Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

gunter

Поколение, секулум, имперский цикл

К предыдущему, обобщая обобщение, так сказать.

Общества, у которых есть явное начало (и, как правило, явный конец), можно разделить на три группы по продолжительности существования.

1. Структуры, которые ждёт неизбежный крах после смерти основателя, т.е. они существуют не больше одного поколения. У Гумилёва к этой категории относится большая часть консорций. Но это могут быть и очень крупные образования, например, Глабб приводит в пример империю Атиллы. В "стругацкофильской" альтернативке Переслегина про Германию-победительницу Второй мировой, таков гитлеровский Рейх — покорив Европу, он всё равно разваливается к 1968 году, не намного пережив своего Фюрера.

2. Структуры, которые существуют примерно один секулум (человеческий век, который обычно считается меньше календарного). Это 4-5 поколений, 80-90 лет, плюс-минус. У Глабба это царство Навуходоносора: "[Ново-]Вавилонская империя Навуходоносора была разгромлена Киром, просуществовав где-то около семидесяти четырёх лет". (Не знаю, как он считал.)

У Коротаева это ксенократические режимы мусульман-бедуинов, которым удавалось завоевать более цивилизованные и развитые общества. См. "Долгосрочная политико-демографическая динамика Египта: циклы и тенденции".

Такие режимы подчиняются закону асабии и её упадка.

"1. Новые династии могут быть основаны только группами с очень высокой 'асабиййей.

2. После того как новая династия основана, в тенденции наблюдается прогрессирующее убывание 'асабиййи правящей элиты.

3. Процесс этот в очень высокой степени объясняется растущим престижным потреблением.

4. В течении четырёх поколений 'асабиййа правящей элиты падает до стиль критически низкого уровня, что происходит падение старой династии и создание новой династии новой "высокоасабиййной" группой".


Отметим сразу же, что это подразумевает. что типичная продолжительность политико-демографического цикла должна была находиться где-то между 80 и 100 годами, что на самом деле предельно близко к реальной продолжительности большинства средневековых египетских политико-демографических циклов".


Ибн Халдун в переложении Коротаева и комментарий самого Коротаева: "Между прочим, трудно не отметить удивительного соответствия этой ибн-халдуновской версии описания фаз династийного цикла фазам, через которые прошла Советская власть в России".

[В той же брошюрке Коротаев пишет, что европейские средневековые политико-демографические циклы были более плавными и охватывали лет 200, и что похожая ситуация была в Китае и в мамелюкской державе, которая пришла на вышеописанному египетскому бардаку. Это уже намного ближе к тому, о чём пишет Глабб. Он, кстати, тоже интересовался мамелюками.]

У Гумилёва это будут "антисистемы", порождённые этнической химерой, как "жёсткие структуры", в конечном счёте неспособные адаптироваться к меняющимся историческим условиям и подсознательно стремящиеся к собственной гибели. Антисистема, захватившая власть в обществе, способна прожить несколько поколений (и даже больше века), но потом всё равно неизбежно коллапсирует.

Так или иначе, СССР, "просуществовавший где-то около семидесяти четырёх лет", попадает именно в эту категорию.

3. Государства в полном смысле слова, державы, типа империи Романовых или сёгуната Токугавы. Живут 200-300 лет, 10-12 поколений, описываются "имперскими" или "династическими" циклами, какими бы они не были. Такие структуры спокойно проживают два условных секулума, но в ходе третьего или сразу же после него начинается затяжной кризис, который обычно приводит к их гибели или радикальной трансформации в какое-нибудь новое общество, новую "династию".

***

За пределами этого начинается совсем уже долгоживущие сущности, типа этносов и суперэтносов Гумилёва, или того, что сейчас называют цивилизациями.
gunter

"Судьба империй" Глабба — вместо текста

У меня тут специфическая ситуация. Я хотел рассказать о небольшом, но влиятельном эссе Джона Бэгота Глабба (Глабб-паши) "Судьба империй" ("The Fate of Empires" — pdf), которое он написал в 1976 году. Автору в тот момент было 79 лет, он пережил свою империю, самое время было задуматься об истории в целом. [Реплика о том, что автор был невежественным англичанином, поэтому он не читал Галковского и не знал, что Британская империя живее всех живых, что это СССР и прочие криптоколонии и совладения по всему миру. Ха-ха! Далеко Глаббу было до наших ЖЖшных гениев, ныне перебравшихся в Фейсбук.]

