Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

gunter

Планета Ламарка

Наконец-то я полностью изложил рухнувший мне в голову архив с "эволюцией живых существ по Ламарку".



Летучие лисицы и сумчатые черепахи - разумные обитатели планеты Ламарка.

Восход паукоидов
Птицезавры, или моллюски, покорившие сушу и небо
Медведь — это большой хищный ёж, а также другие крокодиломорфы
Жизнь жираффы

***

В качестве необязательно бонуса — Evolution (1980), мультик про развитие жизни:



Местами мультфильм полон ксенобиологии покруче той, о которой написал я. Птерозавры — это птицы, хордовые — это моллюски (причём, прошедшие через промежуточную стадию морских звёзд с радиальной симметрией). А как вам древние членистоногие, размножающиеся почкованием? Про роль растений в жизненном цикле ранних млекопитающих я вообще молчу.
gunter

Планета Ламарка, ч.4; жизнь жираффы

(...)

Самая короткая и по существу :-).

Если ввести в Гугл запрос "эволюция по Ламарку", в разных вариантах и на разных языках, вы неизбежно увидите множество картинок с жирафами. Жираф стал просто синонимом Ламарка и его теорий. Да, конечно же, Жан-Батист Ламарк писал про жирафа.

Lamarck_Giraffe

"Философия зоологии" — это два тома рассуждений о природе жизни, местами разумных, частью совершенно бредовых. В той же книге, например, Ламарк одним из первых излагает гипотезу происхождения человека от обезьяны. Но из этих двух томов большинство читателей запомнило только абзац про "жираффу"; пример с жирафом, вырабатывающим "привычку к длинношейности", попал в школьные учебники и живёт там до сих пор.

В связи со всем вышесказанным, на планете Ламарка должно водится много разных жирафов. На Земле "длинношеесть" открывали для себя самые разные животные, и никакие законы космоса не запрещают существование "конвергентных жирафов".

Клювоголовые рептилии:

1. Сумчатые черепахи.

photo_2020-04-17_00-05-05
photo_2020-04-17_00-05-04

Тут я не буду долго думать и использую роскошную выдуманную черепаху Giraffachelys'а из маленькой, но замечательной книжки Джона Конвэя, Даррена Нэша и Мемо Косемена Cryptozoologicon. Теоретически, с точки зрения планеты Ламарка, тут изображена крупная травоядная черепаха, представитель сравнительно примитивных сумчатых черепах. С той разницей, что даже у таких сумчатых черепах будут более "хватательные" передние лапы, для манипуляций с яйцами, и на задние лапы они изначально становились, чтобы удобней было перекладывать яйца в бронесумку; возможность заметно увеличить свой рост явилась приятным бонусом. Соответственно, короткие лапы и длинное тело означают, что у этой конкретной черепахи ведущее в бронесумку отверстие расположено высоко на груди. 

Вообще, я могу прямо сейчас постараться реконструировать её экологию. Длинная шея у сумчатых черепах изначально является признаком детёнышей у тех видов, которые перешли к содержанию детёнышей в сумке и после вылупления. Длинная шея помогает детёнышам высовывать голову из полуоткрытой бронесумки и получать от родителей еду. У более продвинутых в социальном плане видов это обычно обязанность самца, который кормит потомство из "клюва в клюв", но возможны разные варианты. В данном случае сохранение непропорционально длинной шеи во взрослом возрасте оказалось полезной адаптацией для крупного травоядного. Соответственно, самка откладывает одно крупное яйцо, вряд ли два (всё зависит от того, сколько места в сумке). Затем она берёт яйцо своей передней лапой, медленно садится на задницу и поднимает яйцо вверх, как подъёмным краном. Открывает сумку, закладывает яйцо в сумку, оно постепенно соскальзывает вниз, по кожаной трубе. Когда вылупится детёныш, его задачей будет доползти по этой трубе до входного отверстия. У детёныша изначально длинная шея, и она потом будет расти вместе с телом, постепенно заполняя сумку (от отверстия назад; вытянутый материнский панцирь для вытянутой сумки, в которой должно расти вытянутое существо). Самец тут в кормлении детёныша не участвует, и вообще никак не участвует в жизни самки и потомства. Детёныш рождается с полноценным клювом, и, в общем, ест ту же листву, что и взрослая особь. Способность черепахи опускаться на задние лапы не только позволяет самке дотянуться до самых высоких ветвей, но и приводит бронесумку в вертикальное положение, позволяя детёнышу высунуть голову и начать самостоятельно ощипывать ветки, оставаясь всё это время под защитой панциря взрослой особи. Самка даже может использовать свои цепкие лапы, чтобы хватать самые сочные ветви и опускать их на уровень груди, где торчит головка детёныша на тонкой шейке.

