Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

gunter

Я попробовал почитать "Историю королей Британии", мне нравится

Как известно, Толкиен начал придумывать свой мир в качестве "мифологии для Англии", чтобы компенсировать кажущуюся бедность английской культуры в этом отношении.

Например, в письме к Мильтону Уолдману ("Письмо 131") он писал:

"Кроме того, — и здесь, надеюсь, слова мои не прозвучат совсем уж абсурдно — меня с самых юных лет огорчала нищета моей любимой родины: у нее нет собственных преданий (связанных с ее языком и почвой), во всяком случае того качества, что я искал и находил (в качестве составляющей части) в легендах других земель. Есть эпос греческий и кельтский, романский, германский, скандинавский и финский (последний произвел на меня сильнейшее впечатление); но ровным счетом ничего английского, кроме дешевых изданий народных сказок".


Евреи и финны богаты эпосом, а англичане бедны! И это потрясающий пример зажратости; как говорится, "кому суп жидок, а у кого жемчуг мелок". По сравнению с тем, что есть у нас, русских (вернее, по сравнению с тем, чего у нас нет) у англичан, во-первых, имеется артуриана...

(Но опять же, Толкиен, в том же письме: "Разумеется, был и есть обширный артуровский мир, но при всей его величественности он не вполне прижился, ассоциируется с почвой Британии, но не Англии; и не заменяет того, чего, на мой взгляд, недостает... Во-вторых, что более важно: артуриана не только связана с христианством, но также явным образом его в себе содержит. В силу причин, в которые я вдаваться не буду, это мне кажется пагубным". В христианское только лохи одеваются.)

...А во вторых, у англичан есть выдуманная история Гальфрида Монмутского, "История королей Британии", включающая в себя историю Артура и ставшая отправной точкой для последующей артурианы.

И эта выдуманная история, она крутая. Не зря она была готовым источником сюжетов для английской культуры, от "Горбодука" (1561 год, первая елизаветинская трагедия) до "Короля Лира". По-крайней мере, в переводе эта книга лучше, чем доступный мне перевод выдуманной ирландской истории ("Книга захватов").

Я не знаю, что ещё сказать, кроме того, что "я попробовал почитать, мне нравится!"

Вот классический текст Пикитана и Шлёнского, в конце которого они вскользь затрагивают феномен фэнтези:

"Замечание о сложных непротиворечивых мирах

Джоанна Роулинг создала детальный, сложный, непротиворечивый и очень реалистичный мир. Одно лишь воображение не позволило бы это сделать. Мир этот должен быть так или иначе основан на реальности или же на какой-либо теории, претендующей на объяснение мира. Так или иначе, воображаемый мир может вырасти лишь из попыток (удачных или неудачных) познания мира как социальной реальности.

Если попытаться задуматься о том, какие культуры оказались способны создавать такие воображаемые миры, то первой на ум приходит англосаксонская культура. Начиная с Бульвер-Литтона в первой половине 19-го века и до Толкиена с Роулинг в 20-м и 21-м. В англосаксонской научной фантастике и фэнтези также есть бесчисленное множество подобных примеров".


1. В рамках английской культуры Гальфрид Монмутский был первым, все остальные так или иначе вдохновлялись им. Понятно, что он сам опирался на "Историю бриттов" и прочие подобные вещи, но, в конечном счёте, эти другие источники были "[расширенны и преобразованны] в последовательное повествование собственным воображением Гальфрида". Проще говоря, он сидел и гнал, выдумывая царей, битвы, интриги, династические конфликты и пророчества. Отталкиваясь, в первую очередь, от Ветхого Завета и "Энеиды".

2. И это именно то состояние, которое, в моей трактовке, посетило Платона, когда он выдумал Атлантиду:

Платон одним из первых понял, что эпический сюжет можно просто-напросто выдумать с нуля. Необязательно помещать действие в легендарное прошлое и связывать с известными мифологическими фигурами. Можно выдумать сюжет по известным правилам, перенести его в "допотопную древность", от которой не осталось даже легенд, и этот сотворённый миф будет не хуже, чем у Гомера и Гесиода. Платон обосновал фэнтези, как жанр. А доказательство - Атлантида, которой не существовало, пока Платон не стал о ней рассказывать, но которая с тех пор стала мифом не хуже прежних.


И то состояние, в котором Джозеф Смит, пророк и основатель Церкви Святых Последних Дней (проще говоря, мормонов) решил написать свою Библию, со своим Ветхим Заветом — которая сама по себе оказалась неплохим и довольно интересным фантастическим произведением. Да, я читал "Книгу Мормона", и не жалею об этом.

3. Наконец, то, о чём тогда писали Пикитан и Шлёнский — чтобы придумать правдоподобную историю сказочного мира или описать фантастическое общество (ведь у каждого общества есть предыстория); чтобы, в конечном счёте, предложить убедительную художественную интерпретацию реальным историческим событиям, нужно иметь представление о том, что такое история человеческого общества в целом и каковы её объективные законы. Это знание необязательно должно быть сознательным, главное, чтобы оно присутствовало и шло изнутри, как часть культуры, носителем которой является автор и его первые читатели. И от этого можно перебросить мостик к целому ряду других тем.
gunter

Социальная эволюция и применение восьми этапов Б. ко всему, что шевелится

В рамках темы социальной эволюции, у меня теперь есть "марксистcкая теория развития" (обобщение моего восприятия Поршева с щепоткой gans2); есть Джейн Джекобс с её историей человечества, как историей развития торговой сети, зародившейся в первом городе; есть Бурланков с его восемью этапами.

