Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

gunter

Gen. Kornilov Goes to Leningrad

Вот ещё, из того же источника.



"Путч — это явление военного или раннего послевоенного времени, попытка захвата власти, предпринятая какой-либо формальной структурой в рамках существующих вооружённых сил во главе с законно назначенным командованием. Корниловский мятеж представляет собой классический пример путча: генерал Корнилов, командующий группой армий на севере России, попытался захватить Ленинград, чтобы установить "боевой" режим, готовый вести войну до конца. (Если бы генералу это удалось, город, надо полагать, носил бы теперь его имя, а не имя Ленина.)"


Тут даже не знаешь, что сказать.

Корнилов попытался напасть на Ленинград, но это была большая ошибка, потому что там уже был Ленин. А Ленин в городе Ленина практически непобедим. Но если бы Корнилову удалось выбить Ленина из Ленинграда, Ленинград переименовали бы в Корниловск! Мятеж не может кончится удачей, в противном случае город зовут иначе.
gunter

Archers of the Guard

Порадовавшее меня, из одной старой книжки:

Czar and Archers

"Кто-то однажды сказал, что вплоть до 17 века русский престол был не наследным или выборным, а "занимаемым". Долгая череда отречений, которые силой навязывали правителям могущественные бояре-землевладельцы или "лучники" гвардии, ослабили принцип наследной власти. Царём становился тот, кто захватил престол, независимо от права первородства".


Какая роскошная трава, какая смелая заявка на альтернативную историю! Не этому нас учат в школе, но, может быть, зря не учат. Отдельный, восхищающий меня момент — это "гвардейские лучники", как перевод "стрельцов". Это так логично (я чувствую тут отсылку к Garde Écossaise, шотландским лучникам французского короля), и, одновременно, настолько неправильно.

При очень большом желании и щедрой доле снисходительности можно решить, что у автора в голове засели какие-то обрывочные знания о Великой феодальной войне... кстати, уверен, наша отечественная публика в массе своей и не знает, когда у нас в истории была Великая феодальная война :). Вот она: The Muscovite Civil War, or Great Feudal War, она же Междоусобная война в Московской Руси (1425—1453). Там действительно была "длинная череда отречений", и это могло смешаться у нашего автора с появившимися позднее царями и со смутными воспоминаниями о стрелецких бунтах 17 века.
gunter

Пророчество о Mothman'e

Я как-то писал о том, что вся эта тема с рептилоидами, принимающими человеческий облик и внедряющимися в органы власти, восходит к рассказу "Shadow Kingdom" Роберта Говарда, 1929 года (*). По-крайней мере, более ранние примеры этого сюжета мне неизвестны.

Теперь я думаю — может быть, Mothman, "Человек-мотылёк", это тоже Говард, каким-то боком?

У него в произведениях регулярно встречался сюжет про смутно антропоморфных зловещих крылатых существ, нечеловеческих, но разумных.

В "Королеве чёрного побережья" 1934 года, из цикла о Конане, упоминается характерный чёрный силуэт с горящими глазами. Оригинал:

"Then something swept down across the stars and struck the sward near him. Twisting about, he saw it—the winged one!

With fearful speed it was rushing upon him, and in that instant Conan had only a confused impression of a gigantic man-like shape hurtling along on bowed and stunted legs; of huge hairy arms outstretching misshapen black-nailed paws; of a malformed head, in whose broad face the only features recognizable as such were a pair of blood-red eyes. It was a thing neither man, beast, nor devil, imbued with characteristics subhuman as well as characteristics superhuman."


В опубликованном у нас переводе:

"Темный силуэт мелькнул на фоне звезд и опустился на траву неподалеку. Повернув голову, Конан увидел крылатого демона, успел рассмотреть человекообразную фигуру на кривых коротких ногах, вытянутые вперед черные волосатые лапы с длинными когтями, бесформенную голову и лицо, на котором выделялись лишь пара кроваво-красных глаз. В этом существе дико сочетались одновременно сверхчеловеческое и примитивно-животное".


Но главное, рассказ "Крылья в ночи" 1932 года, из цикла про Соломона Кейна. Правда, там у летающего человекообразного чудища глаза жёлтые, а не красные, но зато есть ключевая подробность — кожистые крылья, похожие на гигантскую версию крыльев мотылька (вместо ожидаемого и типичного для подобных монстров нетопыря):

"But the most curious feature of this curious creature was on its back. A pair of great wings, shaped much like the wings of a moth but with a bony frame and of leathery substance, grew from its shoulders, beginning at a point just back and above where the arms joined the shoulders, and extending half way to the narrow hips. These wings, Kane reckoned, would measure some eighteen feet from tip to tip."


