Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

gunter

И Боромир, превозмогая смерть, улыбнулся - переводчики и менталитет

Оказывается, у классического boromir smiled... ("Тень улыбки промелькнула на бледном, без кровинки, лице Боромира" - господи, есть те, кто пытается защищать подобное, дескать, это вина Толкиена, что он писал так туманно и нелепо, вынуждая переводчика дописывать роман за него!) ...так вот, оказывается, у подобного существовал старинный русский прецедент, среди переводов повести об Аполлонии Тирском:



"Князь Антагор утешал ю, глаголя..."

"Князь Антагор премудрый умилися к жалостливому ея молению и рече ей с честию словеса утешительная..."

Автор Тихонравовской редакции, написавший вторую фразу, пошёл и основал советскую школу перевода.

--------------------------------------------
* Л. В. Соколова, "Две русские редакции XVII века. Повести об Аполлонии Тирском".
gunter

Материалы к Серой

Чтобы создать нужное настроение:



Адептус Механикус (+ Железные Руки + Железные Воины).

Сразу надо сказать, что конечно, Адептус Механикус стали такими в результате 15 тысяч лет деградации. Но это как с идейным коммунистом, который смотрит на ритуалы позднего брежневского СССР - он понимает, что это не живая вера, а мёртвая религия, но не может не признавать, что это его родные символы и сюжеты. И потом, так как "серые" существуют в будущем, им известна современная массовая культура, в том числе, Ваха 40к, в том числе, Адептус Механикус, - и это образ, с которым они себя могут ассоциировать. Если "серый" решит кого-то косплеить, он будет косплеить техножрецов Марса.

"Нет истины в плоти, только предательство.
Нет силы в плоти, только слабость.
Нет постоянства в плоти, только распад.
Нет определённости во плоти, только смерть
"

Пророчество Фортунатуса.

Откровения Геста-Ересиарха.

Слова Блаженной Божены (Техносфера водила её руками, когда она это набирала):

gunter

Великий Хан

Я изначально назвал олицетворение жёлтой татибы Великим Ханом. Понятно, что я имел в виду образ Чингис-хана в современной культуре, как архетип "непобедимого завоевателя".

Цитируя один из моих любимых фильмов ("Тень", сцена, где они находят серебряный саркофаг Чингисхана):

"''Kha Khan dei potestas in terra....' /*переводит*/ Сила Бога на Земле... печать императора человечества..."

Для меня жёлтая татиба - это вот оно:



"Монголам нужны законы, которые свяжут их тугой петлёй.
Чтобы закончились грабежи, и матери захотели рожать детей, кара у монголов будет одна - смерть.
Кто поднимет меч на детей и женщин - смерть.
Кто откажет путнику в еде и ночлеге - смерть.
Тому, кто скупает краденное - смерть.
Тому, кто предаст своего хана - смерть.
Кто бросит оружие во время боя - смерть. Смерть и ему и его десяти товарищам.
Побежит десятка - смерть всей сотне и сотнику.
Тысяча побежит - смерть всем монголам
".
gunter

C&C: Generals - Zero Hour (2003)

(...)

Дополнение Zero Hour. [Сразу хочу сказать, что я играл в эту игру несколько раз, но так как я играл ради сюжета, я ни разу не решился поиграть с генералами. Мне просто нравится читать их список.]

Эта игра "развернула доску" и полностью поменяла контекст предыдущих событий. Причина очевидна. Структура кампаний в первой и второй игре одинакова. В первой кампании одна из великих держав громит террористов и объявляет себя победителем ГЛА. Во-второй кампании ГЛА воскресает из пепла и наносит неожиданный ответный удар. В третьей кампании определяется настоящий победитель, по принципу "хорошо смеётся тот, кто смеётся последним". В Zero Hour последний ход делают китайцы.

Да, и ещё одно замечание. Теперь игрока знакомят с сюжетом посредством новостных выпусков, у каждой стороны конфликта есть своя новостная телекомпания (наличие у GLA собственного "террористического" телевидения можно считать реакцией разработчиков на рост популярности канала "Аль-Джазира"). Во время каждой кампании игрок смотрит только новости соответствующей стороны, и эти новости создают три разные и слабо пересекающиеся реальности. Очень прогрессивно.

1. Кампания за США.