И это совершенно разные картины миры, которые не сводятся одна к другой. С точки зрения построений Бурланкова, выдуманный Джекобс торговый первогород Новый Обсидиан должен был быть осколком древней воинственной империи каменного века. "Варварская среда", как периферия рабовладельческого общества у Поршнева имеет весьма опосредованное отношение к концепции Пограничья у Бурланкова (который описывает северную границу Римского мира через противостояние римлян и неизвестных нам региональных европейских держав того времени, достигших, как минимум, феодальной стадии развития). Марксисты бы сказали, что Новый Обсидиан эксплуатирует окрестные племена, но почему-то развивается при этом сам Новый Обсидиан, а не его сельское охвостье, и развивается даже не за счёт эксплуатации, как таковой, а за счёт внешней торговли и формирования "продуктивной городской экономики". И так далее.

Главное, я читал Джекобс и думал — вот бы был такой же укуренный и схематичный комикс, но только про эволюцию войны и государства! Бог услышал мои молитвы и послал мне Бурланкова. [Как вы думаете, он Бурла́нков или Бурланко́в?]

***

Хотя кого я обманываю...

Меня порадовало то, что схема Бурланкова применима практически к чему угодно. Я некоим образом имею отношение к выдуманным мирам, и вот везде, где можно выделить базовый "самодостаточный коллектив", можно произвести от него остальные семь этапов развития. Понятно, что в разных сеттингах, мифологиях, моделях и понятийных рядах будет очень сильно плавать трактовка "силового ресурса", "города-государства", "феодализма" и "империи", не всегда удаётся дойти до конца последовательности, но сам принцип всё равно будет работать.

Для примера.

Возьмём вампира. ("Какого именно вампира?" — тут же спросила arishai. Вампиры — они разные. Но да, мои абстрактные, условно-фэнтезийные вампиры, в конечном счёте, восходят к "Вампирам" барона Олшеври.)

Для вампиров минимальный самодостаточный коллектив равен вампиру (1 шт.). Вампир обладает выраженным четвёртым измерением, т.е. он будет продолжать существовать, пока его окончательно не упокоят. И он, безусловно, может воспроизвести сам себя, породив нового вампира. [Тут я как раз согласен с вариантом Б.Олшеври, восходящим, в конечном счёте, к Стокеру — когда вампир просто питается, "засасывая" жертву за раз, она умирает и не встаёт. Но вот понравившаяся вампиру жертва, которую он пьёт долго, ночь за ночью, растягивая удовольствие, имеет все шансы стать новым вампиром. Это отличается и от примитивной голливудской модели — "каждая жертва вампира может стать новым вампиром" — и от модели Энн Райс/"Маскарада", где вампирами становятся те люди, кому вампир дал испить своей крови.]

Итак, аналогом человеческого племени является один вампир. Тогда аналогом народа (с выделением жречества и консолидацией союза племён вокруг общих святынь) будет совместное проживание вампира-прародителя и его вампирских "отпрысков", типа Дракулы с его "невестами". При этом, каждая отдельная "невеста" легкозаменима: пока жив патриарх, жива и семья вурдалаков, "народ".

Третий этап требует выделения силового ресурса и усложнения структуры общества в связи с ростом количества антагонистичных взаимодействий. Если опять обратиться к Брэму Стокеру, то в его романе у Дракулы были цыгане, которые так или иначе поддерживали графа, и это вполне годная стратегия. С другой стороны, постепенно появляются охотники, которые специализируются на вычислении и уничтожении вампиров — деятельность "патриархов" вызвала прирост поголовья кровососов и сделала "девампиризацию" профессией. Наконец, именно здесь впервые встаёт вопрос о конкуренции за ресурсы между различными вампирскими семьями. Короче говоря, углублённая работа с людьми ("цыганами" и "ренфилдами") для защиты лёжек днём, и, одновременно, политика разорения чужих лёжек, c выделением вампиров-воинов или даже наймом людей-охотников. (Вампиры Британии скидываются на гонорар Ван Хельсингу, чтобы он решил проблему с вторгшимся на их территорию Дракулой, представьте себе такую картину.)

Дальше, этап за этапом, пойдёт обычное вампирское фэнтези, вплоть до привычного всем "Маскарада", тут сложно придумать что-то оригинальное.

Или вот, возьмём космооперу. Начнём с космооперы-ноль (1, 2), как с самой базовой.

Минимальный самодостаточный коллектив, "племя" — колония (или станция), человеческое общество с замкнутой экосистемой, изолированное от неблагоприятной внешней среды. При этом, колония должна обладать достаточным промышленным потенциалом, чтобы при наличии ресурсов создать с нуля новую колонию или станцию. Колония, не способная воспроизвести сама себя, не может считаться самодостаточной, она чей-то форпост.

Народ со жречеством — несколько колоний, определённых общей информационной системой.

"Князь с дружиной" — часть колоний становится базой и рынком сбыта для сомнительных личностей, которые грабят другие колонии. Всё это вынуждает союзы колоний создавать внешние силовые структуры для обороны. Начинается раскручиваться маховик космической войны. Не обязательно представлять тут отважных героев-космолётчиков, боевые действия вполне могут вестись при помощи автономных боевых систем. Вообще, в суровой трушной железобетоно-хардовой актуальной сайфайщине люди после первого этапа вообще могут не играть никакой роли: "жрецы", "воины", "феодалы", "чиновники" — сплошь ИскИны и роботизированные системы.