(Вообще, "Криптозоологикон", с его огромными летучими мышами и гигантскими ракообразными (и длинношеими ластоногими, да-да!), выглядит настоящим окном в мир планеты Ламарка.)

2. Птицы.

Длинношеее однопроходное, гиппогриф. Примерный аналог — Giraffornis, огромная четвероногая нелетающая птица из французкой книги "Demain les animaux du futur".

(Сама книга при этом, настолько нездорова в плане предложенных вариантов будущей эволюции животного мира, что я про себя решил, что французы так до конца и не признали чуждое им учение Дарвина, оставшись в душе убеждёнными ламаркистами. В книге написано примерно следующее 1) все наземные и морские млекопитающие вымрут; 2) птицы спустятся с небес, чтобы занять место зверей; 3) раз птицы спустятся на землю, то небеса опустеют и место птиц займут летучие мыши; 4) но летучие мыши пойдут дальше, чем птицы, и выработают привычку летать бесконечно, беcпосадочно, "animal aérien permanent". В фантазии французам не откажешь, но это наркомания.)

Ну или так:



Ardeidopardalis, M. Tillery (с), cyaneus.com

Плоскохвостые рептилии:

3. Млекопитающие амфибии.

Тут будет любимый криптозоологами огромный длинношеий тюлень или иное неизвестное науке ластоногое, гипотетическим существованием которого криптозоология оправдывает сообщения о встрече с "морским змеем" (1, 2). Короче, это крупная морская млекопитающая амфибия, в общих чертах воспроизводящая ископаемых земных плезиозавроидов.

4. Копытные млекопитающие.

Близкий аналог земного жирафа, яркий пример конвергентной эволюции на разных планетах. Неожиданное проявление принципа Ефремова: инопланетная биосфера не породила обворожительных женщин с высокой грудью, но за сотни миллионов лет сумела вылепить из моллюскоподобного существа почти идеального жирафа. Что же, в таком случае, считать вершиной эволюции и венцом творения?

5. Коготные млекопитающие.

Камелопард средневековых бестиариев ("существо с туловищем леопарда и головой верблюда"), серпопард современной археологии. Вот, в принципе, и всё о нём.
gunter

Планета Ламарка, ч.3; медведь — это большой хищный ёж, а также другие крокодиломорфы

(...)



Нам осталось поговорить про местных млекопитающих — млекопитающих по версии Ламарка.



Млекопитающие — это разновидность рептилий, потомки общего для всех рептилий предка, который смог отказаться от водной личиночной стадии, научился откладывать полноценные яйца и перешёл к чисто сухопутному существованию. Таким образом, рептилии Ламарка аналогичны земным амниотам. Всё, как хотел Дэвид Питерс! ("The term Amniota is commonly and scientifically used to encompass all reptiles, birds and mammals, but in the present tree, the inclusion set of taxa within the Amniota is redundant with the Reptilia. Hence the more recent term, Amniota, can now be dropped from usage.")

Collapse )

В конечном счёте, сама игра, которую я тут веду, сводится к рассуждению о конвергентной эволюции. Шерсть независимо развилась в иголки у дикобразов (которые грызуны), ежей и ехидн. Яйцекладущие ехидны вообще похожи на ёжиков, хотя их общий предок жил 200 миллионов лет назад. Хрестоматийным является пример с кротами — на Земле есть кроты, слепыши, златокроты и сумчатые кроты, и это совершенно разные существа. Но когда природе нужен крот, ей всё равно, из кого она будет его лепить. Если мы заявляем планету с биосферой, невероятно похожей на земную и состоящей из существ, невероятно похожих на млекопитающих, значит, там наверняка будут свои ежи с кротами. В этом плане невероятно радует следующая схема из Ламарка, ведь он явно группировал животных в соответствии с эволюционным принципом, как он его понимал:



На планете Ламарка крот — это такой маленький подземный медведь. А медведь — это большой хищный ёж!