Это хорошее эссе, и я хотел даже перевести его на русский, но вдруг осознал, что мне для этого не хватит сил. Хотя надо. Ну а кратких пересказов этого эссе в сети и без меня хватает.

Но есть одна вещь, непосредственно связанная с темой, о которой я хотел бы поговорить. Глабб задаётся вопросом, почему сравнительно небольшая группа лиц, или какой-нибудь племя, о котором никто никогда раньше не слышал, вдруг берёт власть в ослабевшем государстве или завоёвывает намного более развитых и богатых соседей, создавая свою империю? И почему такие империи обычно существуют лет 200 с небольшим ("десять поколений"), а потом вырождаются, вступают в полосу кризисов и разваливаются, или, по-крайней мере, утрачивают статус великой державы?

Примерно в то же время подобный же вопрос заставил Льва Гумилёва написать толстенную "Историю Этногенеза" и несколько других книг в дополнение к ней. Глабб ограничился 25 страницами и одной таблицей, да и та дурацкая.



(Что у нас было в 1682? Начало регентства Софьи при братьях Иване и Петре?)

Как бы то ни было, текст был мне очень полезен.

...Нельзя не заметить, что всё это близко к китайской идее "династического цикла", где жизнь династии, от обретения Мандата Небес и до его полной утраты охватывала где-то около 300 лет.

Обобщая, великая держава существует 10-12 поколений, 200-300 лет. Это их естественный срок жизни. При этом, новая держава может возникнуть на месте старой и использовать оставшиеся от неё ресурсы, кадры, структуры в качестве собственного строительного материала, модели это не противоречит (все династии в истории Китая, римская империя после римской республики, доминат после принципата, Романовы после Рюриковичей, СССР после Романовых).

Каждая великая держава на пике кажется непобедимой. Но за золотом всегда идёт серебро, за серебром медь. Дробящее и сокрушающее железо оборачивается ступнями и пальцами ног, "разделённым царством", частью крепким, а частью - хрупким. Внешнее воздействие, стихийное и непредсказуемое, подводит итог затяжного системного кризиса.

Думаю, с формулировкой всё понятно. Вопрос — как это можно обыграть и что это нам даёт?..

Другой вопрос уже связан непосредственно с СССР. Если СССР был настолько абсурдным обществом, почему советская власть просуществовала настолько долго? (Обычный ответ — Победа помогла, не было бы такой Великой Отечественной и произошедшей в ходе неё легитимизации режима, СССР развалился бы намного раньше.) Но если Союз был настоящим государством и великой державой, то почему он прожил так мало? Причём, хотя от Бога империям положено как минимум 200 лет, СССР за несколько десятилетий успел собрать все признаки империи в упадке. Какую псевдонаучную концепцию мы не взяли бы на вооружение, от марксизма (переход от военно-феодального режима к буржуазной революции, которая в зависимых государствах и республиках проходила в форме национально-освободительной борьбы — всё по истмату!) до самодостаточных коллективов Бурланкова (переход от империи к торговой империи, и далее к торговой республике). С Глаббом та же история: его модель отлично характеризует Советский Союз, как старую империю, хотя формально это была империя молодая — Глабб относил неизбежный распад СССР к некому далёкому и туманному будущему, а сам не дожил до него всего нескольких лет (умер в 1986).
gunter

Я попробовал почитать "Историю королей Британии", мне нравится

Как известно, Толкиен начал придумывать свой мир в качестве "мифологии для Англии", чтобы компенсировать кажущуюся бедность английской культуры в этом отношении.