Город-государство — военные берут командование на себя, происходит пересборка социума вокруг орбитальной верфи и системы космической обороны. Не важно, чем там воюют, линкорами или ОЧБРами космического базирования, главное, что у местного начальства это есть, оно этим дорожит, и это и определяет его статус, как начальства. Все остальные поселения и хабитаты работают на обеспечение обороны.

Феодальное государство — разборки между военизированными базами-"феодами" из предыдущего пункта, с постепенным складыванием альянсов и выстраиванием чёткой иерархии с системой вассалитета: кто под кем ходит, кто за кого впишется, всё это на основе общих понятий о должном ("единое меметическое пространство").

Империя — возникновение новой, сверхэффективной системы контроля управления на основе планировочно-распределительных программ "феодального" гегемона. Борьба за её внедрение на фоне войны всех против всех приводит к складыванию централизированного космического государства (что, возможно, потребует постулировать сверхсветовую связь и прочую ненаучную фантастику). Дальше всё скатывается в обычную космооперу, последующие этапы "торговой империи" и "республики" тривиальны.
gunter

Об именах и названиях

(частично к предыдущему)

Толкиен свой мир начал придумывать довольно рано, и игры со словами он любил всегда, поэтому самый древний слой словотворчества у него довольно наивный.

Вот "Менегрот", подземная твердыня Тингола в Дориате. В переводе означает "тысяча пещер", где groth — это пещера, убежище, а meneg — эльфийская "тысяча", "двенадцать раз двенадцатью двенадцать", т.е., в переносном значении, "очень много, бессчётно" (сравните с "сорок сороков", тот же порядок цифр).

Но на самом деле, Menegroth — это Many Grottoes, "много гротов", очень прозрачно.

Или вот, Илюватар.

"Был Эру, Единый, кого в Арде зовут Илу́ватар".

Опять же, формально это ilúvë ("всё сущее") + atar ("отец").

На самом деле, Илюватар, L_VTR, складывается из двух простых и древних германских корней, allaz + fadēr, All-Father, Всеотец. Илюватар — это All-Father, произнесённое с эльфийским акцентом.

***
Но есть вещь, которая до меня доходила очень долго, хотя она настолько прозрачна и элементарна, что мне стыдно за свою недогадливость.

Я в конце прошлого года фанатично играл в Death Stranding, достал всех друзей историями оттуда, месяц там жил, буквально. И там на горе живёт Старец, The Elder. К нему очень неудобно добираться, пока не построена канатная дорога, и даже потом, он в стороне от обычных маршрутов. А ему всё время нужны лекарства всякие и прочие вещи. Честно говоря, когда я ближе к концу начал пытаться всё-таки добить эту игру молодецким рывком... Так, всё не об игре речь. Суть в том, что я играл на английском, поэтому с какого-то момента начал называть его Эльдар, по созвучию. В честь эльдаров, космических эльфов Вархаммера 40000.

А потом у меня в голове щёлкнуло.

"Оромэ полюбил квенди и нарек их на их же наречии эльдарами, народом звезд; но имя это потом носили лишь те, кто последовал за ним по западному пути".

Это не "народ звёзд", это эльфы, как Elder Race, старший, древний народ по отношению к людям.
gunter

Об именах

Я всё время пишу, как меня завораживают слова: то, как люди выбирают слова, то, как слова влияют на людей.

Когда Лукас придумал имя Darth Vader, в первых версиях сценария будущих "Звёздных войн", оно предназначалось для одного из имперских генералов. "Злого джедая", рыцаря-ситха, изначально звали иначе. (Его звали... Valorum?!) Но имя звучало так хорошо, что его, в итоге, забрал себе главный антагонист первого фильма.

И это имя потянуло за собой всё остальное. Когда Лукас снимал первый фильм, он ещё не знал, что Дарт Вейдер — отец Люка. А что Лея — родная сестра Люка, Лукас не знал и во время работы над второй часть, иначе бы он вряд ли снял сцену их поцелуя. Но Darth Vader на каком-то уровне всё равно воспринимается англоязычным человеком, как Dark Father, "Tёмный Отец", одновременно нехороший-страшный и сокрытый во мраке. Вейдер обязан был оказаться отцом. (Сравните со словом "отец" в родственных западногерманских языках, с немецким Vater и голландским vader.) Имя предопределило дальнейший ход сюжета.
gunter

Новости из альтернативной реальности, или пятая колонна Российской империи

"- Как уже подсчитали журналисты, вы восьмой преподаватель вуза, которого увольняют в Гродно. Это какая-то тенденция или нечто другое?

- Мало того, уволенных преподавателей я знаю как самых приличных, достойных, как самых интересных и глубоких, как самых честных и искренних. И то, что сделали и со мной, - это часть какой-то системы, какого-то списка исключения преподавателей патриотически настроенных, которые не соответствуют интересам этой системы, в которой совсем другие задачи. Интересно, не делают [ли] это спецслужбы Российской империи, чтобы подготовить почву для будущей аннексии? Ведь это вполне напоминает технологию подготовки страны к будущей аннексии".


[Пытался придумать остроумный комментарий, но слов нет.]
gunter

Ресурсное кольцо

Продолжая с этой темой.

arishai как-то сказала, что белая татиба - это татиба регулярного недоедания, как синяя - это татиба предсказуемой сытости. В рамках этой ресурсной логики можно описать и все остальные татибы, что мы тогда и сделали. Ресурсы начинаются с еды, но могут так же обозначать доступную энергию или информацию.

