Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

gunter

Заканчивая с этой темой

Джин Стейнман — отличный композитор в рамках своего жанра. Он писал музыку для разных исполнителей, у него даже был собственный "карманный" проект, Pandora Box.

Но сам он был не певец. Не то, чтобы он не мог петь, просто, ну, не в этом заключалось его предназначение. И ещё ему серьёзно не хватало вкуса в плане выбора концепции для музыкальных клипов, даже по меркам восьмидесятых. Поэтому, смешное.

Цитируя Ютуб: This has got to be beyond any shadow of doubt the most laughably godawful video ever produced for one of the greatest rock songs ever written. 



gunter

Солдат, не спрашивай

А помните, у меня были посты о гимне Soldier Ask Not из диксоновского цикла про планету Дорсай?

Болезненно-раздражающее (о стихах)
Солдат, не спрашивай, какой у тебя размер
"Солдат, не спрашивай" - 0
"Солдат, не спрашивай" - 1
"Солдат, не спрашивай" - 2
"Солдат, не спрашивай" - 3
Подводя итог - стихотворные размеры и перевод стихов

Так вот, наконец-то мы можем послушать, как звучит исполнение песни под ту мелодию, которую изначально предполагал Диксон (той самой, Пааа-па-паа-паа).

gunter

Вдарим роком по этой дыре

Я не помню, писал ли я это... но в детстве в голове у меня была смутная идея того, что такое настоящий рок-н-ролл. Причём, она не основывалась ни на чём реальном (в плане музыки), и лепилась из каких-то отрывков из фильмов, или из фотографий в журнале "Ровесник", который выписывали для старшей сестры.

Потом, уже в наши дни, плюс-минус, я нашёл два культурных артефакта, которые целиком укладывались в мои тогдашние представления. Это оно.

David Bowie - Moonage Daydream



Meat Loaf - Bat Out of Hell



(Под роликом какие-то свежие комменты с требованием включить Мит Лоафа в Рок-н-рольный Зал Славы. Я такой: а что, он ещё не там? И Джим Стейнман ещё не там? Да вы издеваетесь! Оказывается, на этот счёт даже петиция существует: Induct Meat Loaf and Jim Steinman into the Rock and Roll Hall of Fame!. Грош цена этому вашему Hall of Fame.)
gunter

Подводя итог - стихотворные размеры и перевод стихов

К этому, этому и этому.

Спасибо всем, пришлось самому разбираться.

"Soldier, Ask Not" - это, безусловно, хорей. (Стопа состоит из ударного слога, за которым следует безударный.) Стихотворение записано, как четырёхстопный хорей, а по внутренней структуре это восьмистопный хорей.

Из книги Георгия Шенгели "Техника стиха":

"Восьмистопный хорей, X8. Это довольно распространённый размер. Неся обязательную цезуру [паузу] после четвёртой стопы, строка Х8 распадается на строки Х4 [четырёхстопного хорея], имеющие каждая все обычные формы. (...)

Вот образчик с обычными женско-мужскими окончаниями:

Ах, закаты! В нежно небе // мягкий отсвет акварели,
Влага дальнего Гольфштрома // как фазаний пух плывёт,
И прохладный парус яхты // прочерчился еле-еле
Там — на сплыве дымок блеклых // и карминно-красных вод.

(Шенгели [т.е., автор книги - Г.Н.].)


Вот строки со сплошь мужскими окончаниями:

Пламя факелов крутится, // длится пляска саламандр,
Распростёрт на ложе царском, // скиптр на сердце, Александр...

(Брюсов.)


У Пушкина:

Что за скука, что за горе // наше бедное житьё!
День приходит, день проходит  — // видно, слышно всё одно...


..."


Вот ударения:

Soldier, ask not,—now, or ever, // where to war your banners go.
Anarch's legions all surround us. // Strike—and do not count the blow.

Сравните:

Пламя факелов крутится, // длится пляска саламандр,
Распростёрт на ложе царском, // скиптр на сердце, Александр

и

Что за скука, что за горе // наше бедное житьё!

[Очевидно, что в русском языке может возникать определённая проблема, когда одно слово из соображений ритма должно получить второе ударение, которого там, де факто, нет - факе-лов, бедно-е. В слове "распростёрт" ведь первый слог тоже безударный. Для всего этого есть специальный термин.]