Всё вышесказанное, наконец-то, позволяет нам разместить наших героев, сумчатых черепах и летучих лисиц, на местном древе жизни. Лисицы и черепахи представляют две разные ветви местных аналогов рептилий, чей общий предок был хордовым моллюском, научившимся жить на суше и откладывать яйца в песок, а не в воду. Одна ветвь потомков этой рептилии отрастила клювы и стала развиваться в сторону черепах и птиц. Черепахи научились вынашивать яйца в собственном панцире, преобразовали нижнюю часть пластрона в бронесумку, обрели активный метаболизм, научились вставать на задние лапы, покорили деревья (сильно позже своих дальних родичей, птиц) и обрели полноценный разум. Плоскохвостые ящерицы были второй ветвью потомков изначальной рептилии, они сохранили зубастые челюсти и породили крокодилов и млекопитающих амфибий. Летучие лисицы — это разумные рукокрылые, потомки сухопутных коготных млекопитающих, произошедших от морских земноводных предков, произошедших, в свою очередь, от живородящих крокодиломорфов. Которые произошли от яйцекладущей сухопутной плоскохвостой ящерицы.     

Конец?
gunter

Планета Ламарка, ч.2; птицезавры, или моллюски, покорившие сушу и небо

(...)



Продолжаем наш рассказ про подозрительно землеподобную биосферу другой планеты.

Второй ветвью потомков "червя"-билатерии были существа, почти во всём схожие с земными моллюсками. Их общий предок напоминал кольчатого червя, в какой-то момент отрастившего себе прочную раковину. Взрослая форма вела малоподвижный или вовсе неподвижный образ жизни, расселение происходило за счёт мелких планктонных личинок.

В подобные протомоллюски Ламарк записал усоногих, которые на Земле являются ракообразными. (В чём-то Ламарка можно понять, ведь существуют гуидаки, и вот они-то как раз стопроцентные моллюски.)



Прочная раковина, скрывающая под собой уязвимое нежное тельце, и мясистая "ножка" c присоской — таким было существо, от которого произошло всё последующее разнообразие моллюсков. Часть видов продолжала развивать неподвижную взрослую форму, часть снова стала активно ползать по дну, часть научалась парить в толще вод, а кто-то и вовсе утратил раковину, или убрал её внутрь тела. Сразу обращает на себя внимание следующий момент — хордовые у Ламарка произошли от моллюсков, то есть, по сути, являются моллюсками. Впрочем, в 18 веке некоторые натуралисты относили ланцетников к слизням, так что это даже неудивительно.

[Вообще, развитие моллюсков в сторону рыбоподобных существ нередко встречается в работах, посвящённых спекулятивной эволюции. Вспоминаются baleen-squids из мира Spec или Rhombosepidae из книги "Demain les animaux du futur".]

Collapse )

Птицы планеты Ламарка достойны целой отдельной истории. Я хотел бы заиграть для них различные теории, в разное время высказывавшиеся по поводу птиц и птерозавров. Потому что, в рамках моей концепции, "птицы" Ламарка успели побывать всем, чем на Земле были птерозавры, динозавры и современные птицы. Это создаёт проблему излишнего параллелизма — можно заявить планету, близкую к Земле, где жизнь развивалась по земным законам, и животные мир порождал схожие с земными формы, но если там тоже существовали динозавры, предки птиц, в своей черёд уступившие место млекопитающим, то это будет уже некоторым перебором. С другой стороны, от подобных параллелей никуда не деться, просто исходя из общей логики повествования: произошедшие от сухопутных рептилий млекопитающие занимают место амфибий и осваивают различные земноводные и морские ниши, и только потом, сильно позже, у млекопитающих появляются крупные сухопутные формы. Это означает, что млекопитающие не выдержали конкуренции с кем-то на суше, и этот кто-то долго не пускал их в крупный размерный класс, а потом куда-то делся. Список подозреваемых объективно невелик, и "птицы" там будут на первом месте. Птицы и черепахи.