Белая - регулярная и предсказуемая нехватка ресурсов, скудная, но "честная" жизнь для большинства населения. По объективным причинам (зимой есть нечего), по религиозным причинам (регулярные посты и прочие искусственные ограничения). Считается, что это помогает человеку осознать собственное ничтожество и обратить свои мысли и помыслы к высшему, горнему, сакральному. Это ещё не катастрофа - предсказуемость позволяет делать запасы, которые помогают с грехом пополам дотянуть до следующего благоприятного периода. За постом всегда следует разговение, что позволяет людям осознать, что Добро есть, Бог есть. И опять же, речь не обязательно должна идти о еде, информационный голод порождает тот же эффект. В конце концов, во вселенной "Дюны" Херберта белую татибу инсталлировали за счёт искусственных ограничений на доступные вычислительные мощности.

Красная - непредсказуемая, неожиданная, хаотичная и потенциально фатальная нехватка ресурсов. Резкое и внезапное ухудшение ситуации автоматически приводит к радикализации народных масс, к осознанию того, что Бог есть, только он нас ненавидит и хочет убить. Все старые ценности теряют смысл. Особенно, если начать задуматься о том, что верхушка общества в условиях кризиса предпочтёт пожертвовать большей частью населения, но не своими богатствами.

Синяя - предсказуемые комфортные условия. Демократия невозможна без массового среднего класса. А средний класс, в принципе, живёт неплохо. В разные эпохи представления о том, что такое средний и класс и что такое "неплохо" различались, но идея именно в этом. С какого-то момента частью нормальной жизни становится представление о прогрессе - условия жизни должны постепенно, но неизбежно улучшаться: если мы можем позволить себе поездку на поезде, наши дети будут летать на самолётах, а внуки смогут позволить себе туристическую поездку на Луну. Если у нас есть машина, у наших детей или внуков будет собственный вертолёт. И так далее. Вообще, есть несколько исторических моментов, которые обычно всплывают, когда говорят о рождении Запада. Один из них - это западная Европа после эпидемии чёрной смерти, когда внезапно оказалось, что земли больше, чем крестьян, работы больше, чем рабочих рук, а это, в свою очередь, привело к повышению заработной платы и улучшению условий труда (*). Простые люди, выжившие, распробовали вкус хорошей и комфортной жизни, и начали уважать сами себя, а такое сложно забыть.

Соответственно, если белая - это регулярное недоедание, а красная - неожиданный голод, то жёлтая - это память о голоде и страх голода. Власть сурового авторитарного порядка интерпретируется через море хаоса и нужды, которое окружает людей в пространстве и во времени - там, куда ещё не дошла власть Вождя, в известном прошлом, в вероятном будущем.

И, соответственно, если синяя - это сытость, то чёрная - зажратость. С точки зрения колеса татиб, чёрная управляет переходом от белой к синей. Это тот момент, когда начинается резкий рост, сопровождающийся резкими колебаниями в обе стороны, но общая динамика позитивна. В этой ситуации человек, готовый рискнуть всем, может потерять всё, но может и получить невероятную, немыслимую прибыль. Успешный человек не будет испытывать благодарности к другим людям или социальным институтам, ведь он всего достиг сам - своим трудолюбием, везением, интуицией и отвагой. Если кого-то и благодарить, то только далёкое и абстрактное Божество (Невидимую Руку).

Таким образом, схему, где татибы передают друг другу власть в порядке строгой очерёдности, можно отобразить на графике доступных ресурсов. Белая фаза - скудное общее состояние с цикличными колебаниями. Ситуация относительно стабильна по отношению к производительности вмещающего ландшафта на текущем уровне развития. Переход к чёрной сопровождается быстрым и ускоряющимся ростом со значительными локальными колебаниями. Синяя постепенно выходит на плато изобилия (рост может продолжаться, но ускорение роста уменьшается, пока не падает до нуля). Дальше обычная история - стагнация, исчерпание возможностей текущей парадигмы, кризис. Начинаются хаотичные колебания на фоне общего ухудшения условий, и это уже фаза красной татибы. Жёлтая - это попытка стабилизировать ситуацию за счёт авторитарных методов и ручного управления, что в "нормальных" условиях приводит к возвращению к белой. 

Но ещё раз - в нашем несовершенном мире всё не так, все татибы перемешаны, они постоянно заключают друг с другом союзы и расторгают их. Красная считает себя лучшим ответом на любой кризис, она предпочла бы забрать власть непосредственно у белой. Но чтобы бортануть чёрную, красной нужна помощь жёлтой. Жёлтая, естественно, хочет навести порядок, она всегда этого хочет. Жёлтая может достичь своих целей в союзе с красной - или в союзе с белой против красной. Ставка на революция или контрреволюцию - это просто вопрос политической целесообразности. Чёрная нормально относится к синей, но ненавидит красную и опасается возможного союза синей и красной, поэтому чёрная может заранее договориться с белой, чтобы не давать развиваться синей. И так далее. 
gunter

"Последний богатырь", классово-геополитический анализ

(...)

Теперь посмотрим на "Последнего Богатыря".

Там демонстрируются две разные ситуации, каким Белогорье было в прошлом, и каким оно стало сейчас.