И, конечно же, неизбежный "Present Crisis":

Once to every man and nation // comes the moment to decide,
In the strife of Truth with Falsehood, // for the good or evil side.

Поэтому тот человек сказал, что "Soldier, Ask Not" напоминает ему о мелодии "Эбенезера". Потому что гимн "Once to every man and nation" исполняется на эту музыку, и это тот же восьмистопный хорей.

Теперь про балладный размер.

В английском языке есть такое понятие, как common metre, "обычный размер" - "a poetic metre consisting of four lines which alternate between iambic tetrameter (four metrical feet per line) and iambic trimeter (three metrical feet per line), with each foot consisting of an unstressed syllable followed by a stressed syllable". Это сочетание четырёхстопного и трёхстопного ямба (когда стопа состоит из двух слогов, и ударение падает на второй слог). "Балладный размер" - это менее строгая разновидность обычного размера, где достаточно рифмовать только вторую и четвёртую строку и можно использовать "лишние" безударные слога.

В России тоже есть такое понятие, но у нас принятно рифмовать все строчки. Гаспаров в книге "Метр и смысл" цитирует неизданную работу Шенгели "Русское стихосложение": "Сюжетные баллады, как "Песнь о вещем Олеге" Пушкина или "Баллада об арбузах" Багрицкого, согласно традиции романтической баллады, написаны сочетанием 3- и 4-стопных строк; то же сделал и Маяковский, говоря о балладе в начале поэмы "Про это"".

При этом, как я понимаю, размер не так важен, лишь бы ударение падало на второй слог и присутствовало сочетание 4-стопных и 3-стопных строк с рифмой.

У Пушкина это амфибрахий (та-Дам-та):

Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам,
Их селы и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам.


У Багрицкого - амфибрахий (?):

Свежак надрывается. Прёт на рожон
Азовского моря корыто.
Арбуз на арбузе — и трюм нагружен,
Арбузами пристань покрыта.


У Маяковского - классический для балады ямб (та-Дам):

Немолод очень лад баллад,
но если слова болят
и слова говорят про то, что болят,
молодеет и лад баллад.


Теперь, про перевод Шовкуна, с которого я начал. Очевидная проблема в том, что в английском "soldier" - это уже хорей, а в русском "солдат" - это ямб. "Soldier, ask not" - хорей, "солдат, не спрашивай" - ямб. Это не так страшно, и при желании эту проблему можно было бы как-то обойти. Но ямб у него потащил за собой балладный размер (русский Киплинг, солдаты, марш-марш, вот это всё):

Солдат, не спрашивай, куда
зовут тебя фанфары
Перед тобой врагов орда!
Бей, не жалей ударов!


Это тоже самое, что

Свершили в чаще колдуны
Над Робин Гудом чудо —
При свете солнца и луны
Нет смерти Робин Гуду!


Перед нами баллада, которая вызывает все положенные романтические ассоциации. Проблема в том, что в оригинале это гимн, а у нас баллада слабо ассоциируется с гимном. В книге Диксона эта песня описывается так: "хор мужских голосов то взмывал вверх, то падал вниз в зловещем, угрюмом гимне, обещавшем им лишь боль и страдания. Наконец прозвучала последняя строка яростной молитвы о смерти в бою...". Под эту музыку советские солдаты шли в отчаянную атаку, пытаясь отбить у немцев сталинградскую "Площадь павших борцов" (*)! И вот именно поэтому меня так дёрнул тот перевод.
gunter

"Солдат, не спрашивай" - 1

Какую музыку вы там слышите?

***

Надо сказать, что западными читателями "Soldier, Ask Not" в принципе считывается, как религиозный гимн в протестантской традиции, типа "Onward, Christian Soldiers". Один человек даже написал, что когда он читает эти строчки, он напевает их про себя на мотив "Эбенезера". И это уже интересно.

"Эбенезер" - это классическая мелодия протестантского гимна, которая может исполняться с разными текстами. Звучит она так - 1, 2.

И да, под эту мелодию вполне можно спеть "Soldier, ask not, not now - not ev-e-er..."

[Кстати, многим эта мелодия известна по саундтреку к Call of Duty (тема советской кампании). Это тема "Красной площади" - эпизода с советской атакой на Красной площади в Сталинграде (она же "Площадь павших борцов революции") в первой игре серии.