Американцы зачищают окрестности Байконура от оставшихся вражеских сил, организуют поставки гуманитарной помощи в различные регионы планеты, проводят совместную с китайцами операцию по обнаружению и уничтожению тайных биохимических лабораторий. Американцы находят себе нового врага - предполагаемого руководителя программы ГЛА по созданию оружия массового поражения, "доктора Тракса" (Тракс от слова antrax, "сибирская язва" - естественно, это не его настоящее арабское имя). Затем американцам попадает вожжа под хвост, и они объявляют Иран спонсором террористов. Америка начинает вторжение в Иран для захвата контроля над нефтяными месторождениями с целью "лишения доктора Тракса источников финансирования". Операция начинается с массированной ночной высадки парашютного десанта. Американцы просто сбрасывают на территорию Ирана рейнджеров с лёгким вооружением, ставя перед ними задачу захвата аэродромов и подготовки их к принятию транспортников с техникой. В этот момент я особенно остро ощутил, что американцы в этой игре, со своими танками "Крестоносец" и безумным стилем планирования операций - это не американцы текущей реальности. Сама миссия совершенно адская, потому что местные муллы, естественно, призывают жителей к борьбе с американским агрессором, и на игрока из соседней деревни идёт постоянный поток смертников и шахид-мобилей. Плюс иранцы успели подготовиться, и на этой карте фугасами заминировано вообще всё, от нефтевышек до дорог. Как бы то ни было, Иран покорён. Америка наносит удар по секретной базе Тракса, который готовил к запуску межконтинентальные ракеты с оружием массового поражения. К американцам присоединяются и местные террористы, недовольные политикой Тракса. То есть, в последней миссией американской кампании игрок командует объединёнными американо-террористическими силами, которые воюют с элитными отрядами "химических" террористов Тракса.

Что обращает на себя внимание? К этому моменту американцы уже частично утратили адекватность. Американские СМИ раздули виртуальную фигуру "доктора Тракса", которого объявили вторым Сатаной, Гитлером и Бен Ладеном. Для борьбы с Траксом американцы пошли на союз с "умеренными" силами в ГЛА, взяв курс на "арабизацию" конфликта. Теперь, значит, не все террористы плохие, а только плохие террористы! Всё это оправдывается тем, что без доктора Тракса ГЛА само собой развалится на части, как Империя без Палпатина. (А вот не надо было принимать стратегические решения, ориентируясь на сюжеты собственной массовой культуры.) Американцы сами создали Тракса, сами его уничтожили. Можете дать себе медаль, ага.

2. Кампания за ГЛА.

Новостной канал ГЛА с чистой совестью отрекается от Тракса, объявляя его безумцем и одиночкой. Настоящее руководство ГЛА остаётся неопознанным и неуловимым. "Мерседес уходит от погони" - нужно провести роскошный бронированный лимузин вождя ГЛА по узким лесным тропинкам, перебить американские патрули и доставить лидера к полевому аэродрому для эвакуации. Затем наступает пора чисток среди высшего руководства - египетское крыло ГЛА переродилось и утратило идеологическую чистоту, надо их всех покарать. Затем ГЛА проводит изумительную по своей дерзости операцию на западном побережье США - группа диверсантов при поддержке местных террористических ячеек похищает из секретной лаборатории образцы биохимического оружия. Новейший американский авианосец входит в Средиземное море, чтобы успокоить союзников США в регионе. Ещё одна мобильная диверсионная группа захватывает американскую станцию управления космическим оружием, и, чудом раздобыв коды доступа, выпиливает американский авианосец посредством американского же орбитального лазера. (Это отсылка к концовке кампании за Братство НОД в первом C&C, где Кэйн хакнул систему управления орбитальной ионной пушкой GDI и использовал её против объектов GDI.) Финальная битва происходит в Германии - остатки НАТО, базирующиеся на американской военной базе, против обновлённой армии ГЛА с китайским оружием (игрок с самого начала получает в своё распоряжение китайские технологии), которой помогают союзники из местной немецкой "моджахедской" деревни (за них играет компьютер, "местные" регулярно посылают в сторону американской базы боевиков с автоматами и смертников с поясами шахидов). НАТО разгромлено, американцы спешно эвакуируют свои силы, Западная Европа переходит под власть арабских террористов-коммунистов. Местные "террористические" кадры поддерживают ближневосточных товарищей. В ознаменование эпохальной победы "освободители" из ГЛА устанавливают на площадях европейских городов памятники автомату Калашникова - международному символу борьбы за освобождение угнетённых.

В результате серии подобных fuck-up'ов (террористы проводят крупную диверсионную операцию на территории США и уходят живыми, новейший и самый дорогой авианосец гибнет вместе со всей командой, американская армия проигрывает битву за Европу) в США разгорается нешуточный политический кризис. Тем более, что подобные совпадения (секретная лаборатория? коды доступа к орбитальному лазеру?) указывают на предательство, нити которого тянутся на самый верх. Не исключено, что все эти события происходили на фоне президентской гонки, и привели к смене политического руководства. Как бы то ни было, США меняют свою политику, выбирая путь "блистательной изоляции" от мира, погружающего в хаос. Приоритетами объявлена безопасность американских граждан на американской территории и наведение порядка в стране.

3. Кампания за Китай.