Единственный хотя бы приблизительно адекватный русский перевод из имеющихся в сети:

"Однако самое необычное у этого удивительнейшего существа — его спина. Прямо из плеч росли два огромных крыла — похожие на крылья бабочки, но это — натянутая на костный скелет кожа. Начинались они чуть ниже плечевых суставов и кончались, не достигая узких бедер. Длиной они, как прикинул Кан, были около восемнадцати футов".


Понятно, что тут, при желании, можно увидеть влияние Лавкрафта с его Ми-го, крылатыми грибами с Юггота из "Шепчущего во тьме" (1931), но именно у Говарда встречаются необходимые элементы мифа о Mothman'е, задолго до того, как в США появились первые сообщения о встрече с таинственным существом.
gunter

Наши дни

На самом деле, я мучаюсь от того, что я ещё и про поколения Штрауса и Хау не всё сказал, что мог... да, собственно, я по-прежнему надеюсь когда-нибудь перевести "Судьбы империй" генерала Глабба.

Но там оставалась всякая шелуха. Но я её всё равно не сказал.

Эти тексты про Гумилёва — попытка вернутся к тем прошлогодним темам и всё-таки их добить.

***

У Глабба, если помните, основная соль была в том, что естественная продолжительность жизни для крупных государственных образований — 240-250 лет, плюс-минус. После этого они переживают радикальную трансформацию, а иногда и просто гибнут, это уж как повезёт. Понятно, что эти цифры условны, речь не идёт о точной дате, нередко мы не можем однозначно зафиксировать начало и конец той или иной державы. Сёгунат Токугавы формально просуществовал 268 лет, но это если считать от победы Токугавы Иэясу в битве при Сэкигахаре и до формального восстановления власти императора в 1868. Династия Романовых правила 304 года, но Российская империя была провозглашена только в 1721 году, поэтому в логике Глабба отсчёт ведётся от воцарения первого императора, Петра I. Рождение Британской империи Глабб привязывает к 1700 году, концом произвольно считает 1950-й.

У Штрауса и Хау всё крутится вокруг секулума, человеческого века, занимающего четыре поколения (время "полного обновления человеческой популяции", 80-90 лет, плюс-минус), где каждому поколению и каждой из четырёх фаз-поворотов секулума приписываются определённые мистические свойства.

Я обратил внимание на то, что в своей книге первой книге 1991 года (Generations), Ш&X предсказывали Америке "Кризис 2020", хотя признавали, что точно датировать его пока невозможно, это просто яркий и запоминающийся термин. Как бы то ни было, попали они красиво, не поспоришь.

В чём логика их схемы? Предыдущий кризис американской истории продолжался с двадцатых по начало сороковых. Это был кризис американского секулума, начавшегося после Гражданской войны. Новый американский секулум, гегемонический (или, по версии авторов, "миллениумный"), стал результатом Второй мировой, которая превратила США в мировой гегемон. И этот секулум объективно подходит к концу, вступая, вернее, уже вступив, в эпоху кризиса. Что, конечно, иллюстрирует нынешний президент Байден, родившийся в 1942 году. Он ровесник секулума, и очевидно, что его лучшие годы давно позади.

Но и английский генерал Глабб, когда в 1976 году писал эссе о судьбах империй, не мог не слышать новостей о пышно отмечаемом двухсотлетнем юбилее одной бывшей британской территории — а следовательно, наверняка задумывался о том, что четыре пятых отмеренного Творцом срока Штаты уже прожили.

Летом 2021 года США исполнится 245 лет, американцы отмечают основание государства с подписания Декларации независимости. Таким образом, у нас есть возможность наблюдать, как выглядит наложение двух кризисов по версии двух разных, в равной степени ненаучных теорий — кризис секулума, который должен привести к началу нового американского века, и кризис Первой американской республики, который должен привести к её радикальной трансформации (хотя бы на уровне перехода от Римской республики к империи или перехода Римской империи от принципата к доминату).

Что бы не случилось, оно станет новой главой в истории этих концепций — или сделает их окончательно неактуальными.

***

Что касается нашего богоспасаемого отечества, то "на свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия".
gunter

Очень приблизительная оценка частоты пассионарных толчков

(...)

А как часто вообще должны происходить пассионарные толчки?

Вот классическая карта "зарегистрированных" пассионарных толчков на территории Евразии, где-то за 3000 лет, с 18 в. до н.э. по 13 в. н.э.:



Список канонических пассионарных толчков, 9 шт.