Тут даже возникает интересная перекличка. В чём суть книги "Солдат, не спрашивай"? Есть планета Дорсай, мир потомственных солдат - лучших бойцов обитаемого космоса. Профессиональные военные - самый важный, а на деле и единственный экспортный товар Дорсая. Дорсайские наёмники - сверхэффективные, подготовленные, расчётливые профессионалы, знающие себе цену и воюющие не числом, а умением. С другой стороны, есть те самые солдаты-фанатики, представляющие собой полную противоположность Дорсая. Это идеальное пушечное мясо, дешёвый расходный материал. Они никогда не задают вопросов, их не учили думать, им запрещено думать. Они не отступают, они всегда выполняют приказы, они бросаются вперёд со знамёнами и боевым кличем - и гибнут или побеждают, как завещал Господь. Это и есть РККА по версии Call of Duty. И да, солдаты-фанатики - это антагонисты. В прочем, я эту книгу не осилил. Давно хочу прочесть, как-никак, классика, но у меня не получается.]

Самый известный гимн на мелодию "Эбенезера" - это "Once to every man and nation". Нередко исполняют только первый и третий куплет, как тут, например. Этот протестантский гимн неизбежно воспринимается, как пафосно-воинственный, поэтому его и накладывают на ролики про Тридцатилетнюю войну или про американскую армию.

Сравните:

Once to ev'ry man and nation
Comes the moment to decide,
In the strife of truth and falsehood,
For the good or evil side;

Some great cause, some great decision,
Off'ring each the bloom or blight,
And the choice goes by forever
'Twixt that darkness and that light.


и

Soldier, ask not - now, or ever,
Where to war your banners go.
Anarch's legions all surround us.
Strike - and do not count the blow!

Glory, honor, praise and profit,
Are but toys of tinsel worth.
Render up your work, unasking,
Leave the human clay to earth.


И да, этот гимн был написан на основе поэмы "Present Сrisis". Строчки, написанные против войны и против американской интервенции, стали постепенно ассоциироваться с войной за правое и святое дело (и американской интервенцией). И ещё. Джеймс Расселл Лоуэлл, будучи американцем 19 века, активно использовал христианские образы, но при этом его собственная позиция крайне неортодоксальна. По сути, сама христианская мифология для него не более, чем метафора. Религиозный гимн, напротив, использует его строчки для изложения догматической позиции, заменяя спорные моменты и добавляя новую трактовку.

"Some great cause, God's new Messiah..." превратилось в "Some great cause, some great decision". Потому что для христианина невозможно говорить о "новом мессии", кроме как исключительно в негативном ключе (Антихрист был и будет "новым мессией"). А Лоуэлл совершенно спокойно сравнивает каждый следующий кризис, каждое следующий исторический выбор с новым откровением, новым божественным посланником.

"By the light of burning heretics Christ's bleeding feet I track" стало "By the light of burning martyrs, Сhrist, Thy bleeding feet we track". Но Лоуэлл имел в виду именно еретиков, а не только мучеников (погибших за "наше" дело). Так получилось, что когда люди сжигают людей, моральная правда обычно на стороне тех, кого сжигают. Христос всегда с гонимыми, с теми, кого власти земные объявляют еретиками, диссидентами, врагами государства.

"New occasions teach new duties; Time makes ancient good uncouth" стало "New occasions teach new duties, ancient values test our youth". У Лоуэлла речь о том, что мы должны постоянно развиваться и познавать новое, так как добро прошлого со временем портится, ветшает, теряет актуальность. В религиозном гимне: "мы должны проверять нашу молодёжь древними (= истинными) ценностями".

Теперь, про размер. Оригинал:

Once to every man and nation comes the moment to decide,
In the strife of Truth with Falsehood, for the good or evil side;
Some great cause, God's new Messiah, offering each the bloom or blight,
Parts the goats upon the left hand, and the sheep upon the right,
And the choice goes by forever 'twixt that darkness and that light.


Длинные строчки с цезурой, схема рифмы aabbb: (decide-side; blight-right-light). Какой это размер?

Для гимна одну строчку выкинули (оставив aabb) и разбили оставшиеся строки по цезурам, для удобства записи и исполнения.