Одной строчкой: китайские армии вторгаются в Европу, ГЛА приходит карачун. Ведущая китайской новостной передачи зачитывает официальное обращение: руководство китайской армии сожалеет, что в ходе освобождения городов Европы от террористов было применено тактическое ядерное оружие, но это было продиктовано суровой военной необходимостью. Тем не менее, китайская армия берёт на себя обязательство проявлять крайнюю сдержанность в вопросах применения оружия массового поражения в ходе антитеррористической операции. Пожившие под властью революционного шариата европейцы цветами встречают китайские танки, китайцы калённой метлой выметают из Европы арабских террористов и сочувствующих. ГЛА пытается ответить на это своими коронными трюками - стратегией непрямых действий, диверсиями в глубоком вражеском тылу, постоянным уходом из-под ударов - но все эти приёмы внезапно перестают работать. Террористы нападают на ядерные объекты на территории самого Китая, но охрана их уничтожает. Ближневосточные боевики собираются использовать разветвлённую дорожную сеть Западной Европы, чтобы перейти к привычной для себя манёвренной партизанской войне, но тяжёлые китайские штурмовые вертолёты расстреливают с воздуха автоколонны террористов, пытающихся выйти из окружения. Последняя миссия кампании и игры, как всегда, представляет собой эпическую битву - китайская армия против сил ГЛА, которые вооружены американским оружием и технологиями. (Американцы по сюжету оправдываются тем, что всё это оборудование попало в руки ГЛА с захваченных складов НАТО.) Триумф Китая, ведущая китайских новостей рассказывает о благодарности европейских народов и о вступлении европейских стран в Евразийский Союз.

Вот такая история. В первой игре речь шла о том, что Китай влез в Среднюю Азию, но в итоге проиграл борьбу за этот регион Америке. Вторая игра превращает сюжет первой игры в пролог к основным событиям, о которых нам рассказывают пунктиром (просто потому, что в Zero Hour меньшее число миссий, которые при этом описывают намного более масштабные события), и в эпилоге Китай становится гегемоном всей Евразии, включая Западную Европу, а США "сосредотачиваются" и отступают за океан, в родное полушарие. Таким образом, ГЛА оказывается не более, чем китайским "ледоколом".

На это работает даже структура финальных миссий дилогии.

Первая игра демонстрирует "прямое", внешнее:

1. Финальная миссия за Китай, Китай против ГЛА. China strong! Китай крушить!
2. Финальная миссия за ГЛА, ГЛА против американцев и китайцев. Террористы круты! Террористы никого не боятся!
3. Финальная миссия за США, США при поддержке Китая, против ГЛА. Америка решает проблемы, а китайцы... они тоже немного помогли.

Вторая игра демонстрирует "косвенное", подтекст и истинный смысл событий:

1. Финальная миссия за США, американские войска и дружественные силы ГЛА, против вражеских сил ГЛА. Американцы хотели бы структурировать конфликт, как войну арабов с арабами, оставив за собой возможность оказывать помощь той или иной стороне.
2. Финальная миссия за ГЛА, ГЛА с китайским оружием и поддержкой европейско-арабских повстанцев, против американских баз в Европе. Китайцы "накачали" ГЛА для борьбы с США, чтобы выбить американцев из Европы, а заодно поставить европейцев перед выбором - китайская гегемония или существование под властью идеологически мотивированных ближневосточных радикалов.
3. Финальная миссия за Китай, Китай против ГЛА, где ГЛА использует не только "родную", но и американскую технику. Американцы в последний момент осознали суть китайского плана и попытались ему помешать, оказывая неофициальную поддержку европейской группировке ГЛА, как меньшему (то есть, слабейшему) злу. Но было поздно.

Подведём итоги. Перед нами американская игра, в которой США проигрывают, Китай выигрывает, а демократия уступает корпоративному фашизму (капитализм минус демократия, под националистическими и патриотическими лозунгами).
gunter

С&С: Generals (2002)

Знаете, мне тут уже несколько дней хочется рассказать о сюжете дилогии С&С: Generals (включающей в себя оригинальные "Генералы" и дополнение Zero Hour).

Это имеет отношение к теме, которая меня волнует - конфликты и их отражение в культуре.

В "Генералах" главными антагонистами были "зелёные" - международные арабские коммунисты-террористы из GLA (Global Liberation Army), представляющие собой нечто вроде низкотехнологичного Братства NOD. Короче, это очередные хитроумные Ордосы, с которыми воюют "синие" американцы (Атридесы) и "красные" китайцы (Харконены, вплоть до огнемётов, ядерного оружия и сверхтяжёлых танков с двумя пушками и четырьмя гусеницами). Но только теперь "красные" - хорошие!

...Да, если вам интересно (вам неинтересно, я знаю), общая история С&C Generals (3 кампании, 21 миссия) и С&C Generals: Zero Hour (3 дополнительные кампании, 15 миссий) заканчивается поражением Америки и триумфом Китая, роспуском НАТО, китайской гегемонией в Европе и созданием Евразийского союза.