Речь о коротких импульсах "космических лучей" неизвестной природы, прилетающих из космоса и прочерчивающих дуги по земной поверхности. Импульс короткий, потому что иначе его траектория следовала бы за вращением Земли, чего мы не наблюдаем. Максимальный промежуток между евразийскими пассионарными толчками был 700 лет, и он же самый древний, между XVIII и XI вв. до н.э.; минимальный промежуток — 200 лет (между VI и VIII вв. и между XI и XIII вв.). Очевидным образом, о средних веках мы знаем больше, чем о втором тысячелетии до нашей эры, так что по мере приближения к настоящему должно увеличиваться и количество зарегистрированных толчков, что мы, в принципе, наблюдаем на схеме. Другое дело, что Гумилёв в первой книге предпочёл ограничиться 13 веком и не залезать в более актуальные эпохи.

[Да, я тут завис, потому что 3000 лет — это, допустим, с 1750 г. до н.э. до 1250 г. н.э. А если с 1800 г. до н.э. по 1300 г. н.э., то это уже 3100 лет, разница. И все остальные вычисления (среднеарифметическое, среднеарифметический промежуток между двумя толчками, медианный промежуток между двумя толчками) упирается в это. Но я просто плюнул, так как это всё равно несерьёзно.]

Давайте считать, что в среднем, исходя из представленных чисел, раз в триста с чем-то лет прочерченная импульсом дуга задевает территорию Евразии. Никакие земные факторы на это не влияют, в Землю, цитируя Гумилёва, прилетает "рассеянная энергия Галактики". И это значит, что большая часть полученных Землёй импульсов уходит в воды Тихого или Индийского океана, просто потому, что океаны большие — без какого либо эффекта. [Хотя расселение полинезийцев по Тихому океану в рамках этой модели обязано быть последствием пассионарного толка.] Аналогично и с Антарктидой. Иногда "космические лучи" задевают корабли с матросами или зимовки угрюмых бородатых полярников, но это не приводит ни к каким последствиям. По причинам, указанным в предыдущем посте, даже если у этих конкретных мужчин повысится тонус, они, скорее всего, не смогут передать пассионарность дальше, так как они не родились пассионариями и не способны забеременеть. Для результативного попадания, для пассионарного толчка, нужно, чтобы дуга, прочерченная импульсом, накрыла самодостаточный, способный к воспроизводству человеческий коллектив. Женщины заряжаются космической энергией, рождают первое поколение пассионариев и пошло-поехало.

Так вот, Евразия — это, примерно, треть суши. И это значит, что в сушу, как таковую, импульс в среднем прилетает раз в сто с чем-то лет. Суша — это треть поверхности, то есть вообще Земля регулярно ловит импульсы со средним промежутком лет в тридцать с чем-то. Опять же, Гумилёв писал:

"Американский астроном Джон Эдди обнаружил, что деятельность Солнца варьирует настолько, что даже 11-летний цикл активности солнечных пятен не прослеживается. На основе этих выводов Джон Эдди составил график солнечной активности за 5 тыс. лет. И оказалось, что все датированные пассионарные толчки хронологически совпадают с минимумами солнечной активности либо с периодами ее спада. Это уже закономерность, позволяющая интерпретировать явление. При уменьшении солнечной активности защитные свойства ионосферы снижаются, и отдельные кванты или пучки излучения могут достигать земной поверхности. А жесткое излучение, как известно, вызывает мутации".


И несмотря на то, что 11-летний цикл его не устраивал, можно сделать вывод, что "кванты излучения" могут достигать поверхности Земли в среднем... на каждом третьем или четвёртом солнечном минимуме (раз в 33-44 года). Но в основном, как я уже сказал, эти попадания будут приходиться на океаны и ни на что не влиять. С уменьшением активности Солнца вероятность пробоя ионосферы резко увеличивается, так что последовательный гумилёвец обязан попытаться натянуть какой-нибудь из минимумов 18 века на гипотетический пассионарный толчок, задевший восточное побережье Северной Америки и ушедший дальше на юг, в испанские колонии; проще говоря, вызвавший этногенез американской нации и латиноамериканских наций. (Потому что, вот он, этногенез в историческое время, полностью задокументированный, можно изучать, можно анализировать.)

Ещё раз — если из построений Гумилёва следует, что Евразия регулярно, раз в сотни лет, получает удар космических лучей, то для всей поверхности суши, чисто статистически, эти события должны происходить в три раза чаще. Вероятность того, что очередная прочерченная по поверхности планеты дуга заденет полноценное поселение и спровоцирует пассионарный толчок, растёт по мере расселения человечества и роста его численности. Начиная с Нового времени, пассионарные очаги должны возникать каждые сто-двести лет, с образованием новых народов и прочей радостью. И с 13 века, по логике схемы, таких толчков уже было несколько.