Collapse )

Но мы говорим о другой планете, так что нам всего лишь нужна нелетающая водоплавающая птица, которая передвигалась бы по берегу, опираясь на свои крылья-плавники. Потом одна из разновидностей этой птицы должна будет освоить чисто сухопутный образ жизни, и от неё уже можно будет произвести новые виды тетраподов. Ясно одно — никаких пальцев на передних лапах у них не будет, после крыльев и плавников не из чего там будет делать пальцы. У этих существ на передних конечностях будут копытца, как у вымершего свиноногого банидкута. Получатся эдакие обратные полугиппогрифы. Грифон — понятно, помесь орла с львом. Гиппогриф - помесь грифона с конём — клюв, передние лапы орла, тело льва, но круп и задние ноги лошади. Демигриф, полугрифон, в фэнтезийном Вархаммере — грифон без крыльев. А y нас будет четвероногий зверь с птичьей мордой, копытами на передних лапах и птичьими когтями на задних, без наружных ушей и покрытый пухом. С наседным пятном, и, возможно, с выводковой сумкой у обоих полов, или вообще только у самцов.

Если мы уже заиграли для инопланетных аналогов млекопитающих (летучих лисиц) модель млекопитающих, с крупным самцом и кормящей самкой, и для сумчатых черепах — вариант "самка вынашивает яйца в сумке, самец кормит вылупившихся детёнышей перетёртой и срыгнутой пищей", то, может быть, для однопроходных имеет смысл развить аналогию с пингвинами? "Если птенец вылупился раньше, чем вернулась из моря самка, то отец кормит его «молоком» — особым соком, который производит желудок и пищевод пингвина, а точнее эзофагиальная железа. В этом соке содержится гликолипопротеиновое вещество, имеющее около 28 % жира, белков около 60 %. На этой пище птенец может продержаться несколько дней". И для крупных сухопутных форм — вариант казуаров, где высиживание птенцов и забота о них считается чисто мужской обязанностью.

Ну и просто для красоты, нужно применить к ним магию естественного отбора и сделать их относительно успешной ветвью живых существ, ближе к земным сумчатым, чем к земным однопроходнмым. Пусть у них будет своя Австралия, почему бы нет? Мир обратных полугиппогрифов.

(продолжение следует...)
gunter

Планета Ламарка, ч.1; восход паукоидов

Этой весной у меня была специфическая радость — я познакомился с древом жизни по версии Ламарка ("Философия зоологии", 1809). Ламарк первым или одним из первых сформулировал идею эволюции, с происхождением всех форм жизни от простых начальных форм, через адаптацию к окружающим условиям. У него были карточки с названием известных ему форм жизни, ему надо было расставить их в правильной эволюционной последовательности. Кто произошёл от кого? У него получилось следующее:



(М. = млекопитающие.)

Collapse )

Что-то он угадал — последовательность рыбы-рептилии-птицы, с земноводными, помещёнными между рыбами и рептилиями (этого нет на схеме, но есть в тексте). Практически всё остальное неправильно, но местами настолько неправильно, что прям хорошо. Мне немедленно захотелось заиграть эту схему для мира летучих лисиц и сумчатых черепах. Я писал:

Итак, у нас есть другая планета, с биосферой, очень похожей на земную. Советских фантастов же это не останавливало?

В качестве модели эволюции в этом конкретном случае я выберу следующее. Есть набор более-менее фиксированных форм и экологических ниш («пиков адаптивности в морфологическом пространстве возможного»), которые задаются объективными внешними условиями, законами физики, химии и биологии — принципы гидродинамики и аэродинамики везде одни и те же, и крот всегда будет похож на крота, на базе чего бы природа его не слепила. Планета похожа на Землю, поэтому и местная жизнь похожа на земную, и местным формам почти всегда можно будет подобрать земные аналоги. Вот конкретные отношения между этими формами, пути, выбранные местной эволюцией, они уже будут уникальны.