Например, в письме к Мильтону Уолдману ("Письмо 131") он писал:

"Кроме того, — и здесь, надеюсь, слова мои не прозвучат совсем уж абсурдно — меня с самых юных лет огорчала нищета моей любимой родины: у нее нет собственных преданий (связанных с ее языком и почвой), во всяком случае того качества, что я искал и находил (в качестве составляющей части) в легендах других земель. Есть эпос греческий и кельтский, романский, германский, скандинавский и финский (последний произвел на меня сильнейшее впечатление); но ровным счетом ничего английского, кроме дешевых изданий народных сказок".


Евреи и финны богаты эпосом, а англичане бедны! И это потрясающий пример зажратости; как говорится, "кому суп жидок, а у кого жемчуг мелок". По сравнению с тем, что есть у нас, русских (вернее, по сравнению с тем, чего у нас нет) у англичан, во-первых, имеется артуриана...

(Но опять же, Толкиен, в том же письме: "Разумеется, был и есть обширный артуровский мир, но при всей его величественности он не вполне прижился, ассоциируется с почвой Британии, но не Англии; и не заменяет того, чего, на мой взгляд, недостает... Во-вторых, что более важно: артуриана не только связана с христианством, но также явным образом его в себе содержит. В силу причин, в которые я вдаваться не буду, это мне кажется пагубным". В христианское только лохи одеваются.)

...А во вторых, у англичан есть выдуманная история Гальфрида Монмутского, "История королей Британии", включающая в себя историю Артура и ставшая отправной точкой для последующей артурианы.

И эта выдуманная история, она крутая. Не зря она была готовым источником сюжетов для английской культуры, от "Горбодука" (1561 год, первая елизаветинская трагедия) до "Короля Лира". По-крайней мере, в переводе эта книга лучше, чем доступный мне перевод выдуманной ирландской истории ("Книга захватов").

Я не знаю, что ещё сказать, кроме того, что "я попробовал почитать, мне нравится!"

Вот классический текст Пикитана и Шлёнского, в конце которого они вскользь затрагивают феномен фэнтези:

"Замечание о сложных непротиворечивых мирах

Джоанна Роулинг создала детальный, сложный, непротиворечивый и очень реалистичный мир. Одно лишь воображение не позволило бы это сделать. Мир этот должен быть так или иначе основан на реальности или же на какой-либо теории, претендующей на объяснение мира. Так или иначе, воображаемый мир может вырасти лишь из попыток (удачных или неудачных) познания мира как социальной реальности.

Если попытаться задуматься о том, какие культуры оказались способны создавать такие воображаемые миры, то первой на ум приходит англосаксонская культура. Начиная с Бульвер-Литтона в первой половине 19-го века и до Толкиена с Роулинг в 20-м и 21-м. В англосаксонской научной фантастике и фэнтези также есть бесчисленное множество подобных примеров".


1. В рамках английской культуры Гальфрид Монмутский был первым, все остальные так или иначе вдохновлялись им. Понятно, что он сам опирался на "Историю бриттов" и прочие подобные вещи, но, в конечном счёте, эти другие источники были "[расширенны и преобразованны] в последовательное повествование собственным воображением Гальфрида". Проще говоря, он сидел и гнал, выдумывая царей, битвы, интриги, династические конфликты и пророчества. Отталкиваясь, в первую очередь, от Ветхого Завета и "Энеиды".

2. И это именно то состояние, которое, в моей трактовке, посетило Платона, когда он выдумал Атлантиду:

Платон одним из первых понял, что эпический сюжет можно просто-напросто выдумать с нуля. Необязательно помещать действие в легендарное прошлое и связывать с известными мифологическими фигурами. Можно выдумать сюжет по известным правилам, перенести его в "допотопную древность", от которой не осталось даже легенд, и этот сотворённый миф будет не хуже, чем у Гомера и Гесиода. Платон обосновал фэнтези, как жанр. А доказательство - Атлантида, которой не существовало, пока Платон не стал о ней рассказывать, но которая с тех пор стала мифом не хуже прежних.


И то состояние, в котором Джозеф Смит, пророк и основатель Церкви Святых Последних Дней (проще говоря, мормонов) решил написать свою Библию, со своим Ветхим Заветом — которая сама по себе оказалась неплохим и довольно интересным фантастическим произведением. Да, я читал "Книгу Мормона", и не жалею об этом.