Суть. Первая игра вышла в 2002 году (дополнение - через год), на волне терактов 11 сентября, американской интервенции в Третий мир и всемирной борьбы с терроризмом в лице Аль-Каиды. При всей условности, игре удалось поймать дух наступающей эпохи. Реальные аналоги террористов GLA, с их калашами и РПГ, фугасами, смертниками, шахид-мобилями, пикапами-тачанками, усиленными трофейной и самодельной боевой техникой, стали регулярными героями новостных программ на протяжении последних 15 лет. GLA, поданные в качестве некой сверх-Аль-Каиды, были ИГИЛом до ИГИЛа - псевдогосударственной полукочевой структурой, возникшей на территориях, "освобождённых" от традиционных государств. Зафиксируем это.

При этом, по очевидным причинам, в игре отсутствуют малейшие намёки на исламскую тему, а арабские террористы демонстрируют, скорее, революционно-освободительную идеологию (GLA - Global Liberation Army, Глобальная Освободительная Армия). Представьте себе ранний коммунизм в исполнении этнических арабов, которые большевистскими методами устанавливают на захваченных территориях революционный шариат и военно-коммунистическую джамахирию под традиционными зелёными флагами, потому что красный цвет монополизировали их враги-китайцы. Вообще, там сильно альтернативный мир, замаскированный по фантастику ближнего прицела. И когда я говорю "сильно", я имею в виду что-то на уровне amagnum'а. Например, Китай в "Генералах" скорее националистический, сражающийся под символом белой звезды и золотого дракона, с девизом "Nationalism will bring us victory!" Неудивительно, что игру запретили в Китае.

В войне участвуют три стороны. По этическим системам Крылова, это Запад (США), Восток (Китай) и Юг (террористы GLA). По моим татибам - США, естественно, синие (демократы), китайцы - чёрно-белые (классические фашисты), террористы - красно-жёлтые (авторитарные коммунисты). По военным доктринам: США - это традиционная американская аэрократия, переходящая в космократию за счёт орбитальных лазеров; Китай - лобовой удар и взлом вражеской обороны танками и пехотой при поддержке артиллерии, вплоть до ядерных ударов; террористы - асимметричная стратегия, непрямые действия, удары по морали противника, ставка на мятежи и восстания во вражеском тылу.

Под определённым углом можно даже рассматривать сюжет игры, как альтернативный сценарий 30-40ых годов 20 века - союз демократии и корпоративного фашизма против агрессивной коммунистической диктатуры. В то же время, игра изображает будущее геополитическое противостояние между США и Китаем, которое приняло форму совместной борьбы с гидрой мирового терроризма. Я хотел бы это подчеркнуть. В обеих играх, на протяжении шести кампаний, нет ни одной миссии, где Америка и Китай открыто воевали бы против друг друга, у них всегда есть общий враг, ГЛА. Но в какой-то момент становится понятно, что страшные и ужасные террористы - это такой шарик для пинг-понга, которым перебрасываются две сверхдержавы, борющиеся за гегемонию. И эта трактовка ("будущая Четвёртая мировая будет вестись в форме борьбы цивилизованного мира с абстрактным террористическим злом, за право называться главными борцами с терроризмом" - 2002 год!), между прочим, даже не противоречит предыдущему варианту ("Четвёртая мировая, как метафора альтернативной Второй мировой, в которой демократические страны и фашистские режимы боролись бы между собой посредством совместной борьбы с коммунизмом").

Так вот, я хотел бы рассказать о ходе этого конфликта, как он показан в игре.

[Последнее вводное замечание. Правильная последовательность кампаний дилогии: Китай-ГЛА-США в первой игре, США-ГЛА-Китай во второй. В первой игре меню выбора кампаний выглядит так: обучающая миссия (за США), американская кампания, кампания за террористов, китайская кампания. Проходить их можно в любой последовательности, но подавляющее большинство людей проходит их в том порядке, в каком они висят в меню. А хронологически, как я уже сказал, игра начинается с китайцев и заканчивается американцами. Я уверен, что это результат вмешательства какого-нибудь менеджера, который пришёл, посмотрел и сказал: "У вас что, первой кампанией является кампания за Китай? Да вы с ума сошли! Мы выпускаемся на американском рынке, ну-ка быстро поставили на первую позицию USA!"]

0. Обучающая миссия. Американские войска в Афганистане находят и уничтожают секретную лабораторию по производству химического оружия.

1. Кампания за Китай.