Своего рода мягкая форма ортогенеза, которая ближе к позиции Саймона Конвея Морриса (“The Crucible of Creation: The Burgess Shale and the Rise of Animals” и “Life’s Solution: Inevitable Humans in a Lonely Universe”), чем к позиции Стивена Гулда (“Wonderful Life: The Burgess Shale and the Nature of History”). Pluvimundus Sheather’a, а не Snaiad Memo Kosemen’а.


...Единственная проблема — результат будет слишком похож на творчество Дилана Байды (Sheater).

[Советскую фантастику я упомянул не зря, советские фантасты, вслед за Ефремовым, отстаивали какую-то совершенно упёртую псевдонаучную версию ортогенеза. С Ефремовым всё понятно, он сформировался в 1920-е, когда ортогенетические представления были широко распространены в мире и в СССР. В остальном был виноват марксизм. См. феномен советской фантастики.]

Возвращаемся к схеме Ламарка, как более-менее адекватному описанию эволюционного процесса на другой планете, где живут черепахи и лисицы.

Сразу нужно сказать, что Ламарк верил в постоянное повторяющееся самозарождение жизни, по крайней мере, на стадии одноклеточных.



Это можно отразить так — среди местных аналогов животных переход к многоклеточности случился по-крайней мере дважды, породив две независимые ветви сложных организмов. И есть некая форма жизни, которая значительную часть своего жизненного цикла проводит в состоянии свободно живущих и размножающихся делением половых клеток (Ламарк связывал "самозарождение" и оплодотворение), чтобы затем образовать новый многоклеточный организм. Собственно, на Земле что-то подобное существует у грибов, которые сами по себе целая отдельная биологическая вселенная. Представьте, какими могут быть инопланетные грибы!



...Инопланетные грибы с электрохимическим метаболизмом и способностью запасать тепло. Но идём дальше, к многоклеточным животным.



На схеме у нас две основные ветви животных, которые, как я уже сказал, могли образоваться независимо друг от друга из простейших. Одна из них представлена восходящими к инфузориям существами с радиальной симметрией (Radiata), от аналогов радиолярий до аналогов гребневиков, стрекающих и иглокожих. У нас на Земле иглокожие — это ближайшие родичи хордовых, развившие радиальную симметрию в ходе эволюции. Но на планете Ламарка морские звёзды, морские ежи, морские огурцы и прочие подобные животные — радиаты, отдельная ветвь радиально-симметричных многоклеточных.

Вторая главная ветвь — билатерии, двусторонне-симметричные животные, восходящие к гипотетическому urbilaterian, типа земной Ikaria wariootia. Это были ползающие по дну "черви", возможно, со свободноплавающей планктонной личинкой, которые произошли от чего-то ещё более примитивного. На Земле двусторонне-симметричные животные делятся на первичноротых (членистоногие и моллюски) и вторичноротых (хордовые, полухордовые и иглокожие). На планете Ламарка никаких "вторичноротых" нет: билатерии делятся только на членистоногих и моллюсков.

Членистоногие произошли от "червя", который активно ползал по дну, в связи с чем постепенно обзавёлся сегментированным туловищем и набором членистых ножек. Этот "червь-многоножка" в какой-то момент колонизировал сушу (вслед за местными растениями-автотрофами), породив аналог земных насекомых. Важная деталь — предковая форма и произошедшие от неё насекомые были представлены сугубо семельпарными видами, способными размножаться только один раз в жизни. Самец умирает вскоре после спаривания, самка после того, как отложит все яйца, взрослая форма, соответственно, живёт недолго, в лучшем случае один сезон.

Collapse ) 

На этом мы заканчиваем с членистоногими и переходим ко второй, пусть менее многочисленной, но наиболее интересной ветви билатерий, породившей, в конечном счёте, две разумные формы жизни.

(продолжение следует...)
gunter

Летучие лисицы и сумчатые черепахи

[Я записал один из своих прогонов, он, правда, занял у меня больше времени, чем я планировал.]

Всё началось с того, что я попытался вообразить стилизацию под самого себя в детстве. Именно так, как я в детстве придумывал иные планеты и населявших их инопланетян, ровно в таком стиле. И знаете, в детстве я старался придумывать места, куда хотелось бы попасть, куда было бы интересно съездить — представляя, что я уже там. Я имею в виду, сейчас я в основном придумываю миры, охваченные войной, а в войну только играть интересно. Туристом я бы туда не поехал.