3. Наконец, то, о чём тогда писали Пикитан и Шлёнский — чтобы придумать правдоподобную историю сказочного мира или описать фантастическое общество (ведь у каждого общества есть предыстория); чтобы, в конечном счёте, предложить убедительную художественную интерпретацию реальным историческим событиям, нужно иметь представление о том, что такое история человеческого общества в целом и каковы её объективные законы. Это знание необязательно должно быть сознательным, главное, чтобы оно присутствовало и шло изнутри, как часть культуры, носителем которой является автор и его первые читатели. И от этого можно перебросить мостик к целому ряду других тем.
gunter

Нострадамусы и Generations — Кризис 2020

Каждый доморощенный пророк мечтает однажды попасть в точку, но обычно они попадают в небо. Тем не менее, иногда им везёт. Иногда им ого-го как везёт.

Я тут заглянул в книгу "Generations: The History of America's Future, 1584 to 2069" (1991), в которой Штраус и Хау впервые изложили свою теорию поколений.

И в этой книге, в 1991 году, они написали следующее:



"But it is not our purpose to predict specific events; rather, our purpose is to explain how the underlying dynamic of generational change will determine which sorts of events are most likely. No one, for example, can foretell the specific emergency that will confront America during what we call the “Crisis of 2020“—nor, of course, the exact year in which this crisis will find its epicenter. What we do claim our cycle can predict is that, during the late 2010s and early 2020s, American generations will pass deep into a “Crisis Era” constellation and mood—and that, as a consequence, the nation’s public life will undergo a swift and possibly revolutionary transformation."

"Но мы не ставим задачу предсказать конкретные события; наша цель в том, чтобы показать, как основополагающая динамика смены предопределяет наиболее вероятный тип будущих событий. Например, невозможно предсказать конкретную чрезвычайную ситуацию, с которой Америка столкнётся в период, названный нами "Кризис 2020 года" — и, конечно же, нельзя угадать конкретный год, который станет эпицентром этого кризиса. Мы утверждаем только то, что заявленный нами цикл предсказывает: в конце 2010-х и в самом начале 2020-х американские поколения войдут в "Эру кризиса" по своей структуре и настроениям — и, как следствие, общественная жизнь нации переживёт стремительную, возможно даже революционную трансформацию".


Ну и конечно, тогдашние критики писали, что поживём-увидим, а если нет, то книге место на помойке. Ха!
gunter

Самодостаточные коллективы Бурланкова — Война и мы

Бурланков пишет часто и много, на самые разные темы. Для описательного построения модели социальной эволюции интерес представляют его высказывания на тему войны. Но надо учитывать, что в рамках данной концепции развитие военного дела и социальная эволюция происходят независимо, у Бурланкова это две отдельные системы. "Князь с дружиной" железного века, безусловно, превосходит "князя с дружиной" каменного века по вооружению и тактике; индустриальный "феодализм" будет отличаться от "феодализма" бронзового века и в военном, и в каком угодно смысле. Но это всё равно будет один этап развития общества, как самодостаточного коллектива. 

Начнём с тактики: 

"Первое разделение (и первая тактика) - это выделить отряд "помощнее" ("богатырей"), который наносит главный удар - и "вспомогательные силы", которые охраняют ударный отряд и не пускает вражеские "ударные силы". По сути, как можно заметить, вся стратегия до сих пор сводится к этому (нанести удар своими "ударными силами" так, чтобы [они понесли] наименьшие потери, а противник - наибольшие).

Тут уже началась "гонка вооружений", ибо вооружения для удара и для обороны нужны были разные.

Но с другой стороны, началась и "тактическая гонка". Т.е., если вы стремитесь нанести удар своим "ударным отрядом" и стремитесь не дать нанести врагу его ударным - то если есть силы, противостоящие (сдерживающие) вашим ударным силам - то логично выделить и силы, мешающие "мешающим силам"".