[А заодно это ставит вопросы о плотности "космических лучей" в вакууме, и о том, какое влияние это может оказать на космическую экспансию человечества, в которую мы всё равно хотим верить. Гумилёв ничего не писал о пассионарности в контексте будущих марсианских колоний, хотя мог бы!]

(продолжение следует...)
gunter

Странные советские персонажи, Лев Гумилёв и вступление-без-текста

Мне очень хочется чем-нибудь поделиться, чем-нибудь. Темы-то всегда есть, но не всегда их удаётся зафиксировать.

В данный момент в голове застряла мысль, связанная с разбором логики "пассионарной теории этногенеза" Льва Гумилёва... на самом деле, конечно, всё сложнее. Я давно хотел нырнуть в фэндом пассионарной теории, но так и не нырнул.

Вы знаете мой интерес ко всяким "альтернативым" вещам, в культурологическом аспекте. Лев Гумилёв — это та фигура, которую можно использовать для составления различных комбинаций.

Например, вместе с Даниилом Андреевым они будут авторами упоротых исторических концепций, осмысляющих мировую и советскую историю. (Метаисторию, в случае Андреева.) Один — сын Леонида Андреева, другой — сын Николая Гумилёва, оба пострадали от сталинского террора. Если оставить за рамками тюремный опыт, то в плане альтернативных исторических концепций, так или иначе пытавшихся отрефлексировать советскую реальность, я бы ещё вспомнил Поршнева с его пирамидой суггестии.

С Игорем Шафаревичем Льва Гумилёва объединяет то, что можно было бы назвать "русским интеллигентным антисемитизмом", при всей спорности этого термина и подобной классификации. Идеи "Социализма как явления мировой истории" Шафаревича (и его концепция "малого народа" из "Руссофобии") безусловно напоминают об антисистемах и этнических химерах Гумилёва.

Для истории советской псевдонауки интересно сближение Гумилёва и астрофизика Козырева. Конечно, возникает вопрос определений: псевдонаука, паранаука, патологическая наука? Козырев ближе к патологической науке, всё-таки, он был учёным. В общем, я и с Козыревским фэндомом практически незнаком, но там есть интересная перекличка с Гумилёвым. [Я видел, как люди жалели, что Козырев провёл в лагерях самые важные годы (с 1936 по 1946), когда астрофизика, как наука, совершала прорыв за прорывом, и, в итоге, наука ушла, а Козырев остался. Похожие вещи писали и о Льве Гумилёве, с поправкой на то, что у него были проблемы с получением нормального исторического образования ещё до ареста, потому что он был сын своего отца, и потому что советская власть. Годы, проведённые в лагерях, ему явно не помогли.]

И да, Гумилёв и Козырев одно время находились в одном лагере, Норильлаге, тут есть и физическое сближение. И если говорить о странных и интересных советских персонажах, то нельзя не вспомнить Сергея Снегова, очень странного советского фантаста с теми же биографическими обстоятельствами. "Арестован в июне 1936 года, осуждён на десять лет ИТЛ, сидел на Соловках и в Норильлаге. В заключении познакомился с историком и географом Л. Н. Гумилёвым и астрономом Н. А. Козыревым".

Кстати, о Снегове. В его знаменитой космооперной трилогии "Люди как боги" есть прямая отсылка к лагерному опыту автора, когда речь заходит об Андрее Таневе, изобретателе сверсхветового двигателя.

"Собственно, Танев жил, а не был придуман, о его жизни многое известно, хотя тюремные его тетради были найдены лишь через двести лет после его смерти. Но правда так переплелась с выдумкой, что достоверно одно: в начале двадцатого века по старому летосчислению жил человек, открывший превращение вещества в пространство и пространства в вещество, названное впоследствии «эффектом Танева». Этот человек долго сидел в тюрьме и вел свои научные работы в камере.

Скульптор изобразил Танева в тюремном бушлате, с руками, заложенными за спину, с головой, поднятой вверх, – узник вглядывается в ночное небо, он размышляет о звездах, создавая теорию их образования из «ничего» и превращения в «ничто». То, что мы знаем о Таневе, рисует его, впрочем, вовсе не отрешенным от Земли мыслителем: он был вспыльчивым, страстно увлеченным жизнью, просто жизнью, хороша она или плоха. До нас дошли его тюремные стихи: нормальный человек на его месте, вероятно, изнывал бы от скорби – он же буйно ликует, что потрудился на морозе и в пургу и, с жадностью проглотив свою еду, лихо выспится. Вряд ли человек, радовавшийся любому пустяку, очень тосковал о звездах. Тем не менее Таневу первому удалось вывести формулы превращения пространства в массу, и он первый провозгласил, что придет время, когда человек будет, как бог, творить миры из пустоты и двигаться со сверхсветовой скоростью, – все это содержится в его тюремных тетрадях".