Всё начинается с чудовищного теракта в Пекине во время военного парада. Террористы подорвали тактическое ядерное устройство/"грязную" бомбу и разбежались по городу небольшими группами, убивая всех на своём пути. ГЛА объявило это акцией возмездия за антитеррористическую политику китайского правительства. Заодно террористы организовали серию терактов, выступлений и открытых восстаний в сложных регионах типа Гонконга и Тибета. Китайское руководство ответило на это беспощадными ударами по противнику. Китайская армия вторгается в Среднюю Азию для уничтожения баз террористов на сопредельных территориях. Китайцы ведут себя с грацией слона в посудной лавке, сокрушая местные режимы за явную или предполагаемую поддержку террористов, а заодно за борьбу с китайской оккупацией. В уличных боях используется напалм и ядерная артиллерия, антикитайские демонстрации разгоняются тяжёлыми гусеничными огнемётами. Наконец, в предгорьях Таджикистана сверхтяжёлые китайские атомные танки "Оверлорд" при поддержке авиации и самоходной артиллерии прорывают вражескую оборону и берут штурмом последний укрепрайон ГЛА. ["Оверлорд" представляет собой высшую ступень эволюции тяжёлых танков в этой серии, по линии: "Девастатор" (Dune 2/Dune 2000) - "Мамонт" (C&C/Red Alert) - "Апокалипсис" (Red Alert 2).] Китайская победа, китайский военный парад.

На что бы я хотел обратить ваше внимание? Помимо всего вышеупомянутого, Китай в игре может служить метафорой США после 9/11. Терракт, на который необходимо ответить, чтобы не ставить под сомнение свой великодержавный статус; вторжение в сложный регион с деструктивными целями и разрушительными последствиями; постепенное втягивание в бесконечную борьбу с партизанами на оккупированной территории; создание зоны хаоса в результате уничтожения старых политических режимов.

В игре очередным последствием китайского вторжения Среднюю Азию становится просачивание в регион американских сил - в качестве наблюдателей, посредников, миротворцев. Китаю, сделавшему большую часть работы, приходится разграничивать сферы влияния с США.

2. Кампания за ГЛА.

ГЛА понесло потери, но не разгромлено до конца. Террористы выходят из окружения и попутно больно жалят китайцев, которые оставили многие тыловые объекты без надёжной охраны. Американцы ввозят в регион гуманитарную помощь, террористы присваивают её себе. Дальше террористы ведут войну одновременно на три фронта - с американцами, китайцами и между собой. Внезапной атакой выведена из строя американская военно-воздушная база в Турции. Массовые протесты в Астане приводят к открытому восстанию против марионеточного прокитайского правительства, большая часть города охвачена пожарами, толпа врывается на территорию китайской военной базы. К власти приходят ставленники террористов. Заодно элитные отряды ГЛА мочат отколовшуюся от их движения фракцию, которая вступила в переговоры с китайцами и получала от них поддержку. Финальный бой происходит в окрестностях Байконура - силы ГЛА против американо-китайского альянса. Американские и китайские войска разгромлены в результате внезапной атаки, ГЛА символически запускает с территории бывшего советского космодрома Байконур баллистические ракеты, нанося удар химическим оружием по далёким американским базам. Массовые жертвы среди американских военных.

3. Кампания за США.

В рамках глобальной борьбы с Глобальной Армией Освобождения (ГЛА), американские танки берут штурмом Багдад - уже в третий раз. (Со свойственным американской нации тактом, американские военные пытаются навести порядок на Ближнем Востоке танками "Паладин" и "Крестоносец".) Попытка уничтожить главарей ГЛА в Йемене при помощи вертолётных ударов приводит к потере вертолётов, террористы захватывают в плен пилотов; обыгрываются события фильма "Падение чёрного ястреба". К счастью для пилотов, на выручку прибывает полковник Бёртон, американский суперюнит, который непосредственно руководит спасательной операцией. Американцам приходится организованно отступать из Афганистана, забрав с собой пленных и ценное оборудование, которое не должно попасть в руки ГЛА. Под прикрытием вертолётов основным силам американцам удаётся прорваться через перевалы Гиндукуша, но войну отступлением не выиграть. Американцы проводят дерзкую десантную операцию на Каспии, высадив ударные отряды в тылу казахстанской группировки противника (что за игра за американцев без десантной операции против укреплённого побережья?). Переговоры при посредничестве ООН о перемирии и создании демилитаризованной зоны провалились. Нехороший китайский генерал переходит на сторону террористов вместе с атомным оружием, китайское руководство немедленно от него отрекается, полковник Бёртон сотоварищи уничтожает ренегата и его китайско-террористические силы. Американцы готовятся к штурму Акмолы, столицы ГЛА (да, террористы переименовали Астану обратно в Акмолу), Китай предоставляет американцам свою заброшенную военную базу.