В прошлом в Белогорье правили богатыри во главе с Ильёй Муромцем и белым магом Светозаром. Правой рукой Ильи был Добрыня Никитич, женатый на колдунье Варваре (Длинной Косе). Все они общими усилиями давили нечисть. Это миф субгегемона.

Главные субгегемона нуждаются в любой силе, которую могут получить, ведь их сторона в конфликте слабейшая. Главные субгегемона заключают союз со своими Сильными - ради борьбы за гегемонию. Вопросы власти можно будет решить после победы. Элита объединяется и отказывается от внутренней борьбы, чтобы бросить все силы на противостояние геополитическому противнику. А за счёт чего это происходит? За счёт усиленной эксплуатации Слабых. (И наоборот - союз с Сильными может позволить Главным более эффективно использовать ресурсы Слабых.) (...)

Итак, структура гегемона - союз Главных и Слабых против Сильных. Структура субгегемона - союз Главных и Сильных против Слабых. Подобные структуры могут проявляться в разных формах, в зависимости от ситуации, уровня развития, наличия ресурсов и так далее, но суть - именно в этом...

Во-первых, обратите внимание, как сложно вычленить в СССР класс-гегемон и класс-субгегемон, если и те, и другие состояли в одной партии, а пропаганда полностью отрицала существование чего-либо подобного! Но ведь они были, и была борьба за власть, и в этой борьбе одни победили, а другие проиграли.

И во-вторых, возьмите советские остросюжетные романы и фильмы, и сравните их с аналогичной американской продукцией. Каких сюжетов вы не увидите с советской стороны? Генералы рвутся к власти; спецслужбы поставили себя выше закона; сумасшедший миллиардер дестабилизирует обстановку в стане и в мире (правильные герои защитят слабых и накажут зарвавшихся сильных). А в советском варианте будет фигурировать барыга, который чем-то подпольно барыжит (но бравые чекисты и милиционеры его разоблачат и посадят на много лет). Где злое КГБ? Где советские генералы, готовящие переворот? Где проворовавшийся партийный функционер, задушивший свою любовницу? Такого сюжета в советских произведениях мы не увидим, правда? Органы могут вести борьбу с представителями простого народа, но никак не с советскими Сильными.

А ведь по факту были такие товарищи. Кто-то рвался к власти, кто-то интриговал, кто-то предавал, кто-то воровал, кто-то готовил переворот. У кого-то получилось. Но говорить об этом было нельзя, невозможно. Потому что субгегемон не может позволить себе даже намёк на раскол и разногласия внутри элиты...

У субгегемона, соответственно, миф "прометеевский" - "объединим все силы для штурма горы (чтобы вернуть людям украденный богами огонь)". В каком-то смысле, в рамках мифа, субгегемону нужна эта гора, а за ней следующая, и ещё одна, иначе не будет цели, которая позволила бы поддерживать единство внутри элиты. Победивший Прометей перестаёт быть Прометеем. (Условно говоря - завоюем Америку, но не успокоимся, а сразу же перейдём к завоеванию космоса!) (...)

В субгегемоне Главные отвечают за центральную идею, то есть за "революцию" (разрушение текущей системы, свержение гегемона). Их союзники, Сильные, предлагают играть осторожнее и копить силы ("развитие"). Слабые находятся в Тени - они мечтают о "сохранении" (лишь бы не было войны; у них не так уж много всего, и они боятся потерять то, что имеют). Субгегемон может действовать через Тень, взяв курс на союз со Слабыми и на капитуляцию перед гегемоном.
 

GeopoliticalMyth02

В фильме нам не сообщают, за что по-настоящему боролись богатыри, и что представляла собой та внешняя (внешнеполитическая) проблема, которую они пытались решить. Но нам говорят, что в какой-то момент богатырю Добрыне (=органам госбезопасности) надоело быть Вторым, и он захотел стать Первым, свергнув богатыря Илью (=Партию). Это могло быть результатом неудач на внешнеполитическом фронте, например - меньше шансов на завоевание гегемонии, меньше поводов для Сильных поддерживать Главных. При помощи жены-колдуньи Добрыня нейтрализует Илью и громит богатырей. Белый маг Светозар прячет Ивана, сына Ильи, в соседнем мире, на Земле. Добрыня провозглашает себя князем и единовластным правителем Белогорья. Белогорье выбывает из борьбы за гегемонию и проваливается в третий мир.

В случае третьего, как вы уже догадались, Главные противопоставляют себя и Сильным, и Слабым. И либо Главные прижмут к ногтю и тех, и других, либо Сильные объединятся со Слабыми и сбросят Главных. Что и происходит в третьем мире с завидной регулярностью...

Миф представителей третьих и вовсе мрачный, они обитатели геополитической преисподней.

Пример. Условная схема. Есть люди, вампиры и охотники на вампиров. Вампиры контролируют численность людей, охотники - численность вампиров. Ну там, чем меньше вампиров, тем сильнее охотники, и наоборот.

Ситуация гегемона. Охотники защищают простых людей от вампиров.
Ситуация субгегемона. Охотники договорились с вампирами. Простые люди стали стадом.
Ситуация третьего. Охотники зарвались и превратились в диктаторов и отморозков. Вампиры поднимают простых людей на борьбу с тиранией ...Вампиры захватили власть и подмяли всех под себя. Охотники поднимают простых людей на борьбу с тиранией... И так несколько циклов. В итоге, складывается ситуация, когда вампиры используют охотников для борьбы с вампирами, а охотники - вампиров для борьбы с охотниками, а больше всего достаётся опять же простым людям...