Тут можно увидеть связь с гипотезами Козырева, то есть с теми вещами, которые они реально могли обсуждать в Норильлаге.

Я всё это веду к следующему. arishai справедливо заметила, что таинственные "космические лучи", о которых писал Гумилёв, обязаны существовать в рамках альтернативной физики Козырева (и всё это должно упираться в сверсхвет). Она права, и это запустило целую отдельную ветку моих размышлений.

(Итак, теперь у меня есть вступление, но нет поста. Но будем надеяться, что продолжение следует...)
gunter

#1984

А вот реально опаньки.

Сейчас валом пошли новости, что все американские ултраправые и наци перебираются в Parler, и Трамп тоже скоро будет там или уже там.

Допустим, мне стало интересно и я ввожу в поиск trump parler.

Вот как у меня выглядит первая страница результатов в Гугле:

Collapse )

По этим ссылкам вообще невозможно понять, что такое Parler.

А вот это первая страница результатов в Bing'е, Майкрософтском поисковике.

Collapse )

Первый же результат ведёт на сайт Parler, на страницу Team Trump, Eric Trump тоже в выдаче. (Сам Трамп пока ещё не завёл свой официальный аккаунт.)

Очевидным образом, Bing выдаёт мне то, что я искал, а Гугл — что-то ещё. Это после того, как я на днях услышал мнение, что иногда Бингом пользоваться уместнее, потому что Гугл намного активнее цензурирует результаты, даже если отключён "Безопасный поиск" и прочее.
gunter

Теория поколений Штрауса и Хау: Отечественная история, приложение 2

...И опять же, я мучился и ничего не мог решить, потому что это ненужный пост, но он должен был быть на этом месте, потому что он был там, когда я рассказывал эту историю Феликсу.

Чтобы добиться того эффекта, о котором пишет Глабб, Богу достаточно было сделать так, чтобы фазы секулума и продолжительность поколений в естественных условиях чуть-чуть не совпадали. И идеальное прохождение одного цикла является гарантией небольшой "рассинхронизации" в следующем, которая будет постепенно нарастать.

Метафора такой рассогласованности в классической русской литературе — "Горе от ума". Чацкий явным образом не на своём месте, потому что в рамках этой схемы, он символизирует классического идеалиста из поколения идеалистов. Но вокруг него явно не фаза пробуждения. Чацкий спорит с Фамусовым, как с представителем "поколения отцов", но Фамусов никоим боком не постаревший активист, он, скорее, приспособленец. Фамусов хвалит екатерининское время, на примере своего дяди: "Век при дворе, да при каком дворе! Тогда не то, что ныне, при государыне служил Екатерине". По отношению к Фамусову, дядя Максим Петрович, вероятно, относился к предшествующему поколению. Чацкий на это отвечает:

"Свежо предание, а верится с трудом;
Как тот и славился, чья чаще гнулась шея;
Как не в войне, а в мире брали лбом;
Стучали об пол не жалея!
Кому нужда: тем спесь, лежи они в пыли,
А тем, кто выше, лесть как кружево плели.
Прямой был век покорности и страха,
Всё под личиною усердия к царю.
Я не об дядюшке об вашем говорю;
Его не возмутим мы праха".


Как и положено идеалисту, он выносит суровый приговор предыдущей эпохе, как подлой, гнусной, бездуховной. Но о каком времени говорит — о екатерининском, о павловском? На дворе, тем временем, конец правления Александра I. С точки зрения умозрительной схемы, Чацкий был бы более уместен лет за 20-30 до этого, во время "масонского пробуждения" рубежа веков, и спорил бы он тогда с настоящим екатерининским вельможей. Или ему надо было родиться сильно позже, чтобы его молодость пришлась на шестидесятые-семидесятые годы 19 века (отрастить бороду и переболеть радикальными идеями). Это дало бы ему какие-то шансы на реализацию своей социальной программы, вместе с целым поколением. А так, это всё равно что запихнуть Сашу Привалова из повести "Понедельник начинается в субботу" (или Шурика из фильма "Операция "Ы"") в советское НИИ второй половины восьмидесятых. Что они там будут делать? "Сталина ругать". А ещё?

(...)

У wyradhe был пост о Чацком на Гражданской войне (понятно, на какой стороне), но дело в том, что Чацкий бы и эту войну проиграл. Такие войны выигрывают активисты в качестве пехоты и циники в качестве командиров, а идеалисты — только если они дожили до седых мудей мудрых седин и сумели сыграть соответствующую роль пророка, политика, стратега.