Последнюю миссию за американцев, битву за Акмолу, можно проходить разными способами. Например, по-американски - забить на китайскую базу и использовать только традиционные американские методы: воздушные удары, лазерные удары с орбиты, тактические десанты, танки с дронами. Можно действовать по-китайски - развить полученную китайскую базу, понастроить "Оверлордов" и перемолоть вражескую оборону снарядами, напалмом и тактическим ядерным оружием. Когда я играл в последний раз, на максимальном уровне сложности, я из принципа прошёл эту миссию "по-террористически". В самом начале игры потратил "генеральские очки" на вызов поддержки с воздуха, погрузил в вертолёты пехоту и строительный юнит (у американцев транспортные вертолёты занимаются добычей ресурсов, поэтому они всегда под рукой). Ударами с воздуха пробил коридор к сердцу вражеской базы и под огнём провёл по этому коридору вертолёты, высадив десант в глубоком тылу противника, на холме в углу карты, где находились главные здания ГЛА. Организовал оборону, захватил вражеский штаб и стал развиваться, как террорист, прямо посреди вражеской столицы. Компьютер потерял свои технологические здания, утратив способность производить продвинутую технику. (Место каждого объекта вражеской базы было задано сценарием уровня. Если бы объект был уничтожен, компьютер построил бы его заново. А тут компьютер не мог ничего поделать, его самые важные здания должны были находиться на холме в тылу, а холм занял я, частично захватив вражеские структуры, частично построив на их месте свои.)

Так в жизни нельзя "захватить вражескую базу и начать строить вражеские юниты", реалистичная трактовка подобного звучала бы так. Американцы подкупили часть руководства ГЛА и организовали верхушечный переворот при участии своих сил специального назначения. Дальше Битва за Акмолу происходила в формате борьбы новой верхушки в тылу против сохранившего верность революционным идеалам низового актива на передовой. "Лоялисты" с тяжёлым вооружением и американской поддержкой, против изначально более многочисленных, но менее организованных "идеалистов"-анархистов с лёгким вооружением. Террористы убивали террористов, а победили американцы. [А это и есть тактика ГЛА в игре - внезапные сокрушительные атаки на опережение, диверсионные операции во вражеском тылу, использование вражеского оружия против самих врагов.]

Что можно сказать по итогам первой игры? Китайцы проиграли свою войну. Теракты сделали китайцев управляемыми. Китайцы вторглись в Среднюю Азию, уничтожили местные режимы, дискредитировали прокитайские силы. В итоге, китайские оккупационные войска истекали кровью в бесконечных стычках с партизанами. Хаос играл на руку ГЛА, ГЛА окрепло и усилилось. (С небольшой американской финансовой помощью - сердобольные американцы хотели помочь жителям охваченного войной региона, но вся эта помощь каким-то образом попала к ГЛА.) Китайские коммуникации растянуты, китайцы не могут помочь своим союзникам, китайцев начинают бить по частям. В итоге, американцы были вынуждены вмешаться в конфликт. К концу войны китайцы превратились в младших партнёров американцев (предоставили им свою базу, свои технологии и т.д.). Результатом стало американское доминирование в жизненно важном для китайцев регионе.

Ещё одна тема - с китайской стороны, очевидно, кто-то понимал вероятность и нежелательность подобного развития событий, отсюда попытки наладить контакты с представителями ГЛА. (Террористическая миссия про террористов, союзников китайцев, американская миссия про китайского генерала-ренегата, союзника террористов.) Но террористы всех "неправильных" террористов вычистили, а китайцы от своих "неправильных" китайцев отреклись. 

(продолжение следует...)
gunter

Субъективное

Но вот за что я благодарен "Джону Уику", так это за песню Think от группы Kaleida с саундтрека.



Перестрелка в клубе под эту сцену была хороша. К сожалению, хороша именно за счёт звукового решения, а не за счёт самого действия.
gunter

О начале

Я не знаю, о чём сказать. Я знаю, о чём мне хочется сказать.

***

Во второй половине 16-го века спектаклю полагался пролог - на сцену выходил специальный человек и в стихах объяснял публике, о чём повествует эта пьеса, где происходит действие, и как это понимать. Достаточно посмотреть, как начинается "Доктор Фауст" или "Мальтийский еврей" Марло. Шекспир тоже иногда использовал такой пролог (напр., в "Генрихе V"), но к тому моменту этот приём уже начал выходить из моды. Шекспир высмеял его в своём "Сне в летнюю ночь", где худшая пьеса на свете, "трагическая комедия" "Пирам и Фисба", поставленная худшими на свете актёрами, начинается, естественно, с пролога:

                Пролог

Синьоры, наш сюжет, быть может, тёмен вам;
Но, сидя до конца, вы в нём разобрались бы.
Вот этот человек, извольте знать, Пирам;
А это, так сказать, черты прекрасной Фисбы.
Сей муж, с известкою и штукатуркой, есть
Та подлая Стена, что любящих делила.
Сквозь трещину в Стене, - прискорбно
                произнесть, -
Они шушукались. Вот так оно и было.
А этот, с фонарём, терновником и псом,
Являет Лунный Свет; зане при Лунном Свете
Сии любовники сходилися тайком
К гробнице Ниновой, любовь держа в секрете.
А этот страшный зверь, по имяреку Лев,
Чуть Фисба первою поспела на свиданье,
Спугнул и ужаснул влюблённое созданье.
Красавица бежит и плащ роняет свой;
Лев пачкает его своей кровавой пастью.
Является Пирам, высокий, молодой;
Он видит Фисбин плащ, который мертв,
                к несчастью;
И тут, хватая меч, могучий, мрачный меч,
Плоть персей пламенных пронзает под предсердьем.
А Фисба, в стороне успевшая прилечь,
Меч тащит вон и мрёт. Все прочее с усердьем
Лев, Лунный Свет, Стена и нежная чета
Изложат полностью из собственного рта.


Двоё влюблённых, принадлежащих к враждующим семействам, тайно встречаются, юноша думает, что влюблённая умерла и убивает себя, а она видит, что он погиб, и закалывается его клинком. В итоге, "Стена, разделяющая их семейства, рухнула". (В классическом переводе Лозинского: "Стена рухнула, которая разделяла их отцов".) Сюжет античный, но я тут вижу очевидную самопародию, тем более, что "Ромео и Джульетта" тоже начинается с пролога, который всё объясняет:

Две равно уважаемых семьи
В Вероне, где встречают нас событья,
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролитья.
Друг друга любят дети главарей,
Но им судьба подстраивает козни,
И гибель их у гробовых дверей
Кладёт конец непримиримой розни.
Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того,
Мир их родителей на их могиле,
На два часа составят существо
Разыгрываемой пред вами были.
Помилостивей к слабостям пера -
Их сгладить постарается игра.


Худшая пьеса на свете, воистину.

На смену прологу пришла экспозиция, когда персонажи, появляясь на сцене, первым делом разъясняли сюжет и свою роль в нём в форме "непринуждённых" монологов. Как в "Укрощении строптивой":

                Люченцио

Сбылось мое заветное желанье
Увидеть Падую, наук питомник,
И наконец в Ломбардию я прибыл -
Волшебный сад Италии великой.
Благодаря отцу, его заботам
И доброму ко мне расположенью,
Я заручился обществом твоим,
Испытанный слуга мой, верный Транио.


Как Транио должен на это реагировать? "Спасибо, господин, что рассказали мне, кто я такой, а то я шёл и думал: кто я? зачем я здесь? куда я иду?"

Другое дело, что Шекспир мог превратить подобную экспозицию в настоящий шедевр. "Ричард III" начинается с того, что Ричард выходит на сцену, поворачивается к "камере" (то есть, в зрительный зал) и говорит: "Наши победили, наступил мир, но мне в этом мирном мире делать нечего, поэтому я решил стать законченным злодеем". И это круто, потому что... это круто.

Так вот, где-то так к двадцатым годам 17 века европейские драматурги окончательно поняли, что так делать нельзя. "Раба своего возлюбленного" Лопе де Вега начинается с гениального зачина. На сцене мужчина и женщина. Женщина произносит: "Конец всему, дон Хуан!" И всё. Зритель уже заинтригован. Он хочет узнать - конец чему? Что кончено? Что это было? Кто эти люди и что их связывает? Так и надо начинать пьесы.

***

arishai сказала, что эта последовательность демонстрирует не только рост мастерства драматургов, но и эволюцию зрителей. В начале зрители плохо понимали идею театра, как такового, и им необходимо было всё разжёвывать: сейчас вы увидите то-то и то-то, понимать эту нужно так-то и так-то. ("Будущие события, показанные в этом фильме, произойдут в будущем" - пролог к фильму "Plan 9 from Outer Space".) Но за считанные десятилетия зрители научились понимать пьесы и схватывать всё на лету, поэтому старые способы представления сюжета стали казаться такими неуклюжими.
gunter

Сближения

Я как-то писал о том, что образ подводного мира из культового советско-армянского мультфильма "В синем море, в белой пене..." соответствует нижним мирам, это ад, преисподняя с демонами, которые, как и положено демонам, занимаются постоянным взаимопожиранием.