И вот это уже ставит перед нами серьёзный вопрос. Зависит ли размер стихотворения от выбранной формы записи? Я бы сказал, что нет, хотя внешняя форма, безусловно, влияет на восприятие.

Once to every man and nation comes the moment to decide,
In the strife of Truth with Falsehood, for the good or evil side.


Или:

Once to every man and nation
Comes the moment to decide,
In the strife of Truth and Falsehood,
For the good or evil side.


Для меня это один и тот же размер. Стихотворение "Буря мглою небо кроет" можно хоть в одну строку записать, размер и структура рифмы от этого не изменится. Или, всё-таки, изменится? Возможно, люди с профильным образованием со мной не согласятся. 

А теперь, давайте возьмём исходное стихотворение Диксона и развернём его таким же образом, чтобы каждая строчка была более-менее законченным предложением, и каждая строка кончалась рифмой.

Soldier, ask not—now, or ever, where to war your banners go.
Anarch's legions all surround us, strike—and do not count the blow.
Glory, honor, praise and profit, are but toys of tinsel worth.
Render up your work, unasking, leave the human clay to earth.

Blood and sorrow, pain unending, are the portion of us all.
Grasp the naked sword, opposing, gladly in the battle fall.
So shall we, anointed soldiers, stand at last before the Throne,
Baptized in our wounds, red-flowing, sealed unto our Lord - alone!


Для меня это и есть истинный размер этого стихотворения, его внутренняя структура, соответствующая его природе. Это торжественный военно-религиозный гимн, который надо петь с гордостью и пафосом.
gunter

"Солдат, не спрашивай" - 2

И какую мелодию предполагает оригинал?

***

Как ни странно, на этот вопрос можно ответить точно и однозначно, это страница из первой, журнальной публикации 1964 года:



"С нажимом, резко и гордо".

Вот он, гимн солдат-фанатиков. Эту мелодию сочинил сам автор.

Да, Гордон Диксон, помимо всего прочего, был бардом-любителем и вполне активно участвовал в американском филк-движении (filk, "folk + Sci-Fi", авторская песня с фантастическим и/или фэндомовским антуражем, явление, сложившиеся вокруг американских конов). Он неоднократно исполнял этот гимн, и, надо полагать, пел его на собственный мотив.

Я думаю, никого не удивит тот факт, что я не разбираюсь в нотной грамоте. Я скачал такую замечательную программу, как Musecscore - она бесплатная, достаточная простая и умеет проигрывать музыку с листа. Постарался воспроизвести там мелодию "Soldier, Ask Not" по принципу "закорючка, закорючка, перевёрнутая закорючка, прозрачная закорючка". Пока у меня это не очень получилось, я точно не разобрался с темпом и другими подобными вещами. Очень трудно, когда ты полный профан и не осознаешь каких-то основополагающих принципов. Но что-то я понять сумел.

В конечном счёте, пусть не воспроизвести, но представить эту мелодию можно - просто на уровне "ту-ту-ту", понижая или повышая тот в соответствии с указанными нотами. "Три первых строчки мелодия скатывается, как с горки", и всё такое.

[Даже не буду пытаться изобразить, какие именно это ноты.]
gunter

"Солдат, не спрашивай" - 0

Так вот, к чему я всё это вёл. Я действительно пытался вырулить на идею перевода, как такового.

Перевод, совершенно точно, должен передавать самую важную вещь, какой бы она не была, так?

Если мы переводим стихотворениие "Норманн и сакс" (1, 2), мы обязаны сохранить национальный характер "саксов", иначе мы просто не сделали свою работу. В этом стихотворении важно содержание, его идейная направленность. Если мы переводим "Нынешний кризис", мы обязаны донести до читателя как идеологические установки автора, так и структуру поэмы в целом.

В "Солдат, не спрашивай", очень простое содержание - коли, руби, не задавай лишних вопросов, Бог тебя простит. Но в книге это песня, гимн, который поют религиозные фанатики. Поэзия - это музыка слов, и всё такое. Таким образом, при переводе "Солдат, не спрашивай" важно было попытаться сохранить мелодию, чтобы мы почувствовали себя на месте героя, вынужденного раз за разом слушать это хоровое пение - так, как это предполагал автор, когда создавал эту сцену.