что касается супергероев, то чем ближе мы к третьему миру, тем более актуальны для нас будут герои, которые будут бороться с властью и её структурами. Или, наоборот, герои - представители власти, которые будут мочить народ и конкурентов. Вообще, можно обратиться к индийской массовой культуре, там много характерных "третьих" сюжетов...

В третьем... Слабые хотят "революцию" (ибо так дальше жить нельзя). Сильные предпочитают "сохранение", так, как будучи элитой, получают от гегемона вкусные ништяки. Власть, Главные, могут поддерживать ту или иную рамку, но именно Главным достаётся Тень - "развитие". Главные могут тайно играть на "развитие". Сильные тоже могут утверждать, что они за "развитие" - и потому стремится сместить Главных. Вампиры против охотников, потому что вампиры на самом деле охотники, а охотники - вампиры, понимаете?..

В третьем - бардак, все против всех, все не те, за кого себя выдают, и никто не озвучивает своих настоящих целей (если ещё их помнит, в принципе).


GeopoliticalMyth03

Это ровно то, что мы видим в фильме "Последний богатырь". Добрыня и Варвара, как княжеская власть, вынуждены давить как нечисть, так и остатки разгромленных "светлых". Оставшиеся "светлые", став Слабыми, заключают тактический союз с "тёмными" (Сильными), чтобы помочь им свергнуть верховную власть (Главных), которая сама состоит из бывших "светлых". При этом, Кащей, возглавляя силы нечисти, одновременно умудряется вести какие-то дела с Добрыней - совершенно бессмысленный твист с точки зрения сюжета фильма, но там это есть. 

***

Вывод - фильм "Яркость" демонстрирует миф геополитического гегемона. "Последний богатыр" является иллюстрацией к мифу третьего мира, этот фильм сознательно снимали именно таким образом.
gunter

Мир без богов

Помимо прочего, теперь я могу выложить полный тетраксис мира без богов.

Всё началось, когда я стал регулярно упоминать в ЖЖ своих богов. С тех пор боги моего личного пантеона не утратили для меня своей актуальности. Но я задумался, не стал ли я слишком однообразен? Не разучился ли я придумывать новые концепции? И я запустил проект - "мир без богов". Как бы выглядели мои миры, если бы богов в них не было? Так получилось, что отсутствие богов первым делом ставит перед нами вопрос Власти. Что даёт одним людям власть над другими, если богов нет? Загадка власти, загадка человеческой истории и исторический смысл революции в России, в общем, как обычно.

1. Мир без богов, ver.1.0: Тайна власти и практическая магия

Как-то я развлечения ради придумывал концепции "миров без богов", на основе какого-нибудь иного принципа. Просто так, и чтобы показать себе, что я не только в одну дуду могу дуть. Сейчас вдруг вспомнил об одной из них.

...Суть самой идеи проста и выражается парой фраз. Богов нет. Все люди - боги. Наши тела ограничены трёхмерным пространством и линейным временем, но воля - нет. Для нашей воли не существует ни прошлого, ни будущего, каждый из нас творит реальность своей верой в неё
.

Если богов нет, то все люди будут богами, творящими реальность по своему усмотрению. Первый уровень тетраксиса, Огонь, чистая неразделённая энергия. Результат? Потенциально всемогущие люди, привязанные к трёхмерному пространству и линейному времени, ловят сами себя в петлю причинности. Принцип Новикова, наше прошлое зависит от нашего будущего.

Я из этого текста слепил концепцию Паутины. Знаете, каждый человек в чём-то бог, но обычно людям не хватает сил, чтобы изменить что-то в своей жизни. Хватает только на то, чтобы давить ближних. Стоит кому-то подняться над общим уровнем, и он получает мощный удар со всех сторон. Да, именно, эта вещь была настолько депрессивной.


По этой Паутине будут ходить случайные волны, приподнимающие и опускающие отдельных людей и целые народы. Но всё взаимосвязано, за подъёмом следует спад. Не исключено, что мы сейчас круты лишь потому, что наши потомки будут верить в предков-исполинов, летавших над миром на железных птицах. В общем, это достаточно бессмысленная Вселенная. Раз богов нет, то людям, осознавшим механику системы, остаётся только проводить регулярные эксперименты с коллективными попытками запрограммировать будущее. Или, чем чёрт не шутит, пытаться изменить прошлое. (Боги нужны как раз для того, чтобы своей силой - и своими мифами - деформировать Паутину, указывать людям путь наверх, к освобождению.)

2. Четыре школы

Именно этот цикл изначально должен был идти с пометкой "Мир без богов, ver.2.0: четыре школы магии, четыре пути".

Есть магия, есть способность непосредственно влиять на реальность, но этой способностью обладает только малая часть людей. И это уже Вода. Появилась двойственность, появилась неоднозначность, система стала развиваться. Двойка: маги и простые смертные; мир до великого Заклятия и после; Земля, где магия сокрыта, и Космос, где магия ограничена только наличием самой жизни.

Но два, в конечном счёте, порождает три. Чем будет это третье, между магами и людьми, планетой и пространством? Техническим прогрессом?