В детстве я хватался за какие-то слова, может, случайно услышанные, комбинировал их в разных сочетаниях, и вот, готова планета.

И это будет мир… летучих лисиц и сумчатых… черепах! Вот просто слова — про летучих лисиц я могу услышать в телевизоре или прочесть в книге, и я точно знал, что это такие большие-большие летучие мыши. Летучие мыши, которые, одновременно, лисы, разве это не потрясающе? И мне было известно, что бывают сумчатые животные, самые разные, так что вот — сумчатые черепахи.

(...)

В этом плане планета летучих лисиц и сумчатых черепах представляет очевидный вызов для ксенологов:

• Две разумные расы, которые обрели разум практически одновременно.
• Одна из этих рас является летающей, и произошла от летающего крылатого хищника.
• Планетарная цивилизация является «моноурбанистической», в её рамках существует только один настоящий город.

(...)

Но на острове первый город не умер. Наоборот, другие населённые пункты, на побережье, у рудников, полей или иных важных мест, которые помогли родиться первому городу, сами так никогда и не выросли до настоящих мегаполисов, ни объективно, ни в глазах местных жителей. Вместо сети городов появился один Город, собирающий товары и ресурсы со всей острова. Город, чья единственность и уникальность сохранялась на протяжении всей известной жителям истории, от каменного века и до нового времени, и в рамках всего известного им мира, окружённого бескрайним морем. Город значит для них больше, чем Рим для Римской империи или Константинополь для Византии – это центр местной культуры, религии, мировоззрения и просто обитаемой Вселенной; уникальное пространство, прописанное в языке и самом мышлении. Все остальные населённые пункты, где живут и работают разумные существа являются не более чем путевыми станциями на одной из дорог, ведущих в Город.

(продолжение на сайте neo-tatiba.ru, спасибо чудесной arishai.)




В рамках моего смутно очерченного цикла о ксенологии и ксенобиологии.
gunter

Джейн Джекобс и Новый Обсидиан

Из этого, впрочем, мы получаем, что первый город порождает сам себя, что невозможно. Джекобс обходит это противоречие следующим образом: для появления изначального города нужно, чтобы несколько поселений-протогородов стали торговыми партнёрами друг для друга. Тогда они помогут друг другу одновременно преодолеть барьер и перейти к созидательной городской экономике. Все последующие города будут возникать уже в рамках существующей структуры внешней торговли.

И вот отсюда мы уже может перейти к истории Нового Обсидиана.


Тезис Джекобс, как я уже сказал, состоит в том, что город первичен, деревня вторична. Город создаёт деревню. Сельское хозяйство зарождается в городе, как и все последующие системы хозяйствования и технические инновации.

Впрочем, в рамках её системы это утверждение тривиально. Чтобы противопоставить город деревне и размышлять о различиях между деревней и городом, нужно иметь в наличии эту самую деревню, занятую сельским хозяйством. А в рамках этой концепции, деревни не существовало, пока город не вынес аграрное производство в сельскую местность. До этого момента существовали только поселения охотников-собирателей, и город в полном смысле слова вырастает именно из такого поселения.

Почему историки этого не понимали? Потому что, по мнению Джекобс, над ними веками довлела библейская (то есть, сказочная) история про Каина и Авеля, где земледелец Каин сначала убивает доброго скотовода Авеля и только потом основывает первый город. Ergo, сельское хозяйство и деревня Адамовка первичны, а город и прочие инновации каинитов – вторичны.

"Экономика городов" (The Economy of Cities) Дж. Джекобс, история Нового Обсидиана, ч.1
"Экономика городов" (The Economy of Cities) Дж. Джекобс, история Нового Обсидиана, ч.2
"Экономика городов" (The Economy of Cities) Дж. Джекобс, история Нового Обсидиана, ч.3


Да, я знаю. История о том, как палеолитические охотники с имеющимися у них средствами ловили медведей, львов и волков, чтобы держать их в качестве «живых консервов», а потом тащили несчастных упирающихся хищников на рынок, чтобы обменять их на обсидиан, просто смехотворна. Этого никогда не было, этого не могло быть, это просто так не работает, в принципе. Когда у людей возникла потребность в хранении мяса, люди научились его сушить и коптить. Это всяко проще. (Ещё она пишет, что у людей на рубеже неолита не было концепции домашних животных. Концепции не было, а собаки уже были!)