"В собственно военных столкновениях, когда появляется какое-то "военное искусство", всегда выделялись следующие "боевые части":

1) разведка;
2) "застрельщики", части, которые завязывают бой, чья задача потревожить чужие "главные ударные силы", чтобы уменьшить их ударную силу;
3) главные ударные силы - "большой полк", объединение частей, которые наносят главный удар;
4) части "противодействия" чужим застрельщикам, т.е., "прикрытие" главных ударных сил.

Тактика заключается в том, чтобы еще до того как нанести удар своими главными силами, измотать чужие главные силы так, чтобы свои оказались в преимуществе. И не дать этого сделать противнику".


За исключением разведки, как отдельной структуры, остальное укладывается в треугольник из основных сил, контросновных сил и контр-контросновных. Читатели моего журнала со стажем видели множество подобных схем, от респектабельного четырёхугольника Арчера Джонса (1, 2). до треугольного фрактального безумия инфантерии/кавалерии/артиллерии Монстера (включая пятиугольные псевдопарадигмы псевдо-Монстера). И от древних попыток Переслегина рассказать о космоопере:

"Желание прикрыть линкор от легких истребителей противника порождает еще один тип корабля — легкий крейсер, подвижный, защищенный заметно хуже линкора и линейного крейсера и вооруженный большим количеством малых орудий, бессильных против линкора, но пригодных для массового уничтожения беззащитных “дестроеров”. Заметим, что такие же крейсера вскоре начнут возглавлять атаки истребителей, стремясь связать боем корабли прикрытия противника. Эволюция этого класса приведет к разбиению его на два подкласса — оборонительных легких эскортных крейсеров и наступательный легких ударных (в другой терминологии — линейно-легких крейсеров)".


...до очередного четырёхугольника Серой Зоны и моих собственных развлечений на тему: 1 (!), 2, 3, 4, 5. Тут, в целом, ничего нового.

Вторая важная идея Бурланкова — что новым центром силы, "ядром развития", если так можно выразиться, часто становится территория, которая на предыдущем витке была Пограничьем: регионом, где сталкивались и уравновешивались силы как минимум двух сопоставимых проектов-обществ-культур. По такому региону постоянно прокатываются войны, а реальная граница либо вообще отсутствует, либо ходит туда сюда. Но стоит одному или всем прежним центрам силы ослабеть, и периферийная, пограничная территория вдруг превращается в источник новой консолидации и экспансии.

"Интересный факт: очень часто страны, где недавно шла война и проходило противостояние, вдруг оказываются на первом месте в следующий период. (...)

Там, где возникает "граница двух обществ", возникает напряжение - и если у обществ хватает сил, туда стягиваются - по Гумилеву, пассионарии, а в нашей терминологии - "князья со дружинами", в основном, военные коллективы, но следом за военными - и торговые, и научные/ремесленные, работающие на войну...
.
То есть, происходит - если только граница "выдерживает" - накопление сил. (...) Что и приводит потом, после снятия напряжения (путем ликвидации одной из сторон) к резкому "выбросу" силы.

В некотором смысле, это есть "компенсация" за разруху времени "приграничья"".


Он приводит следующие примеры (как я уже говорил, натягивание реальной истории на концепцию не является сильной стороной творчества Бурланкова):

Collapse )

И, наконец, его концепция цивилизационных ойкумен и мировых войн ("подождите еще, вот когда будут освоены океаны, а в Северной Африке возникнет новое мощное государство - лет через двести - мировые войны будут совсем другими...").

Collapse )
gunter

Auch der Gasinde hat seine Ehre: – sie heißt die Treue

предыдущему.)

Теперь о самой фразе "честь моя зовётся верность", которая Meine Ehre heißt Treue.

"Казарму экипажа украшает герб: белый полярный волк, натянув тетиву лука, готовится пустить в цель ракету-торпеду. А ниже девиз: «Честь моя зовется верность». Они, подводники, действительно в большом и малом верны присяге, долгу, флоту, Родине и Гитлеру".




Это ключевая фраза для всего дискурса "чести, как понятия, наделённого определёнными свойствами". И да, я про это уже писал, много раз.