Короче, кризис в схеме Штрауса и Хау случается регулярно, как зима, раз в секулум, каждый раз позволяя очередному поколению активистов пережить ощущение своей непобедимости. Если совместить это с концепцией вырождения больших социальных образований на длинной дистанции (в два-три секулума), то у нас появляется концепция кризиса второго порядка — кризис, состоящий в том, что невозможно собрать правильную поколенческую структуру для успешного прохождения фазы кризиса. И с другой стороны, невозможность правильно отыграть кризис (путь в качестве небольшой гражданской войны, в которой победят "наши"), приводит к сбою поколенческого механизма, что может похоронить всю структуру на следующем витке. А пасьянс всё равно рано или поздно сойдётся, просто не у "нас", а у кого-то ещё.
gunter

Теория поколений Штрауса и Хау: Отечественная история, приложение 1

Когда я пишу про поколенческую концепцию Штрауса и Хау, я всегда подразумеваю дисклеймер, что речь не идёт о "правде факта", не о чём-то... но если это и так не понятно, то бесполезно и стараться что-то дополнительно разъяснить.

Так вот, поколенческая теория, проиллюстрированная сценой из советского кино. "Случай на шахте восемь" 1957 года, довольно любопытный фильм для тех, кто любит такие вещи. Давно хотел о нём написать, так и не написал, но в общем, этот фильм важен для моих личных теорий, связанных с советским кинематографом. В плане исторического контекста, фильм снят на волне XX съезда, он про борьбу с пережитками культа личности.

У нас есть Егор Денисович Краев, начальник угледобывающего комбината, Сталин местного разлива, царь и бог этой дыры. Член партии с 1923 года, то есть ещё даже до "ленинского призыва". Его играет Николай Боголюбов (1899 года рождения), и с поколенческой точки зрения, Краев олицетворяет советских активистов, "пехоту", которая так или иначе прошла через Гражданскую и стала в дальнейшем опорой сталинского режима. Краев человек жёсткий и авторитарный, готовый раздавить любого, кто встанет у него на пути, он является антагонистом фильма.

Краеву противопоставлен главный положительный герой, Володя Батанин (Анатолий Кузнецов, 1930 г.р.), молодой наивный геолог, в дальнейшем — товарищ Сухов парторг шахты №8. Он как раз типичный советский идеалист фазы пробуждения: призывает жить не по лжи, возмущается царящим на комбинате "режимом" и вступает в борьбу с "культом".

У Володи есть старший товарищ, Борис Тасин, которого играет Борис Кордунов (1920 г.р.). Он принадлежит к поколению приспособленцев — тех, кто был слишком мелким во время Революции и Гражданской войны, и тех, кто родился во время или сразу после этих событий. (Напоминаю, что поколение — понятие растяжимое, оно охватывает лет 20-25.)

Дальше идёт сцена (1:07:36), в которой Борис вспоминает студенческую песню:

Если сессию провалишь безнадёжно,
И услышишь от профессора "прощай",
Не вступай в ненужный спор,
Бесполезный разговор,
Забирай свой студбилет и убегай!


Володя подхватывает, но добавляет, что "а у нас не так пели":

...На профессора наплюй,
Ты студент, а не холуй!
Забирай студбилет и убегай.


И это уже вопрос поколенческий. И те, и другие ходили в школу при Сталине, а вся разница в том, в каком социальном возрасте они застали войну, победу и смерть вождя. Ведь понятно, что вопрос отношения к "профессору" — это вопрос отношения к начальству в целом ("на власть советскую наплюй, ты Человек, а не холуй"). Приспособленцев жизнь научила "не вступать в ненужный спор, бесполезный разговор" и принимать начальство, как данность, чьи распоряжения не обсуждаются. Идеалисты при необходимости умели спорить с начальством, презирать начальство, игнорировать начальство.

Борис сразу же принимает песенку на свой счёт и заводится с пол-оборота: "Выходит я, по твоему, холуй? Эх, Володечка... было время, я тоже держал хвост морковкой. А потом до меня дошло: хочешь спокойной жизни, сиди и не чирикай". Это обида на новое непуганое поколение, поющее другие песни: да, по сравнению с вами, мы гнутые, но так ведь нас и гнули по-настоящему!