И я цитировал отрывки лучшей в мире arishai, и она сказала, что с точки зрения экономиста описанная модель не выдерживает никакой критики, даже без вышеупомянутой ловли медведей.

И да, урбанисты любят Джейн Джекобс и её модель («но в главном-то она права!»), а археологи ненавидят. Потому что история Нового Обсидиана не имеет ничего общего с реальными находками и с теми обществами каменного века, которые можно реконструировать по данным археологии.

Меня же привлекла сама эта модель, как цельная, эволюционная модель социального развития. Через эту модель мы можем понять, как Джейн Джекобс воспринимала мир, какой образ человеческой истории существовал у неё в голове. Эту модель можно развивать и можно сравнивать её с другими аналогичными моделями.

Например, обратите внимание, как у неё решается вопрос с религией. У каждого племени был свой дух-тотем-прародитель, но затем племена стали жить в одном городе и молиться всем одновременно. Очень просто.

Или как у неё решается вопрос со властью. В принципе, никак не решается. Очевидно, что какая-то система управления в Новом Обсидиане присутствует, но в тексте об этом нет ни слова. Люди просто рационально оценили выгоду совместного проживания с разделением труда и самоорганизовались.

Наконец, война. Формально, боевые действия там описываются, в формате «городское ополчение и союзные племена против нарушителей конвенции». Учитывая, что жители Нового Обсидиана и окрестных земель изначально являлись охотниками, стоит ожидать, что всё взрослое мужское население умело стрелять из лука и колоть копьём. Ну а дальше разросшийся Новый Обсидиан прокатывается катком по племенам, не желающим уступать городским свою землю, и обеспечивает их занятостью в качестве «слуг и наложниц» городских колонистов. За счёт, понятное дело, численного и качественного превосходства обсидианцев, у которых есть многотысячное население, доступ к лучшим материалам каменного века и искусные специалисты-ремесленники. Плюс многовековые навыки племенной дипломатии, плюс экономическая мощь, благодаря которой все хотят с ними дружить. 

Но мне после этого текста хотелось бы увидеть столь же выдуманную и столь же яркую модель, которая рассматривала бы исторические корни государственной власти и войны. Как они появились, как они развивались?

[Если следовать логике Джекобс, то города старше государства, и государство тоже должно было появиться в городе – и я даже видел статьи, рассматривающие именно этот вопрос, но сейчас их не найду.]
gunter

Про пять кайдзю, штрихи к портрету

Про Льва-Единорога:

"Индрик-Единорог представляет собой некий аспект Царя Мира, Вайшванары-Агни, Белобога, Мельхиседека. Он противостоит инфернальным силам, сдерживая их в Тартаре, в подземном ярусе сокровенного царства, Гипербореи – там, где заключены зверочеловеческие орды Гогов и Магогов".


Про Тирана-Императора:

Рабство, этот извергнутый землёй Циклоп, свирепейший из расы гигантов, детей грубой Силы и Мрака, который напитал землю кровью, изголодавшийся в им же созданной пустыне, ослеплённый светом нашего дня, тянет лапы к пока ещё не осквернённой местности в поисках своей несчастной добычи - впустим ли мы его кровавые пальцы туда, где играют наши беззащитные дети?


Это то, что думает Грифон о Тиране-Императоре:

Slavery, the earthborn Cyclops, fellest of the giant brood,
Sons of brutish Force and Darkness, who have drenched the earth with blood,
Famished in his self-made desert, blinded by our purer day,
Gropes in yet unblasted regions for his miserable prey;—
Shall we guide his gory fingers where our helpless children play?


"Из всей нашей расы исполинов, ты - худший. Просто худший".

И сравните моё "живёт Тиран-Император в каком-то параллельном измерении, представляющим собой бескрайнюю выжженную степь (выженную, в том числе, в результате деятельности данного кайдзю)" с неожиданным оригиналом: famished in his self-made desert ("изголодавшийся в им же созданной пустыне").