3. Мир без Героя

Безумная концепция Диденко, как развитие идей Поршнева - среди обычных людей диффузного типа скрываются крипто-виды, которые не совсем люди - суперанималы, суггесторы и неоантропы. Это не люди и маги, тут каждая разновидность обладает своими, уникальными свойствами. Плюс, механика космооперных баталий, предложенная gcugreyarea по совершенно другому поводу. Что будет, если у нас появится Абсолютный Луч, который побеждает всё, кроме щита, генерирующего Абсолютное Поле? Ух, как я с этим порезвился! Абсолютное оружие - это механизм информационного взаимодействия, механизм управления реальностью. Суперанимал побеждает диффузников и суггесторов, потому что он транслирует им миф о собственной непобедимости. Это отличная модель для анализа сюжетных схем и социальных идеалов (1, 2, 3, 4, 5).

Третий уровень тетраксиса, Воздух. Три элемента - нормальное социальное взаимодействие (Обычное оружие, 00), абсолютная суггестия (Икс-Луч, Л), абсолютная устойчивость к суггестии (Икс-Поле, П), за счёт контрсуггестии/рефлексии или банальной невменяемости. Порождают трёх получеловеческих гибридов - суггесторов (Л0), неоантропов (0П) и суперанималов (ЛП). А заодно, возникает три типа социальных конструкций: пирамида (с суперанималом на вершине), республика (где правят суггесторы), коммунизм-по-Стругацким (большинство населения неоантропы, а суггестия больше не является социальным фактором). Но неизбежно появляется и четвёртый вариант: трёхстороннее равновесие между диффузниками с их обычным вооружением (00), неоантропами с их контрсуггестией (0П) и прирученными суперанималами (ЛП), которые воплощают миф об абсолютном оружии и неуязвимости.

4. Татиба

(1, 2, 3, 4, 5)

Четвёртый уровень, Земля; различные четырёхугольные схемы политической ориентации, похожие на D&D'шную сетку элайментов. [Изначально татибы должны были укладываться в строгую четырёхугольную схему 2х2, но потом я добавил белую и передвинул чёрную в условный центр.] Мы вернулись к тому, с чего начали. Если над людьми не будет богов, люди создадут своих собственных богов - рукотворных, вездесущих Мамон. Идейные платформы превратились в информационные объекты высшего порядка, которые управляют людьми, социумами и человеческой историей в целом, потому что люди делегировали им эту власть. 

Но татибы, в свою очередь, породили сеттинг (1, 2, 3) с его нео-татибами...
gunter

Четыре школы, четыре пути: почему всё так

Естественно, в любом уважающем себя криптоисторическом фэнтезийном сеттинге должен быть свой аналог Великого Договора, Маскарада, Консенсуса и т.д. Иначе, почему всё именно такое? Почему маги не правят в открытую? Зачем они играют в политику, зачем притворяются людьми?

В рамках этой истории ответ очень простой. Точной датировки не знаю, не скажу, я её не придумал. Но однажды великий маг истории пришёл к величайшему магу жизни. И показал ему варианты будущего, убедил его в том, что это возможное будущее.

После того маг жизни собрал свой ковен и пожертвовал собой, наложив на свои земли сильнейшее заклятие из всех. Вернее, не на земли. На Землю.

С тех пор, все маги живут под заклятием. Они не могут открыто демонстрировать сверхъестественные способности простым смертным, или Земля их откорректирует - люди забудут, маги умрут. Они не смогут прожить более долгую жизнь - сколько тело выдержит, столько и живут, а это десятки лет, но не сотни. Момент, когда заклятие было было произнесено, стал приговором для всех древних магов, давно живущих взаймы. Все школы были фактически обезглавлены. 

"И сказал Господь: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет".

...Кроме немногих оставшихся со времён палеолита магов выживания, этих вообще уже ничего не брало,так что они пережили даже негативное магическое воздействие планетарного масштаба. В любом случае, параметры их организмов давно уже были предельно далеки от человеческих. И некоторые из сильных магов жизни могли перешагнуть за естественный рубеж жизни, за счёт многослойного глэмора, превратившего их в невидимых и неосязаемых призраков ("и только в ярком лунном свете...", ну и так далее). У Толкиена такая судьба ждала всех эльфов, отказавшихся уходить на за море, а Толкиен знал, о чём пишет.

Можно заметить, что такой расклад был в первую очередь на руку самим магам истории. Большинство их трюков не противоречило явным образом законам природы, и наблюдатели видели в них лишь везение, счастливую догадку или подтасовку фактов, не более того. И у магов истории всегда была проблема с долгожительством. Маги выживания могли победить смерть, маги жизни умели перераспределять в свою пользу чужую жизненную энергию. Даже маги терпения вполне могли протянуть и триста, и четыреста лет за счёт правильного питания и регулярных дыхательных упражнений. Маги истории знали, где вовремя подстелить соломку, они были способны избегать внешних угроз, но не более того. Если тело сдавало, они умирали. Разве что сильный маг жизни мог поделиться с ними собственной энергией, и всё.

Но ещё раз - маг истории смог убедить того мага жизни, что это будет лучший вариант, для всех. Для магов, для человечества в целом. Что это будет правильное, благородное, альтруистичное решение. Выгодное магам истории, да. Но это то, что они делают, в конечном счёте - связывают свой успех с судьбой человечества.

[И если планетарное заклятие было завязано на что-то материальное, помимо самой планеты, никто не знает, что это. Не потому, что не искали.]