1, 2, 3

Речь шла не о том, что "надо быть человеком чести". Кому надо? Речь шла о том, что отсутствует само понимание, что такое честь и как она гипотетически должна работать. Люди не отрицают идею чести, они просто ничего о ней не знают, хотя само слово слышали. Идеалы уровня: "выживает армия, которая выполняет приказы, даже если они преступные", и это у военных. Не на той стороне деды воевали, видимо!

Итак, традиционная честь (в том понимании, которое сложилось в первой половине 20 века - Г.Н.) = готовность не выполнять преступный приказ. Логика очевидна: человек, которого волнует собственная честь, не станет совершать бесчестные поступки, даже если ему приказали их совершить. Иначе он утратит честь.

"Честь моя зовётся верность" = честь в понимании эсэсовца, готовность выполнить любой приказ начальства = отрицание чести, "античесть".


Ещё раз, с пониманием этих вещей в нашем культурном пространстве, по моим субъективным ощущениям, всё очень-очень плохо. Отсюда реплики в комментах к новости о нацистском девизе, в духе "а чё такого?" и "пацаны вообще ребята" (1, 2, 3, 4, 5, 6).

"Честь моя зовется верность

Прекрасный девиз!
Верность воинскому долгу,Родине!
Кстати, верность составная часть чести.
Остальные бредовын рассуждения в этом посте нужны, чтобы поглумиться над девизом.Полный идиотизм и дебилизм".

"Я, полковник запаса, военный летчик, горжусь этим девизом. И не важно, кто первым его придумал. Кстати, организация немецкой армии тех лет доведена до абсолютного совершенства. Такой армией гордилась бы любая страна. Такая армия бывает один раз в 1000 лет. И неважно, какой идеологии служит эта армия. Я рассуждаю, как военный профессионал, и не более. Лично я гордился бы, если бы полк, которым я командовал имел такой девиз".


Английскую Википедию я уже цитировал, процитирую немецкую:

"Durch die Gleichsetzung der Begriffe „Treue“ und „Ehre“ wurde ein Treuebruch zu einem Ehrverlust. Der Begriff „Ehre“ verlor dadurch seinen traditionellen moralischen Inhalt. Denn die Ehre eines Soldaten etwa, der sich aus Ehrgefühl weigern könnte, an einem Kriegsverbrechen teilzunehmen, spielte im Ehrbegriff der SS keine Rolle mehr. Es zählte allein der blinde Gehorsam."


Примерный перевод:

"Когда "верность" отождествляется с "честью", нелояльность означает бесчестье. Как следствие, понятие "честь" теряет своё традиционное нравственное содержание. В эсэсовском понимании "чести" больше не было места для чести солдата, который из благородных соображений отказывается выполнять преступный приказ. Имело значение только слепое повиновение". (Забавно, что немецкая и английская Википедия копируют друг друга, а в русской Википедии именно этого куска нет. Видимо, понятие "честь" у нас уже слишком давно утратило своё "traditionell moralisch Inhalt".)

Но зато русская Википедия справедливо указывает, что источник цитаты (до того, как её присвоил Гитлер и подарил эсэсовцам) нужно искать в творчестве немецкого историка и романиста Феликса Дана (1, 2). А именно, в его повести "Die Freibitte", "Просьба об освобождении" или "Право на помилование" (?). (По контексту — привилегия, право просить у короля помиловать одного из преступников, приговорённого к смертной казни.)

Сразу скажу, немецкого я не знаю, пользовался помощью Гугломашины. Контекст и цитата. 8 век от Рождества Христова. Князь подписался на что-то нехорошее и самоубийственное (лангобардское восстание против Карла Великого, судя по всему). Но он не может отказаться, он крест целовал. И он говорит своему дружиннику — уходи, спасайся, ты-то слова не давал. А тот в ответ говорит, что и у дружинника есть честь, она заключается в верности.

«Merk' auf! Allein war ich zu schwach, ich habe deshalb mich mit Herzog Hrodgaud von Friaul fest verbündet, – mit dem Bruderkuß der Ehre! – loszuschlagen auf seinen ersten Ruf. Auch von meinen Nachbarn von Spoleto, von Melfi, Asculum, Bovinum hab' ich feste Zusage, zu mir zu stoßen: soll ich all' diese Getreuen, die auf meine Ehre und Waffentreue bauen; schnöde im Stich lassen? Lieber sterben! (...) Laß mich das Wort der Ehre halten und d'rüber untergehen. Du aber: – rette dich! – Flieh zu deinem Bruder: du bist nicht wie ich gebunden an Hrodgaud.»