[Только сейчас заметил, что поэт умудрился зарифмовать brood и blood, это рифмуется только на бумаге - или он же произносил blood, как "блуд". Пушкин и не такое творил, в сущности... У Блейка в "Тигр! Тигр!" "eye" рифмуется с "symmetry" (~ сИмэтри), что современных англоязычных читателей просто сводит с ума.]
gunter

Прыжок через акулу или Parasite Eve: Code Veronica

"Термин "Jumping the Shark" означает момент, когда долгоиграющий сериал резко и заметно меняется в результате попытки создателей сохранить актуальность и оригинальность своего детища. Ирония заключается в том, что именно в этот момент зритель понимает - идеи у создателей кончились. Сериал достиг своего пика, больше он никогда не будет прежним, и дальше всё покатится по наклонной".

Сайт tvtropes.org (c).


Определение в русской Википедии, чуть менее удачное.

Сам термин отсылает к 11-сезонному американскому ситкому "Happy Days" (1974-1984), снятому в популярном жанре ретро-ностальгии, про жизнь "обычной американской семьи" (тм) в 50-60ые. Был там такой герой, Фонзи - персонаж второго плана, который бытро стал любимцем фанатов. Всё больше сюжетных линий стало на него замыкаться, всё чаще возникала тема "Фонзи крутой, Фонзи лучше всех, Фонзи может всё". Дошло до того, что в одной из серий Фонзи на водных лыжах перепрыгнул через акулу - ну он же крутой, да? Вы же этого хотели? В этот момент зрители поняли, что они давно уже смотрят совсем другое кино.

Я прошёл на эмуляторе первые четыре классические игры из серии Resident Evil (Biohazard в оригинальной японской версии) - Resident Evil (Director's Cut), RE2, RE3: Nemesis и RE: Code Veronica. До этого я в школьные годы играл во вторую игру, честно прошёл первую, и резался с другом в Code Veronica на Дримкасте.

Четвёртая игра, она же "альтернативная третья" - "Немезида" должна была стать спин-оффом второго RE, а "Код: Вероника" - официальной третьей игрой, но в итоге, всё вышло наоборот; так вот, четвёртая игра содержит тот самый эпизод, когда серия Resident Evil "прыгнула через акулу". Вот он, спасибо Ютубу:



(Для фанатов - альтернативная версия с Дримкаста, где Вескер - донышко.)

Это, вообще, что? В мире того "Резидента", который вышел в 1996, подобному места не было. [Не говоря уже о том, что Вескер, высокий блондин в чёрном, как бы умер в конце первой части. У него в груди была дыра размером с футбольный мяч, и всё такое. Но нет, теперь он жив, крут, нелюдь и по стенам бегает.]

В этот момент фанаты должны были понять, что серия Resident Evil, начавшаяся с фантастической первой игры, продолженная гениальной второй и получившая достойное развитие в третьей, закончилась. Теперь начнётся что-то совсем иное. Это не хорошо и не плохо, это просто факт.

...Была такая дилогия, Parasite Eve, ответ на Resident Evil от компании Конами - так вот, вся вторая часть Code Veronica больше похожа на спин-офф ко второму Parasite Eve (который, конечно же, сам был слизан с RE2), чем на сиквел к RE.

[Это я придумываю ответы на собственный вопрос - "что это?" Parasite Eve: Code Veronica - одна из версий.

Или, например, перед нами метафора борьбы прусского юнкерства с английской аристократией. Истинные арийцы такие: "Отдавай нам свою мировую империю, пришло наше время!" Английская аристократия: "Ха. Ха. Ха". Америка, в лице Криса Рэдфилда, испуганно наблюдает за происходящим из-под лестницы.

Или это сцена из мира магов. Где-то так: Вескер, маг выживания старой школы (воин-шаман-оборотень), против Алексии Эшфорд, представительницы очень нехорошей семьи магов жизни. Эшфорды попытались заново овладеть магией выживания на новом уровне, со всем её оборотничеством, властью над кровью и так далее. В рамках сеттинга можно даже заявить, что раз маги жизни - это стереотипные фэнтезийные маги, то некромантия, как "плохая магия" - это попытка эмулировать магию выживания средствами магии жизни. Что мы тут и видим.]