Поэтому меня так дёрнул перевод Шовкуна. Его ямб задаёт бодрый "марш-марш", в духе, да, отечественных подражаний солдатской поэзии Киплинга. (Я вижу здесь здесь ошибку, родившуюся из ложной анологии. Про что эта песня, про солдатскую долю? Чего тут думать, Киплинг!) Под какую мелодию это можно петь? И какую мелодию предполагает оригинал? Какую музыку вы там слышите? Уж точно не эту.

***

И дальше у меня варианта возможного продолжения, как у кружсковского микроба...

3
2
1
gunter

Всё ещё о переводах стихов

Про рифму, которую, как говорил Гумилёв, надо сохранять. Поединок Финрода с Сауроном из "Сильмариллиона":

He chanted a song of wizardry,
Of piercing, opening, of treachery,
Revealing, uncovering, betraying.
Then sudden Felagund there swaying,
Sang in a song of staying,
Resisting, battling against power,
Of secrets kept, strength like a tower,
And trust unbroken, freedom, escape;
Of changing and shifting shape,
Of snares eluded, broken traps,
The prison opening, the chain that snaps.
Backwards and forwards swayed their song.
Reeling foundering, as ever more strong
The chanting swelled, Felagund fought,
And all the magic and might he brought
Of Elvenesse into his words.
Softly in the gloom they heard the birds
Singing afar in Nargothrond,
The sighting of the Sea beyond,
Beyond the western world, on sand,
On sand of pearls on Elvenland.
Then in the doom gathered; darkness growing
In Valinor, the red blood flowing
Beside the Sea, where the Noldor slew
The Foamriders, and stealing drew
Their white ships with their white sails
From lamplit havens. The wind wails,
The wolf howls. The ravens flee.
The ice mutters in the mouths of the Sea.
The captives sad in Angband mourn.
Thunder rumbles, the fires burn-
And Finrod fell before the throne."


Мой любимый перевод - это перевод Н.Эстель (потому что мой любимый "Сильм" - это перевод Н.Эстель):

Звучала песня лиходейских чар,
Пронзая и срывая все покровы,
Сзывая всех, к предательству готовых.
Но Финрод встал, и вопреки судьбе
О стойкости запел и о борьбе,
О силе, что сражает силы зла,
Хранимых тайнах, коим нет числа,
О вере, о свободе, о спасенье,
Об измененье и преображенье,
Узилищах, что двери распахнут,
Цепях разбитых, что, звеня, падут.
Так с песней песнь сходилась, как в бою,
И Фелагунд, слабея, пел свою,
И вот вся мощь эльфийских светлых чар
Влилась в его напев, как щедрый дар,
И птичий щебет услыхали все
Над Нарготрондом в утренней росе,
Дышало тяжко Море вдалеке,
На грани Круга Мира, на песке,
Песке жемчужном у далеких скал,
Что свет Дерев когда–то озарял.
И вдруг, сгустившись, заклубилась мгла
Над Валинором, там, где кровь текла,
У брега Моря, у белейших врат,
Где острый меч на брата поднял брат,
И нолдоры, озлобясь, увели
Добытые резнею корабли.
И свет погас. И ветер застонал.
И волк завыл. И ворон закричал.
Сковал заливы тяжкий холод льда.
Несчастный раб в темнице зарыдал.
Гром раскатился, полыхнул огонь —
И рухнул Финрод, чарами сражен.


Collapse )

Что сразу обращает на себя внимание? У Толкиена везде идёт простое aabb, кроме двух мест с тремя одинаковыми рифмами подряд (aaa). Когда Саурон начинает песню, Финрод отказывается играть по его правилам и ломает ритм. У Саурона уже прозвучало "betraying", но Финрод не признаёт своё "swaying" завершающей рифмой, он запускает новую серию - "staying" и далее по тексту. Саурон принимает новые правила игры и включается в песню Финрода, побеждая эльфа на его же поле. И в конце идёт чеканное "mourn" - "burn" - "Throne". Два удара закончили песню, пленник заплакал, огонь запылал - а третий удар прозвучал уже в реальном мире, когда проигравший колдовской поединок Финрод, вынырнув из пространства песни, рухнул перед Сауроном.

