо для самок этих рыб большое значение играет умение самцов обращаться с песчинками, и, как следствие, заботиться об икринках".


Декстр, очевидным образом, это пол-демонстратор, который своими шедеврами пассивно соблазняет представителей пола-оценщика, рекламируя свои навыки строителя. Поэтому декстр - это "золотая рыбка", он никуда не ходит, он ждёт, когда к нему придут. Кого он соблазняет? Искра, своего "водного коня". Ещё до того, как у трейвов появилась цивилизация, декстр начинал строить гнездо, украшая его различными предметами, выкладывая узоры и так далее, с целью заманить к себе искра в брачном состоянии. Если искру нравилась заготовка гнезда и общее качество работы мастера, искр приводил к декстру мельдов и кэри - от минимальной пары до сравнительно большой группы. Искр инициировал декстра, декстр инициировал мельдов, мельды оплодотворяли кэрри. Кэрри оставались в гнезде и начинали достраивать и расширять его под свои нужды, при поддержке и под руководством декстра. Вот моя гипотеза.

Таким образом: чем качественнее шедевр декстра, чем лучше созданная им основа для гнезда, чем больше у декстра шансов зацепить высокорангового искра. Чем выше ранг искра, тем больше народу он сможет увлечь в свой танец и привести в гнездо. Тем больше кэрри получит декстр в качестве рабочей силы для реализации своего видения. Тем больше будет гнездо, тем больше будет детей, и т.д.

В свою очередь, для искра важно умение оценивать способности декстров. Он, в конце концов, рискует судьбой своей генетической линии (реализуемой посредством декстров, мельдов и кэрри). Главную движущую силу эволюции трейвов можно сформулировать так: нельзя выводить детей в плохих гнёздах. Репродуктивное преимущество получали декстры, способные правильно выбрать место для будущего гнезда и способные построить там хорошее гнездо, а затем поддерживать его бесперебойное функционирование  - в том случае, если они могли привлечь искров своим умом и талантами. Репродуктивное преимущество получали искры, выбирающие наиболее умных и талантливых декстров, для чего самим искрам требовался ум и чувство вкуса. Красивый, но глупый искр оставлял меньше потомков, потому что он приводил брачную процессию в неудачное место. Так постепенно развивался разум, вплоть до способности увидеть окончательный результат в сырой заготовке, в плане, в чертеже: будущее в настоящем. (Один декстр ведь не сможет сразу построить идеальное большое гнездо, ему потребуется помощь, а помощь обеспечит загоревшийся "идеей" гнезда искр.) Трейвы, независимо от пола, стали рождаться с более крупными и сложными мозгами - умные кэрри лучше заботились о детях, и так далее.

Естественно, у разумных существ всё это развилось, усложнилось и опосредовалось. Но, условно говоря, даже у разумных существ ресторанным шеф-поваром будет декстр, а ресторанным критиком - искр, и если ему понравится еда, он приведёт в ресторан кучу посетилей, мельдов и кэрри. Инноватор-декстр предлагает проект, influencer-искр его оценивает и приводит в проект инвесторов-мельдов. А кэрри выступают в качестве рабочей силы.

И где-то всё равно будут стоять могучие древние замки, многократно перестраиваемые многими поколениями декстров, уже с паровым отоплением и электропроводкой, но всё ещё функционирующие в качестве гнёзд, и искры время от времени приводят туда новые брачные процессии.

Кэрри. Очевидные самки, если они вынашивают детей и заботятся о детях. (arishai предложила существование некой формы вскармливания, естественно, необязательно схожей с той, которая присуща земным млекопитающим.) При этом, кэрри - это gentle giants, они крупные и мощные. Это второй сильный пол после искров, но искры у нас одновременно и сильный, и прекрасный пол. Так что мельды и декстры, очевидно, более мелкие. В то же время, кэрри "стеснительные" и консервативные домоседы, они не любят всё неожиданное, непредсказуемое, потенциально опасное, рискованное. "Косят, собирают урожай и кормят домашних животных" - это архетипические русские крестьяне и деревенские бабы. "Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик". О чём нам это говорит?

Посмотрим на схемы, которые рисовал Лавджой. Мужчины-охотники находятся на внешней орбите, женщины, собирающие ягоды и съедобные корешки, на внутренней. В центре дети и женщины, оставшиеся сидеть с детьми (старики, etc.). Это ещё одна важная инновация нашего вида - женщины получили возможность временно оставлять своих детей под присмотром родственниц. Короче, женщина с ребёнком на руках знала, что она по отношению к ребёнку - последняя линия обороны, а первая линия обороны - это мужики с палками, которые топают, вопят и отгоняют хищников. Поэтому человеческая женщина может слегка сэкономить на собственных размерах и силе (тем более, что рост и сила затратны, крупным особям нужно больше еды: the cost of being big would be higher in women simply because, under gender hierarchical regimes found in all cultures, men are allocated the best food).

Кэрри, явным образом, выгодно быть крупными. Иначе говоря, когда детёнышам грозит опасность, кэрри представляют собой первую и последнюю линию обороны - искры далеко, мельдов может рядом не оказаться, декстры не бойцы. Некому делегировать ответственность и принятие решений, значит, сильные и организованные кэрри способны лучше защищать гнездо. И они же являются основными кормильцами, которые добывают и выращивают еду. Они главная рабочая сила гнезда, там, где требуется именно сила, а не аккуратность и тонкая работа (для этого есть декстр). Поэтому мы можем ожидать, что у кэрри будет развит инстинкт сотрудничества с другими кэрри для добычи пищи и укрепления гнезда, и инстинкт совместной обороны гнезда, защиты уязвимых беззащитных созданий: детей, домашних животных, больных, стариков, представителей "слабых" полов и так далее.

(продолжение следует...)