«Aber an Euch, Herr, mit jeder Herzensfaser. Auch der Gasinde hat seine Ehre: – sie heißt die Treue. An Eurer' Schildseite steh und falle ich.»

— Послушай. Одному мне было не справиться, а потому я заключил союз с герцогом Ротгаудом Фриульским, поклявшись с братским целованием, что по первому же зову выступлю ему на подмогу. Соседи мои, правители Сполето, Мельфи, Асколи и Бовино твёрдо обещали присоединиться ко мне; неужто я оставлю верных, тех, кто рассчитывал на мою честь и моё оружие? Нет уж, лучше умереть! (...) Позволь мне сохранить верность клятве и погибнуть. Но ты — спасайся! Вернись к своему брату, ведь тебя с Ротгаудом ничего не связывает.
— Но с вами, господин, я связан каждой жилкой сердца. И у дружинника есть честь: верностью она зовётся. По одну сторону щита нам с вами стоять и пасть.


(Ссылки на понятие "газинд", дружинник-"спутник": 1, 2, 3.)

Этот изначальный смысл фразы является для меня иллюстрацией к "чести, как горизонтальному понятию" (+ довесок). Князь не равен дружиннику, но они оба — люди чести. Честь дружинника, который следует за князем, не меньше чести князя, который верен данному слову. Благородный Финрод пошёл за Береном, потому что клялся его отцу; но честь эльфов, которые пошли за Финродом на верную гибель, значила для них не меньше, и весила не меньше. А вот девиз про слепое повиновение приказам начальства — он как раз сугубо "вертикальный", причём в самом плохом, одностороннем смысле: ты обязан начальству всем, начальство не обязано тебе ничем.
gunter

Загадка про сундуки и рубины

Или вот, к предыдущему.

Задача про три сундука с рубинами.



У нас есть нехороший купец, который перевёл своё нечестным путём нажитое состояние в 30 рубинов примерно одинаковой стоимости.

Король решил конфисковать имущество купца в пользу короны, но проявил милосердие, предложив следующее условие.

Купец раскладывает 30 рубинов по трём сундукам, с тем условием, чтобы в каждом сундуке оказалось не меньше двух рубинов, и чтобы в одном из трёх сундуков было на шесть рубинов больше, чем одном из двух оставшихся.

Затем выбранный королём советник, самый умный из его приближённых, должен взять три карточки, написать на каждой из них любое число в диапазоне от 1 до 30 — количество рубинов, которые он хочет забрать из того или иного сундука — и распределить эти карточки между сундуками. Затем сундуки вскрывают и в присутствии короля проверяют. Если в сундуке хватает рубинов, корона получает столько из них, сколько было указано на соответствующей карточке, а оставшиеся рубины (если они есть) возвращаются купцу. Если в сундуке рубинов меньше, чем было указано на карточке, то все рубины из этого сундука остаются у купца.

Очевидным образом, цель советника (т.е., нас) — забрать как можно больше рубинов в королевскую казну.

Сама по себе задача тривиальна.

Так как в двух из трёх сундуков всегда окажется не меньше восьми рубинов, советнику достаточно написать на карточках 8, 8, 8, чтобы обеспечить гарантированный выигрыш в 16 рубинов, больше половины, независимо от стратегии купца.

А в чём подтекст?

Представим себе, что нехороший купец — идейный нацист, и именно это вызвало изначальное недовольство короля.

Когда купец узнает условия (не меньше двух рубинов в каждом сундуке, и в одном сундуке на шесть больше, чем в другом), ему автоматически захочется разложить рубины по сундукам в соотношении 14-8-8, в честь нацистской кричалки. Сундуки откроют, и вот вам: четырнадцать слов (We must secure the existence of our people and a future for white children) и Heil Hitler!