В общем, век магии кончился, начался век людей. Маги по-прежнему сохранили свою финансовую и политическую власть. Их способности по-прежнему превосходят человеческие, у них в запасе много фантастических умений. Но того, что было, больше нет. Земля убьёт их, если они попробуют злоупотреблять своей силой и нарушать конспирацию. И так как они все теперь привязаны к краткой человеческой жизни, их больше волнуют ежеминутные человеческие проблемы. Им банально не хватает времени, чтобы развить свои способности до былого уровня.
gunter

Маги истории: Интермедия

Когда мы говорим о таких вещах - магах, etc. - сразу возникает вопрос: "а какие из них боевики? что они могут в бою?"

Теоретически, маг истории может быть очень опасным бойцом.

"Средневековая Япония. Я сплю с женой в какой-то хижине. Мгновенная вспышка света с улицы. Врываются какие-то люди. Кровавое пятно на груди у жены - она, кажется, не успела даже проснуться. Я пытаюсь встать, и на меня обрушивается шквал ударов. У меня отрублены руки, и меня за ноги волокут во двор. Во дворе десятки воинов. Бросают в пыль, боль невыносимая. Бородатый враг в рогатом шлеме, дергая поводья, смеется с высоты: "Мне говорили, ты - лучший"... Они уезжают, и я, стиснув зубы, ползу к обрыву, чтобы упасть и разбиться о скалы. Но как только начинаю падать, все повторяется... Ослепительный свет, кинжал в груди жены, удары и смех... Два раза, три, двадцать, бесконечно...
В какой-то момент я понимаю, что должен что-то сделать. У меня всего две секунды. Сотни раз я пытаюсь ускорить время, и перехватить летящий клинок... Смерть, жизнь, боль, гнев, все утрачивает смысл... Остаются только сантиметры и миллисекунды. Я все-таки делаю это, но жену убивают следующим ударом, она едва успевает вскрикнуть... И все начинается заново, по бесконечному кругу... Повторы и варианты идут сотнями, тысячами...
И однажды я обнаруживаю, что две секунды прошли, а я сижу на корточках, опираясь на меч, в заваленной трупами хижине и говорю жене: "Быстро оденься". Осталось проломить заднюю стену, сказать ей, куда бежать, и я выйду во двор. Я хочу посмотреть, как это будет..."


Ну вот, ничего такого не было. И этого точно не было в той истории, которую я рассказывал своим друзьям несколько лет назад.

Но я привык верить в знаки. И если всмотреться в знаки, которые подаёт нам массовая культура, то да, у магов истории когда-то могло существовать тайное боевое крыло. Только это точно были стрелки, предпочитавшие огнестрельное оружие холодному. К тому моменту, когда маги истории стали независимой политической силой, огнестрельное оружие уже начало своё триумфальное шествие по миру. У огнестрельного оружия много полезных свойств с точки зрения людей, пытающихся запрограммировать будущее. Например, существует такой феномен, как "шальная пуля", когда успешное попадание кажется результатом везения, а не искусства (а это и есть истинное искусство). Маги истории никогда не считали себя "благородными", не имели на то оснований и не пытались ими быть. А главное, массовая фигура породила ненулевое число историй про феноменальных стрелков, способных посылать пули в цель по невероятным траекториям, с любым числом рикошетов, одновременно заранее уходя с траектории ответных выстрелов.

От вольной экранизации "Особо опасен" (2008) до экранизации (кхе-кхе) "Тёмной башни" (2017).

Взять хотя бы позорного отечественного "Дуэлянта". arishai правильно сказала, из этого фильма могло бы получиться что-нибудь дельное. Завязка достаточно любопытная. 19 век, цирковой стрелок выступает в образе "Рыцаря с ружьём" (в символических доспехах), демонстрируя на потеху публике фантастические трюковые выстрелы. Но на самом деле, он наёмный убийца, профессиональный дуэлянт-бретёр, заговорённый от пули и бьющий без промаха. Вот он мог бы быть очень специфическим случаем мага истории, корректирующим вероятность в свою пользу. Выпускать такого против пресыщенных отпрысков богатых семейств, от скуки разыгрывающих свою жизнь в рулетку - всё равно, что выпускать волка в отару овец.

Но с другой стороны, откуда вообще мог взяться такой персонаж? Если бы он, допустим, просто случайно открыл в себе аномальное везение, разве не проще было начать с обычной рулетки и карт? Все с этого начинают. Характерно, что герои фильма "Особо опасен" - профессиональные убийцы, со своей сложной системой подготовки и многовековой историей, но при этом не понимающие, кто они такие, откуда взялись, как это работает; получающие приказы о коррекции истории в нужную сторону в буквальном смысле слова "из тумбочки", от Решательной Машины. 

Возможно, наша история могла бы пойти по этому пути, но она пошла по другому. Маги истории, надо полагать, способны воспитать в своих рядах суперснайпера, умеющего пускать "магические пули" точно в цель, по сколь угодно безумным траекториям (физически возможным, но требующим уникального стечения обстоятельств). Но по большей части, им этого не нужно, такая узкая специализация была бы напрасной трата таланта. Пусть лучше десять обычных человек выстрелят из десяти обычных ружей, и одна пуля из десяти всё-таки найдёт свою "дырочку". Главное, выстроить цепочку событий, которая приведёт к нужному варианту. Может быть, это более сложный подход, но зато он более универсальный и масштабируемый. Стратегия побеждает тактику, политика - стратегию.

Так что, может быть, в Америке 19 века действительно собралось аномальное количество метких стрелков и везучих шулеров. Но люди с настоящим талантом шли в политику и бизнес. В том числе потому, что людей с настоящим талантом почти всегда рано выявляли, обучали и пристраивали к делу.