Но в русских переводах сплошное "судьбе-борьбе", "зла-числа", и ничего другого. Почему?
gunter

Человечки Лефевра: замки, рыцари и драконы - эта музыка будет вечной

Опять о Лефевре. В тот раз, год назад, я взял паузу на самом интересном месте. Дальше планировалось описание поведения структур из нескольких элементов, с возможностью дружественных и недружественных отношений между любыми элементами.

Есть пост, на который я очень давно хочу сослаться...

"Лефевр, сын Александра, родом москвич. Отроком учился у Щедровицкого логике, позднее же оставил учение, и трудился втайне, никого не посвящая в свои занятия.

Из книг его дошли до нас "Конфликтующие структуры", и сочинения про две этические системы. Добровольно удалившись в изгнание, он явился к американскому тиранну Рейгану и посулил ему открыть тайну - как тому разрушить родной город Лефевра. Тиранн внял советам и выделил ему грант, землю и рабов.

Он учил, что есть две этические системы, вечно враждующие между собой. Вот что он пишет об этом некому Мэтлоку, одному из царедворцев Рейгана:

Лефевр царедворцу Мэтлоку желает радоваться.

Напрасно думаешь ты, Мэтлок, победить Советский Союз, побуждая его вождей к подписанию многочисленных договоров и соглашений. Оставь это и стремись к тому, чтобы они повиновались тебе на деле, а не на словах, перед народом же своим могли бы и далее показывать свою несговорчивость. Так поступая, ты скоро ниспровергнешь Советский Союз и получишь от Рейгана награду.


Был и другой Лефевр, кардинал, живший во Франции и отрицавший Второй Ватиканский собор".


Нет, не на этот. Вот на этот:

"Упоминается о двух моделях этических систем, и делается вывод, что – вот, мол, как сложно устроен мир этики и морали. А почему, собственно, только две модели? (*) Можно предусмотреть и третью – в варианте Лефевра мог быть и бумажный человечек, который, раздразнив дракона, пустился наутек и отвлек его внимание от города. Такую модель, к слову, в реальности можно встретить, например, в животном мире, когда птица уводит охотника или хищника от гнезда, притворяясь подраненной. Можно придумать еще одну модель, когда бумажный человек убегает от города, терпя лишения и страдания, дабы позаботиться о том, чтобы его род продолжил существование даже в том случае, если город будет драконом сожжен дотла".


И коммент:

"Знаете, Мерген,
Возможен и еще один вид бумажного человечка - который вышел , начертал на бумаге ли , на песке ли "загогулину" и...огонь из пасти дракона обратился против самого дракона...даже если часть этого огненного меча поразила самого бумажного человечка..."


Много-много лет меня забавлял этот случайно подсмотренный в ЖЖ диалог. Потому что они не просто не сумели выйти за рамки Лефевра - они не смогли выйти даже за рамки одной-единственной этической системы. Из двух. Потому что "дракон - зло, с ним нельзя договорится, попытки установить контакт с драконом понижают этический статус" - это Вторая этическая система, этика героического конфликта. Именно потому, что в этом умозрительном (и совершенно галлюциногенном) примере Лефевра, у дракона - "человеческое лицо", он слишком похож на человека. Первая этическая система исходит из того, что с драконом можно договориться, что контакт возможен, пусть даже его не удалось установить. Ну и спрашивается, где предложения сыграть с драконом в шахматы, например? Потому что вот это была бы Первая этическая система.

***

Но для меня всё началось с другой фразы. Человек там пишет: "бумажный человек убегает от города, терпя лишения и страдания, дабы позаботиться о том, чтобы его род продолжил существование даже в том случае, если город будет драконом сожжен дотла" (пожертвовать городом, чтобы спастись от дракона). Очевидно, что в этом случае мы вряд ли могли бы назвать человечка Героем собственного города!.. И всё же, это позволяет начать разговор о структурах с несколькими элементами, потому что дракон-рыцарь-замок - это уже три элемента, три связи, восемь возможных сочетаний дружбы и недружбы (23). Например, человечек мог бы объединится с драконом и с кличем "Металл!" сжечь собственный город.

Тем не менее, если исключить все варианты, где герой враждует со своим городом, у нас останется четыре варианта, которые мы сможем поделить между двумя этическими системами, в соответствии с формулами Лефевра. (Проще говоря, разделить на те, где дракон - друг, и те, где дракон враг, при разной позиции города.)