[Неожиданный сюжетный поворот фильма состоит в том, что главный коммунист комбината, Гущин, которого играет Георгий Куликов (род. в 1924), на самом деле собирается поддержать геолога Баталина, чтобы свалить засидевшегося Краева. Гущин тоже из поколения приспособленцев, он вступил в партию в 1943 году, вероятно, на фронте. Тут всё чётко по Штраусу и Хау: главная борьба фазы пробуждения ведётся между постаревшими активистами и молодыми идеалистами, борьба эта ведётся через головы приспособленцев, причём приспособленцы на то и приспособленцы — Adaptive, в оригинале, — что могут примыкать к тому или иному лагерю, по ситуации.]
gunter

Теория поколений Штрауса и Хау: Отечественная история

[Новости, вернее, их отсутствие, всё типично. Опять заболел в конце августа, это мне опять всё поломало после того раза, когда всё поломалось в конце июня. Вот такое фиговое лето. Причём, то, что я хотел написать тогда, настолько прочно сидит у меня в голове, что избавится от этого и перейти к чему-то ещё нет никакой возможности. P.S. Вышесказанное, в свою очередь, тоже перестало быть актуальным, как оставшееся далеко позади лето, но, в общем, оправданий нет и ничего не изменилось. А текст меня всё равно не отпустит, если я его не напишу.]

Напоминаю про предыдущие обрывки:

Теория поколений Штрауса и Хау
Теория поколений и судьба империй



Речь о концепции, где история общества делятся на секулумы, каждый секулум, "человеческий век", состоит из четырёх фаз и четырёх поколений (~80-90 лет, плюс-минус), свойства поколений заранее запрограммированы и сменяются примерно по принципу "тяжёлые времена порождают сильных людей, сильные люди создают хорошие времена, хорошие времена порождают слабых людей, слабые люди создают тяжёлые времена" и "раздолбаи-взрослые — серьёзные дети, серьёзные взрослые — дети-раздолбаи", но чуть сложнее.

Дальше я хотел показать, как эта система работает с российской историей, вернее, с её популярным восприятием. Это не самая нужная часть, но всё равно необходимая с точки зрения того, как работает моя голова — именно этот текст должен стоять на этом месте, так получилось.

Опять же, посмотрим на то, как Штраус и Хау поступили со своей собственной, англо-американской историей. Видно, что они старались работать на основе понятной каждому школьнику периодизации, где каждая эпоха — это устоявшийся стереотип. Начинается всё с секулума Ланкастеров и Йорков, который у авторов называется "Позднесредневековым"; он явным образом родился из того кризиса, в результате которого Генрих Болингброк, герцог Ланкастерский, сверг своего двоюродного брата Ричарда II и стал Генрихом IV. Этот секулум в ходе своего развития пришёл к новому кризису — Войне Алой и Белой розы — и закончился победой Генриха Тюдора над Ричардом III. Так вот, этот период является устойчивой исторической единицей, в том числе потому, что о Шекспир посвятил ему свою "генриаду".

То, о чём я уже говорил — ради сохранения исторической образности и понятности, Штраус и Хау растягивали и сжимали любые временные промежутки, прибавляли и отнимали годы у заявленных поколений. Отсюда долгий 97-летний секулум Тюдоров, за которым следует и вовсе гигантский 110-летний, охватывающий смерть бездетной Елизаветы и переход власти в Англии к шотландским Стюартам, расцвет пуритантизма, Гражданскую войну, казнь короля и реставрацию Стюартов, а затем Славную революцию и окончательное изгнание Стюартов. Потому что история поздних Плантагенетов, поделившихся на враждующие ветви Ланкастеров и Йорков, история Тюдоров, история Стюартов — это устойчивые единицы английского исторического повествования. И с другой стороны, так появился "аномальный", короткий американский секулум (70 лет с небольшим) от обретения независимости и до Гражданской войны. Потому что это одна история, а после Гражданской войны начинается уже совсем другая американская история, а после Второй мировой — третья (история США, как мирового гегемона), и вот этот третий американский секулум как раз сейчас подходит к концу. Как и было предсказано Штраусом и Хау в самом начале 90-х.

[Можно сравнить это с секулумами КНР и Израиля. Подобно американской гегемонии, эти страны были детищами Второй мировой, и, следовательно, их "человеческий век" подходит к концу, — всё меньше остаётся людей, заставших основание государства, — что в будущем неизбежно приведёт к кризису, в той или иной форме.]

То, что авторы оставили за собой право двигать границы поколений и секулумов вполне укладывается в их концепцию. "Человеческий век" — понятие растяжимое, как продолжительность человеческой жизни. "Фазы и повороты" эпох они сравнивают с временами года: бывают мягкие зимы, "зимы ждала, ждала природа, снег выпал только в январе", случался на памяти человечества и "год без лета". Границы поколений, в конечном счёте, связаны с внешними социальными маркерами, с яркими историческими событиями, которые люди застали в том или ином возрасте.