Но если он это сделает, советник заберёт для короля 24 рубина, 4/5 всего его богатства. А если купец засунет свою нацистскую гордость в задницу, король милосердно отберёт у него только 16 рубинов из 30. Решать купцу, что для него важнее, богатство или убеждения?
gunter

Реплика в сторону, про винты и моторы

Теперь, про поршневики. Феликс опасался, что можно излишне увлечься поршневиками. Да, я понимаю, насколько иронично это звучит. Как бы нам не внести дисбаланс в выдуманную игру! Но мне хочется в который раз нырнуть в философию.

В мире Ace Combat ничего не выбрасывают, потому что разработчики ничего не выбрасывают. Первые игры выходили ещё в девяностые, и многие вещи до сих пор тянутся отсюда, вплоть до конкретных самолётов (тот же YF-23). А выходи Ace Combat в восьмидесятые — и в современных играх до сих пор можно было бы найти следы тех восьмидесятых. Вот ровно, как сказал Феликс — представим, что в мультивселенной Ace Combat'а была эта гражданская война в Британии, была игра про эту войну, с авиапарком из шестидесятых. Те самолёты, которые там были лучшими, постепенно безнадёжно устарели, и в реальном мире их по большей части давно списали. Но их продолжают вставлять во все последующие игры, потому что люди помнят, как они рулили тогда

Collapse )
gunter

Король Лир и Ace Combat: Самолёты Британской войны — общие слова

***

Такая ситуация породила невиданное разнотипье самолетов. Морально устаревшие машины служили бок о бок с современными, списать их было невозможно, так как они не успевали окупить себя.
Авиационная энциклопедия "Уголок неба" (с)


Теперь я хотел бы поговорить о самолётах, которые могли бы летать в этой привидевшейся мне игре из серии Ace Combat, про альтернативный мир альтернативной Британии 60-х.

Общая эстетика: Империя так долго готовилась к войне со всем миром, что в итоге [ей] пришлось воевать с собой. Идея в том, чтобы выразить всю красоту и всё безумие той эпохи, а затем перемножить всё это на Ace Combat'овскую гипертрофированность и общий сюрреализм.

Эпоха — начиная с Кореи (1950-1953, "Сэйбры" против МиГ-15) и кончая американской войной во Вьетнаме (1965-1973, "Фантомы" против МиГ-21: матч-реванш). С заходом в арабо-израильские (1948, 1956, 1967, 1967-1970) и индо-пакистанские войны (1947-1948, 1965, 1971). [Возможно, с минимальными вкраплениями Люфтваффе-46 и Императорского флота Японии-47, видится мне что-то такое.]

С той разницей, что у нас речь пойдёт о масштабной гражданской войне, в которую вмешиваются внешние силы... впрочем, а где тут разница? Корейская и вьетнамская война обладали всеми признаками гражданских войн, корейцы и вьетнамцы воевали по обе стороны линии фронта. Индия, Пакистан и Бангладеш были частью одного государственного образования, Британской Индии, в составе Британской империи. Когда начинался конфликт арабов и евреев, они жили буквально на соседних улицах, под одной британской властью (а до этого — под турецкой). Гоминьдановский "Сэйбры" во время воздушных боёв над Тайваньским проливом стреляли ракетами по МиГам коммунистов, но и те, и другие были китайцами. Так что символически всё правильно.

Но если вдруг когда-нибудь мне уберечься не удастся,
Какое новое сраженье ни покачнуло б шар земной,
Я все равно паду на той, на той единственной гражданской,
И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной.

Борис Окуджава (1957)


/*напевает*/: ...на той единственной британской, и сенешали в пыльных шлемах склонятся молча надо мной...

В текущей реальности французкие "Ураганы" на израильской службе сбивали английских "Вампиров" на египетской, и хотелось бы показать именно такую войну, но на стероидах.

Collapse )

Британская космическая программа живёт и процветает, и в центре её находится MUSTARD (очень британское название) — Multi-Unit Space Transport And Recovery Device, три ракетоплана, состыкованных в виде "сэндвича". Это будет реализовано в железе.



Видеоролик о том, как оно должно было работать.

Collapse )

***