И именно такой образ ада (или преддверия ада) появляется в "Ричарде III", когда Кларенсу снится его посмертная судьба:

                Кларенс

Мне снилось, что я вырвался отсюда
И за море, в Бургундию плыву.
На корабле со мной и брат мой Глостер.
И он меня выводит из каюты
На палубу. И, взоры устремив
К английским берегам, припоминаем
Мы вереницу горестных событий
В войне между Ланкастером и Йорком.
Вот так по зыбкой палубе шагаем
Мы с Глостером, и вдруг он оступился;
Бросаюсь я ему помочь, но тут
Он, падая, меня толкает за борт
В кипенье вздыбленных морских валов.
О боже! Как мучительно тонул я!
Ещё в моих ушах - рычанье волн!
Ещё в моих глазах - виденья смерти!
Я видел тьмы погибших кораблей,
Тьмы рыбами обглоданных скелетов;
И якоря, и золотые слитки,
И камни драгоценные, и жемчуг -
Сокровища, которым нет цены, -
Морское дно покровом устилали;
И там и сям из черепных глазниц,
Взамен очей, в них прежде обитавших,
Таращились глумливо самоцветы,
Подмигивая вязкой глубине,
Над россыпью скелетов насмехаясь.

                Тюремщик

И в смертный миг вам времени хватило
Так разглядеть все тайны глубины?

                Кларенс

Представь! Я многократно был готов
С душой расстаться, но пучина злая
Не выпускала дух мой на простор,
В свободную воздушную стихию;
И дух мой пленный, распирая грудь,
Готов был рвотой вырваться наружу.

                Тюремщик

И вы проснулись от предсмертной муки?

                Кларенс

Нет, смерть пришла, но сон мой не прервался.
О, что за буря поднялась в душе!
Мне снилось: по безрадостной реке
Угрюмый лодочник, в стихах воспетый,
Меня повлёк в обитель вечной ночи.
И первый, с кем смущённая душа
Там встретилась, был тесть мой, славный Уорик.
"Какую казнь, - воскликнул он, - ты примешь
За клятвопреступление свое
Здесь, в этом тёмном царстве, лживый Кларенс!"
Сказав, исчез. Вослед - другая тень:
Лик ангела; на золотых кудрях
Кровь запеклась. И крикнул он: "Вот Кларенс!
Коварный, лживый, вероломный Кларенс,
Что заколол при Тьюксбери меня.
О фурии, его предайте мукам! "
Рой демонов, откуда ни возьмись,
Вдруг окружил меня; они вопили
Невыносимо, и от диких воплей
Проснулся я, дрожа, не понимая,
Где я; мне все казалось, что в аду:
Так потрясён я был ужасным сном.
gunter

Лоховское (и частично коммунарское)

Что может заставить нас доверять спецслужбам?

Чтобы было понятнее. Спецслужбы - это такие пожарные, которым платят за количество пожаров. Чем больше террористов, шпионов, вредителей, тем больше влияния и финансирования у спецслужб. Чем меньше проблем в мире, тем меньше кусок бюджетного пирога, на который могут рассчитывать верные псы государства. И это те сторожа, которые сторожат других сторожей, а их - никто. Мне лично кажется, что это проблема. ("Люди, которые контролируют сами себя".)

Мой простой, лоховской и обывательский взгляд подсказывает мне следующие варианты.

1. Внешний политический контроль, когда деятельность спецслужб во всей её полноте проверяют и оценивают люди, никак не связанные со спецслужбами.

2. "Нравственный закон внутри нас". Степень доверия к спецслужбам зависит от нашей веры в то, что в душе отдельного сотрудника спецслужб живут моральные устои, более крепкие, чем его лояльность коллективу и корпорации. Одно дело, если человек верит в какой-то внешний смысл, не связанный с его профессиональной деятельностью, и другое дело, если его ценности целиком задаются его идентичностью, как "сотрудника органов".

3. Частично вытекающее из предыдущего - большего доверия заслуживают те сотрудники спецслужб, у которых есть нормальная профессия. Или хотя бы хобби, которым они занимаются профессионально. Человек, которого теракты отвлекают от игры на скрипке и коллекционирования бабочек, заинтересован в том, чтобы терактов было меньше. (А если их вообще не будет, он, наконец-то, сможет полностью посвятить себя любимому делу.) На противоположном конце шкалы - человек, который всю жизнь занимался слежкой, провокациями, акциями устрашения, и в этом обрёл призвание и смысл своего существования. Он ничего другого и не умеет. Заслуживает ли такой человек доверия? Мне кажется, нет.

-----------------------------

("Коммунарское" в заголовке относилось к мечтам о "правильных органах" в духе произведений советских фантастов: подчинены и подотчётны Мировому Совету - состоят сплошь из идейных коммунистов-коммунаров - имеют мирные профессии, от которых вынуждены были временно отказаться, чтобы покончить с поднявшей голову недобитой сволочью.)
gunter

Всё, что имеет начало, имеет и конец

И, в ознаменование смерти этого года, выложу видеоклипы, в которых, для меня, присутствует богиня смерти моего мира - Смерть, дочь Судьи и Паучихи, внучка Матери, Волчицы и Проклятого, приёмная дочь Императора, жена Двуликого. Единственная из светлых богов, кто вошёл в семью не по рождению.







(Да, она брюнетка, и да, я это всё уже когда-то выкладывал, но это же не повод.)