Это можно сравнить с символическим значением, которые мы придаём тем или иным десятилетиям, например, "шестидесятым". Американские шестидесятые начались где-то в 1964 и закончились к 1972. Как пишут сами американцы, "начало шестидесятых ещё было пятидесятыми", но и первый срок Никсона (1968-1972) — это всё ещё шестидесятые; тут обычно приводят названия двух книг, Jon Margolis, "The Last Innocent Year: America in 1964—The Beginning of the 'Sixties'" ("Последний год невинности: Америка в 1964 и начало "Шестидесятых"") и Andreas Killen, "1973 Nervous Breakdown: Watergate, Warhol, and the Birth of Post-Sixties America" ("1973: нервный срыв, Уотергейт, Уорхол и рождение пост-шестидесятнической Америки"). В то же самое время, советские шестидесятые начались в 1956 и закончились в 1968. Ключевые события были другие.

Именно это позволяет нам в очередной раз сказать, что в рамках этой концепции у каждого народа, в каждой национальной истории были свои секулумы, свои фазы, свои поколения. США начали своё историческое существование в качестве колоний Британии, и жили в ритме породившей их метрополии. Актуальный на тот момент британский секулум начался в районе 1700 года. У Штрауса и Хау это 1701 год — период после кризиса, приведшего к Славной революции, начало империи, "Августов век" британской культуры; по Глаббу — 1700 год, рождение Британской империи, как таковой. Из этого мы можем заключить, что и английский, и американские авторы писали в рамках одного исторического мифа, с одними и теми же ключевыми рубежами. Кризис того секулума, в том числе, привёл к восстанию в североамериканских колониях и обретению ими независимости. После этого Америка и Британия живут своей собственной жизнью, а это значит, что их исторические циклы должны постепенно рассинхронизироваться. Британская империя вступает в свой второй секулум, уже в качестве мирового гегемона. Если вышеупомянутый первый американский секулум считается "аномально коротким", потому что Гражданская война, по мнению авторов, "случилась слишком рано", то в Британской империи, очевидно, никаких аномалий не было, и кризис очередного секулума завершился где-то в районе семидесятых годов 19 века. Правда, никаких сопутствующих событий мы там не найдём, королева Виктория как правила, так и продолжала править. Но в порядке натягивания совы на глобус, можно сформулировать правило, что скрытый кризис для социального организма ещё опаснее явного. Без "правильного" кризиса конца секулума не произойдёт инициация активистов, они не попадут на Последнюю битву и не одержат там неизбежную победу над силами тьмы. Без повзрослевших и пытающихся контролировать общественную жизнь победителей-активистов не с кем будет воевать юным идеалистам, а значит, из них не вырастут пророки, которые в старости поведут на бой новое поколение активистов. И очередная Последняя битва будет проиграна: выиграна кем-то ещё. Снежная зима обещает богатый урожай осенью, и всё такое. Как бы то ни было, следующий кризисный период приходится где-то на тридцатые-пятидесятые годы двадцатого века (с накопившимся отставанием цикла от американского), и вот он уже окончательно хоронит Британскую империю. По Глаббу, Британская империя умирает в 1950 году.

Напоминаю, что речь всё ещё об этом: Государства в полном смысле слова, державы, типа империи Романовых или сёгуната Токугавы. Живут 200-300 лет, 10-12 поколений, описываются "имперскими" или "династическими" циклами, какими бы они не были. Такие структуры спокойно проживают два условных секулума, но в ходе третьего или сразу же после него начинается затяжной кризис, который обычно приводит к их гибели или радикальной трансформации в какое-нибудь новое общество, новую "династию".

И вот, наконец-то, мы дошли до российской истории. По тем или иным причинам, для неё лучше всего работает восьмидесятилетняя продолжительность секулума (~20 лет на отдельную фазу); как всегда, плюс-минус, причём скорее минус, чем плюс. Отечественные секулумы получаются сравнительно короткими. Как всегда с человеческими измерениями, это должно быть как-то связанно с общей продолжительностью жизни, возрастом вступления в брак и возрастом рождения первого ребёнка, и так далее. Схема всё равно совершенно условная, речь пойдёт именно о мифах и устойчивых единицах исторического повествования, а логика нумерологическая: отнимаем-прибавляем 80 лет и смотрим, куда мы попадаем, при необходимости сдвигая хронологические границы. Вот наши примерные периоды кризиса, "зимы" секулумов:

1580-1600

1660-1680

1740-1760

1820-1840

1900-1920

1980-2000

Понятно, что точкой отсчёта является современность, но начнём с противоположного конца — с заката державы Рюриковичей. Collapse )

И это далеко не всё, что я хотел сказать по данному вопросу, но слава богу, это достаточного большой кусок "всего".